Кладбище — место сакральное…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Об этом случае, который трудно поддается логике и объяснению, мне рассказала моя мама, когда мне было лет 16. Поводом послужила внезапная смерть моей лучшей подруги Светочки: она в три дня буквально сгорела от крупозного воспаления легких. Очень тяжело я перенесла эту потерю, ходила на кладбище недели три почти каждый день.

Моя мама с тревогой меня встречала после очередного "похода" на кладбище и как-то поведала эту загадочную историю, о которой и пойдет речь.

…Давно это было. Сразу после Октябрьской революции. Моя бабушка Аграфена, схоронив деда, вот так же, почти каждый день, ходила к могиле мужа. Как-то, уже под вечер, она заметила, что слева, шагах в двадцати от нее, сидит у чьего-то надгробия благообразная седая дама. Полная, губы сердечком, в красивой шляпе с муаровой ленточкой, кокетливо завязанной на элегантный бантик. Она уловила взгляд моей бабушки, тогда еще совсем молодой женщины, и, привстав, поздоровалась.

Бабушка собиралась уже уходить, и ее путь к воротам кладбища пролегал мимо могилы, у которой на скамеечке сидела незнакомая дама.

Уже подходя к ней, моя бабушка обратила внимание на странный покрой ее платья: это был сарафан, который носили, пожалуй, еще в конце ХIХ века. Чем-то стародавним так и веяло от незнакомки.

— Вы, милочка, часто сюда ходите, не так ли? — первой вступила в разговор дама в шляпе.

— Да, мой муж здесь покоится, — ответила бабушка Аграфена.

— Почтенный человек, Бог рано соизволил ниспослать ему такую странную болезнь, — как бы подвела итог этой части разговора собеседница бабушки.

Но моя прародительница почему-то смутилась: откуда незнакомке стало известно о редкой болезни, которая поразила мозг ее мужа?

Разговор не клеился. Тем более что от могилы, где сидела собеседница бабушки, веяло почему-то сильным запахом гниющей капусты…

— Впрочем, вы не расстраивайтесь, нам здесь живется очень даже хорошо, — вдруг выдала такую странную тираду незнакомая женщина.

Бабушке стало как-то не по себе. Она сделала неопределенный прощальный взмах рукой и, не оглядываясь, свернула на дорожку, ведущую к выходу. Что-то, тем не менее, заставило ее обернуться: однако никого у неведомой могилы уже не было.

Спустя неделю бабушка Аграфена вновь посетила кладбище. Оно было совсем пустынным — ни души вокруг. Бабушка посидела с четверть часа у могилы мужа, полила цветы и, проходя мимо могилы, где давеча виделась с незнакомкой, невольно бросила взгляд на надгробие.

Посмотрела и… похолодела. В полный рост, в той же кокетливой шляпке на голове на черной мраморной стеле была изображена ее недавняя собеседница. Даже с родинкой на шее — точь-в-точь. Как все это понимать? Вопрос, который долгие годы мучил мою маму, и у меня по сей день вызывает чувство тревоги.

Другие статьи этого номера