Мама для колясочника

«Она такая классная, твоя мама!» — уходя в очередной раз из его дома, не удержалась и сказала я. Сколько всего было сказано и написано о наших матерях — тех, которые, подарив нам саму Жизнь, до последнего продолжают заботиться о своих сыновьях и дочерях. Вот и Ольга Николаевна живет рядом со своим сыном, ежедневно одаривая его своей любовью, теплом и заботой.
Вспоминая о маме, многие скажут: она ласковая, нежная, преданная. Кто-то скажет о своей маме, что она — неутомимая труженица, а кто-то — что настоящая женщина. Кто-то вспомнит свое детство и тихо взгрустнет: как жаль, что мама ушла в мир иной. Сама я, тоскуя по своей маме, тихо шепчу: «Мама, милая мама, сколько нам вместе дано еще прожить? И как сделать так, чтобы это было подольше?» Это было и будет всегда. Было без нас с вами, с другими, но такими же, как мы.

ЗАЛ ОЖИДАНИЯ ДЛЯ ДВОИХ

Ольга Николаевна и ее сын были по-настоящему счастливы. Но однажды настал момент, когда остановилась, сломалась привычная жизнь и ее, и его. Так бывает, когда в один миг, в одну секунду приходит горе, которое не спрашивает, готов ты к нему или нет.

Теперь сын из своей комнаты каждый день глядит в окно и видит жизнь других людей. Жизнь на ногах, жизнь на каблуках и танкетках, жизнь в кроссовках и сапожках, сандалиях и туфлях. Но это другая жизнь — не его. Она так стонет, так звенит стуком женских каблуков в ушах, что иногда их аж закладывает! Он так их любит, эти женские ножки, этот шорох платьев под легкий ветерок, эти мягкие женские руки и губы… Они ему продолжают шептать по ночам, что помнят, любят его прежним, другим — здоровым! И пусть теперь у него другая жизнь, и это жизнь на колесах, на двух руках, но она есть! И ей место в этом мире и в этой квартире.

А его мама, глядя в окно, вспоминает, как приехала в этот крымский город и, понадеявшись на теплую погоду, поверив в мягкий местный климат, не удержалась и продала свое пальто с пышным воротником, а затем мерзла зимой в крымские ветра. Но это было в начале пути, где многие поступки вспоминаются с улыбкой и верой в то, что все случившееся пережито для завтрашнего блага.

Она вспоминает те дни, когда сын, будучи еще совсем маленьким, теребил ее волосы, смотрел в ее молодые, светящиеся счастьем глаза и улыбался, даря ей сыновью любовь… Как же дорог ей этот веселый, озорной мальчишка из советского, мирного и радостного детства, когда все верили в светлое будущее и лучшую жизнь!

Она отчетливо помнит и тот день, в котором остановилось их спокойное "завтра". Тучей нависла и разорвалась громом в сердце весть о том, что случилась авария, в которой пострадал ее сын… Вот так ее мальчик внезапно столкнулся с катастрофой всей своей жизни, из которой выбирается каждый день.

Теперь она, эта настоящая мама для колясочника, целыми днями занята, все время в движении. И в свои 83 года является примером для подражания, по крайней мере, мне, молодой, но иногда такой ленивой.

— Ну вот скажите, как вам удается быть такой активной? — спрашиваю у Ольги Николаевны.

— Ну а как же иначе? Ведь мой сын — это вся моя жизнь. Утром я встаю и думаю о нем. Вечером ложусь спать и тоже думаю о нем. Моя жизнь наполнена его жизнью. Кушать готовлю и думаю, что ему можно, а что нежелательно. Вот жареное мясо, например, нельзя, можно только отварное. Часто готовим рыбу, тушим овощи. Пить можно и нужно много — ведь проблемы с почками есть у многих колясочников, и застой, воспаление в данном случае противопоказаны. Для этого фильтруем, кипятим воду и только такую употребляем. Да это только малая толика из перечня того, что можно, а что нежелательно.

— Да, обычному человеку не понять, как можно каждый день соблюдать диету более двадцати лет…

— И не только диету. В квартире должно быть тепло и сухо, так как при его заболевании категорически запрещаются сквозняки, прогулки в плохую, ветренную погоду. Поэтому зимой сын почти все время находится дома. А вот летом выезжаем на улицу, выбираемся на море. Сын водит машину с ручным управлением, для нас это необходимость. Ведь самим приходится многое делать. Раньше, когда я была "в силе", на рынок сама ходила, выбирала и покупала продукты. А сейчас сын меня только в город вывезет, я быстро куплю все самое необходимое, и — в машину, обратно домой… Но я не жалуюсь, хотя чувствую, что начала уставать. Медленнее делаю каждодневную работу по дому. Возраст, знаете ли. Вот так и живем вдвоем.

ЖИЗНЬ "ПО ПОНЯТИЯМ"

— Но к вам ведь, наверное, приходит социальный работник. Какие услуги он оказывает?

— Да, к нам приходит социальный работник из территориального центра по обслуживанию на дому. Она с нами уже давно, живет в соседнем доме, и это облегчает ей работу, а нам — жизнь. Ведь помощь оказывает существенную, нужную и своевременную: и коммунальные расходы оплатит, и документы, если надо, оформит, и медицинские анализы помогает сдавать сыну в лабораторию поликлиники. Если попросим, то и есть приготовит, и поможет убрать в квартире. Медикаменты и продукты питания тоже на ней. Наверное, надо сказать государству спасибо, что у нас, пожилых и людей с инвалидностью, есть возможность получать такие услуги. А социальному работнику выразить огромную благодарность, ведь она теперь часть нашей жизни.

— Скажите, а что вам помогает поддерживать оптимизм?

— Вы знаете, проживая жизнь, человек себе строит какие-то планы, прогнозирует заранее свое будущее. Молодежи это помогает быть оптимистами и верить, что завтра наступит лучший день. А для нас, стариков, это наши воспоминания о прошлой жизни, о хорошей работе, о нашей молодости. А еще — мысли о детях, внуках и правнуках, о родных и просто знакомых. Проживая жизнь, нужно благодарить судьбу за такие минуты.

Ольга Николаевна на минуту задумалась, улыбнулась и продолжила:

— Вот была я в Москве, молоденькая такая и красивая. Заходим с подругой в большой магазин — в супермаркет, как теперь о таких говорят. Стою у прилавка и заглядываюсь на вещичку, тогда очень модную. А у самой пальто весеннее, сшитое в четверть рукава, а к нему — перчатки длинные. Кладу перчатки на сумочку сверху и пытаюсь продвинуться в очереди. Через какое-то время гляжу: а моих перчаток и след простыл! Не веря своим глазам, поворачиваю голову и позади себя вижу двоих мальчишек, еще даже не подростков. Они шмыгают носами и быстро пытаются выйти из толпы. Я поняла, что мне надо идти за ними. Поймала одного, отвела в сторонку. Стала говорить с ним и просить, чтобы отдал мое. А ведь это было послевоенное, бедное и голодное время. Нам, молодым, хотелось выглядеть хорошо, помодничать, вот и умудрялись кто в чем ходить. А мальчишек бедность толкала на мелкие хулиганские проступки, которые могли стоить им будущего.

В общем, начала я с нотаций и учений, стала доказывать, что отпираться бессмысленно. Главное было донести до них понимание того, что человек должен знать, у кого можно что-то просить в займы или брать, а у кого нет. И вы знаете, получилось! Отдали они мне мои перчатки. Сын с этой истории всегда смеется и говорит, что с тех пор я и стала жить "по понятиям".

…Вот так они и живут вдвоем, по своим понятиям. И на протяжении многих лет ждут, когда летом к ним приедут родные из России, порадуют своим присутствием. Они каждый день ждут, когда к ним заглянут в гости знакомые сына, поболтают о политике, музыке, погоде, фильмах. Да и о тех вещах, о которых иногда мужчины болтают, оставшись в компании без женщин…

Возможно, так и бывает, когда мамы нет рядом, когда она занята домашними хлопотами, в очередной раз наливает гостям чай или готовит обычный ужин, без соли и пряностей. Ведь на это есть причина: нежелательно сыну нарушать диету: что доктор прописал, то и должно быть исполнено. Но иногда, если очень хочется, они все же нарушают правила. В такие дни они ждут много гостей, друзей, знакомых, ждут телефонных звонков и поздравлений. Ведь это их дни рождения. Они ждут того момента, когда под звуки его гитары в дом приходят радостные минуты, и облегченно вздыхают: ну, дождались… С очередным праздником!

…Ольга Николаевна мило улыбнулась. В такие моменты, когда ее улыбка искрится и отдает теплом, я всегда мысленно поднимаю свой большой палец и про себя говорю: "Ес! Вот это мама!" Мама, которая многие годы находится рядом с сыном-колясочником, человеком с особенными жизненными потребностями. Которая каждый день знает, что в его жизни важно и желательно, уважает его желания и возможности, при которых он остается активным членом общества и, поверьте, не уступает иногда в делах нам, здоровым. Но, как говорят, это уже другая, его история.

А она пусть всегда помнит те радостные минуты, в которых они были счастливы вместе, и пусть все дни, сколько им отведено судьбой, проживет активно и здраво, с неизменной улыбкой.

Улыбайтесь почаще, ведь положительные эмоции продлевают жизнь! Если бы вы знали, дорогая мама, Ольга Николаевна Пинкина, что в этой жизни на самом деле я эти строки пишу не для вас, а для себя. Ведь я тоже мама, и у меня растут двое замечательных сыновей.

Другие статьи этого номера