Природа — скульптор

Медведь-гора, Палат-гора и другие ее творения давно стали визитными карточками Крыма. Их не устают рисовать художники. Хочется еще на удачу взять в руки фотоаппарат и авторучку.Коктебель — неблизкий свет, но больно пример показательный. Путеводители по солнечному полуострову более чем вековой давности обращенным к морю обрывам Карадага в один голос приписывали сходство с Александром Пушкиным.

Но стоило в "стране голубых вершин" (один из вариантов перевода тюркского слова "Коктебель". — Авт.) осесть гривастому бородатому поэту, художнику, критику, переводчику и прочая, прочая, прочая, в том числе и хлебосольному человеку Максимилиану Волошину, как суровый Карадаг обрел иное живое воплощение. Конечно, профиль знаменитой горы — Макс Волошин. Один в один. Об этом пишут все мемуаристы, которые с легкой руки Максимилиана Александровича прошли через Коктебель несметными толпами.

Можно было заподозрить их в преувеличении: романтики, выдумщики, что с них возьмешь? Но ведь лишенный воображения странник, заметив непорядок, предъявил претензии Максимилиану Волошину, заподозрив его в порче склона горы.

В 1927 году, когда произошло знаменитое Крымское землетрясение, природа поставила последнюю точку, придав склону Карадага окончательное портретное сходство с самым знаменитым жителем этих мест. Максимилиан Волошин признал этот не подлежащий сомнению факт в знаменитом стихотворении "Дом поэта": "Вон там, за профилем прибрежных скал, заметил мой лоб, мой нос, ощечье и подлобье". Точен был и поэт Эрих Толлертах, написав:

Когда Гефест-провидец изваял

Над пеной вод, над пеною тумана,

На западе, в изломе диких скал

Величественный лик Максимилиана.

Люди взялись своими руками ваять образ поэта, художника, критика, переводчика… Но природа все-таки оказалась сильнее в передаче духа Максимилиана Волошина, его творческого начала…

Балаклава — противоположный от Коктебеля край Крымских гор. Мыс Айя — их начало. И снова чудо. Очертание гор — лик красавицы. Спящей красавицы. Кто с этим решится спорить?

А вот вход в Балаклавскую бухту. У ее горловины природа изваяла барашка. Не за его ли золотым руном приплыл сюда Одиссей, о чем повествуют легенды? За горкой Мытылино маячит истукан — такой, как на острове Пасхи. Засмотревшись на него, невольно оглядываешься в поисках Тура Хейердала.

Если идти по тропе на Ближний пляж — наткнешься на подобие ползущей черепахи. На склонах отвалов Балаклавского рудоуправления дождевые потоки вымыли ветвистые деревья.

Да уж, природа как творец открывается всем, кто открыт к сотворчеству.

Другие статьи этого номера