Лиза, Лизочка, Елизавета Георгиевна…

Утро. Захожу в редакционный кабинет "Славы" на 3-м этаже. Здесь внешне ничего не изменилось: два стола, книги, бумаги, цветы, жалюзи на окне…

Все как обычно, как всегда. Не хватает лишь одного. Самого главного. Здесь нет и больше никогда не будет (какое все-таки страшное слово "никогда"!) ЕЁ. Нашей Лизы, Лизочки, Елизаветы Георгиевны Юрздицкой.

Не будет никогда этой элегантной, замечательно улыбающейся, умной, тонкой, необычайно деликатной, высокообразованной женщины. Великолепного собеседника, преданного друга, талантливейшего журналиста… Казалось, ее жизнелюбия, неиссякаемого оптимизма, энергии хватит еще лет на сто. Но, увы.

Пусто. Горько. Больно. Уже 40 дней.

С нашей Лизой (так ее за глаза называл и стар и млад) ушла целая эпоха. Кто теперь может рассказать о страницах истории "Славы Севастополя", о людях, в разное время делавших нашу газету? Кто теперь поделится воспоминаниями о личных встречах с А. Ширинской, Г. Поженяном, К. Симоновым, Г. Черкашиным, Л. Зыкиной?.. Кто так ярко, талантливо, проникновенно, с неизменной любовью и искренним уважением расскажет о наших удивительных земляках? Кто так вдумчиво и бережно раскопает доселе неизвестные исторические факты и мастерски преподнесет их читателю?

Кто теперь сможет заменить потрясающего собеседника, с которым можно было обсудить, без преувеличения, любую тему?

Утро. Захожу в редакционный кабинет "Славы" на 3-м этаже. Здесь внешне ничего не изменилось… Нет только Елизаветы Георгиевны с ее лучезарной улыбкой и неизменным: "Доброе утро, Татьяна Николаевна!"

На ее рабочем столе — компьютер, календарь, телефонный справочник, канцелярский набор… И конверты, конверты, конверты… Наверное, с поздравлениями к Новому, 2012 году, до которого она не дожила недельку с хвостиком.

Звонит телефон. И совсем незнакомые люди, читатели "Славы", говорят слова сочувствия и искренних соболезнований. А еще вспоминают и вспоминают публикации Елизаветы Георгиевны, восторгаются ее потрясающими человеческими качествами, говорят добрые слова… И сожалеют, что не успели сказать их при ее жизни.

Сегодня, в сороковой день ухода, слова, не сказанные при жизни Елизаветы Юрздицкой, говорят ее коллеги, друзья, единомышленники. Она ушла тихо, деликатно, с достоинством. Так, как и жила. Нам же остается помнить…

С благодарностью и любовью, по поручению коллектива "Славы Севастополя"

Татьяна ЯРОШЕВСКАЯ.

___________________

ОНА БУДЕТ С НАМИ ВСЕГДА

Я листаю страницы газеты "Слава Севастополя", альманаха "Севастополь"… Как, оказывается, давно мы знакомы с Елизаветой Георгиевной Юрздицкой… В 2001 году я написала эссе о библиотеке имени А. Гайдара, в котором помещены фотографии. И среди них две фотографии: юной Лизы на фоне московского Кремля и уже известной журналистки, награжденной орденом "Знак Почета"… Я тогда обрадовалась открытию, что такая журналистка, великолепный профессионал самой высокой пробы была когда-то читателем нашей библиотеки и училась в школе N 5 вместе с братьями Геннадием и Игорем Черкашиными; что она приняла предложение принести фотографии к моей статье. Это очень добавило ей, грамотному и принципиальному профессионалу, репутации в коллективе, хотя она об этом и не думала. И как жаль, что мы не попросили ее написать воспоминания о том времени. Казалось, она будет с нами всегда.

А потом были ее статьи в "Славе Севастополя" о детских библиотеках, о работе коллектива, о книгах, о детях-читателях и детских писателях, о Черкашине и Черкашинских чтениях. Её статьи — это всегда грамотно, увлекательно, достоверно и доступно изложенная информация. Я и мои коллеги любили читать статьи Елизаветы Юрздицкой, мы верили ей, её печатному слову, гордились близким знакомством с ней, дружескими отношениями.

Елизавета Георгиевна, обладая такими качествами, как общительность, любознательность, доброжелательность, искренним и неослабевающим интересом к окружающему миру, умела расположить к себе людей и тактично задавать вопросы, получая информацию по выбранной ею теме. Она была очень творческим человеком, писала на разные темы глубоко, а уж свой неповторимый стиль у неё был!

А еще она была очень обаятельной. Лицо ее всегда освещала улыбка, и, глядя на Елизавету Георгиевну, которую многие, даже будучи гораздо моложе, с любовью называли Лизой, никогда бы не сказала, что она представитель очень беспокойной и даже опасной профессии. Мне казалось, что общение с людьми и активный образ жизни заменяли ей сон и отдых.

Она была из тех, кто любит непростую и интересную профессию журналиста и владеет ею, что свидетельствует о твердости ее характера, упорстве и целеустремленности — таких важных качествах в этой профессии.

Елизавета Георгиевна — заслуженный журналист, вице-президент Фонда культуры и истории имени Геннадия Черкашина, одна из организаторов творческого конкурса старшеклассников "Жизнь каждого из нас принадлежит Отечеству" и просто замечательный человек — всегда была нужна нам, ее читателям и почитателям. И она будет с нами всегда.

Светлана КАПРАНОВА, директор КУ "Централизованная библиотечная система для детей", заслуженный работник культуры Украины, вице-президент Фонда культуры и истории им. Геннадия Черкашина.

___________________

БУДЕМ ПОМНИТЬ И ГОРДИТЬСЯ…

Трудно переживать уход из жизни знакомого человека, но во много крат труднее это чувствовать, когда уходит необычный человек. А Елизавета Георгиевна Юрздицкая была необычным человеком, которого на протяжении многих лет знал почти весь читающий город.

Блестящий журналист! Её невозможно было представить вне центральной газеты города — "Славы Севастополя". Ее статьи всегда были украшением этой газеты, и многие читатели, раскрывая "Славу", искали материал, подписанный Е. Юрздицкой.

Я познакомился с Лизой в семье Эскиных в семидесятые годы. И все это время не раз убеждался в ее таланте замечательного журналиста, друга, интересного человека, когда она беседовала со мной о предстоящих моих авторских концертах, об изданных или готовящихся к изданию сборниках песен. Мы бывали частенько в компаниях наших общих знакомых, и она никогда не пыталась показать свое преимущество перед кем-то, оставаясь корректной, вежливой, деликатной.

Удивительно интересно рассказывала она о своих туристических поездках по странам Европы, о встречах с интересными людьми. С первых дней создания Союза творческой интеллигенции она стала его активным участником. И мы, ее коллеги, всегда гордились, что среди нас есть талантливый журналист, который интересно рассказывает в газете о работе нашей общественной организации, поддерживает творческих людей.

Человек долго живет в памяти людей. И мы, члены Союза творческой интеллигенции, будем помнить Елизавету Юрздицкую долго. И будем гордиться, что многие годы она была рядом с нами…

Яков МАШАРСКИЙ, председатель правления Союза творческой интеллигенции Севастополя, заслуженный работник культуры Украины.

___________________

СЛОВО — ДРУГУ!

Сегодня очень трудно… Было так привычно в начале рабочего дня услышать в телефонной трубке ее "улыбчивый" голос с неизменно уважительным началом: "Вам удобно говорить? У меня вот такое предложение на обсуждение (далее следует предложение)". А в конце обязательное: "Спасибо, буду ждать вашего мнения. Для меня это очень важно…" И так она, блестящий журналист, общалась со всеми, кого я знаю не только по нашей с ней общественной работе в Севастопольском фонде культуры и истории им. Геннадия Черкашина.

Житель осажденного Севастополя, чей отец — флотский офицер-связист, подводник — весь период обороны города воевал на море, она очень бережно относилась к любым сообщениям, письмам, публикациям на темы героической и трагической обороны Севастополя 1941-1942 гг. Узнав о начале работ по созданию музейного историко-мемориального комплекса на территории 35-й береговой батареи, она с жадностью читала поступающие в город после выхода в эфир программ "Жди меня" письма, которые сама же и анонсировала в родной газете "Слава Севастополя". А узнав, что из Киева откликнулся сын командира легендарной 35-й береговой батареи, незамедлительно выехала в столицу и затем сделала замечательный материал о семье Лещенко: его сыне, Валерии Алексеевиче, и супруге комбата, Людмиле Александровне.

Если полистать подшивку "Славы Севастополя" за 2007-2012 годы, то можно встретиться с десятками ее публикаций, существенно расширивших границы поиска защитников города для их увековечения в новом музейном комплексе! Сотни севастопольцев пересмотрели свои семейные хроники, вновь обрели надежду, что их дед, отец, муж, мать, бабушка смогут быть достойно увековечены не только в городской Книге Памяти, но и в экспозиции нового музея. И сама Елизавета Георгиевна, уже перед самым уходом из жизни, находясь на больничной койке, передала через меня документы своего отца, капитана 1 ранга Георгия Битюцкого, имя которого она до последнего как-то стеснялась передать в музей "на 35-ю", так как ему удалось выжить в той мясорубке, уйдя на своей подводной лодке.

А как не вспомнить о ее общественной работе в черкашинском фонде на протяжении почти 18 лет со старшеклассниками нашего города — участниками ежегодных конкурсов "Жизнь каждого из нас принадлежит Отечеству"! Это ведь она организовывала замечательные поездки для победителей в Санкт-Петербург на празднование 300-летия Российского флота, в Москву — на встречу с Патриархом всея Руси Алексием II, а затем по приглашению мэрии Москвы и фонда "Москва — Севастополь" — по Золотому кольцу, поездки в Стамбул. Она вместе с ребятами и сама представляла там наш город. Десятки выпускников, избрав своей профессией журналистику, благодарили за свой выбор прежде всего ЕЁ!

Мудрый, с тонкой душевной организацией человек, Елизавета Георгиевна по праву считала почти всех известных в городе людей своими друзьями или единомышленниками. При этом никто из них не слышал от нее личных просьб, хотя, уверен, любой всегда бы откликнулся. По-другому она и не могла жить и работать в своем городе, с которым была связана фактически вся жизнь.

И даже после настойчивых рекомендаций врачей (наша медицина ее тоже любила) и нас, друзей, переехать к дочери Елене в Санкт-Петербург, быть поближе к своим замечательным внучкам, Ане и Юле, для постоянного наблюдения за здоровьем, она, не соглашаясь до последних дней декабря 2011-го, говорила: "Как я могу уехать? Я просто не смогу без своих друзей (читай — без города!), без родной газеты, которой служила с 1962 года…"

Она была права! Очень трудно! Но теперь трудно уже нам, без Елизаветы Юрздицкой…

Валерий ВОЛОДИН, директор музейного комплекса героических защитников Севастополя "35-я береговая батарея", вице-президент Фонда культуры и истории им. Геннадия Черкашина".

___________________

ОНА ЛЮБИЛА СЕВАСТОПОЛЬ. ЛЮБИЛА ЛЮДЕЙ. ЛЮБИЛА СВОЮ "СЛАВУ". И ОНИ ОТВЕЧАЛИ ЕЙ ВЗАИМНОСТЬЮ. ВИДИМО, ПОЭТОМУ И НЕ ОТПУСТИЛИ…

Другие статьи этого номера