В Коктебель, к Волошину…

— Так вы все-таки едете? Обещают мороз до -15. И директор отпускает?
Тревожные глаза родителей, звонки мобильных с предостережениями: «Там снег и гололед». Но места в автобусах заняты, и серая лента дороги раскручивается перед глазами…

Старшеклассники специализированной школы N 3 вместе с учителем географии А.М. Евгущенко, учителем истории Э.П. Горских, русского языка и литературы Е.Ж. Ситниковой, вопреки зимней погоде, решили-таки не откладывать увлекательную поездку и отправиться в Коктебель в гости к великому земляку Максимилиану Волошину.

Конечно, можно было бы дождаться майского тепла — именно в мае день рождения поэта. В этом году поклонники творческого наследия Максимилиана Волошина отметят 135-летие со дня его появления на свет. Тогда же можно было бы провести Волошинские чтения, написать доклады, сочинения, "раскрыть темы". А мы поехали и не пожалели!

Увидеть Коктебель в снегу, пустую набережную с накатывающими на нее волнами и профиль самого Волошина в горе Кок-Кая и принять как истину:

Моей мечтой с тех пор напоены

Предгорий героические сны.

И Коктебеля каменная грива,

Его полынь хмельна моей тоской,

Мой стих поет в волнах его прилива,

И на скале, замкнувшей зыбь залива,

Судьбой и ветрами изваян профиль мой.

(М. Волошин).

А с левой стороны — на горе Кучук-Енишар — могила поэта, в том месте, где и завещал похоронить себя "неистовый Макс" — философ, художник, гуманист, наш земляк, певец Киммерии.

С лестницы, что ведет в мастерскую поэта, видны Коктебельская бухта, причудливые очертания гор. Такими их видел художник в разное время года, такими оставил в своих воспоминаниях: "в шафранных сумерках лиловые холмы".

— Пешком обошел всю Европу!

— А вы видели его хитон и венок из полыни, в которых он ходил по Коктебелю?!

— А как звали египетскую царицу, на которую похожа его возлюбленная и чей скульптурный портрет он установил в мастерской?

— Таиах.

— Вам говорили, что когда лунный свет проникал в мастерскую, она как будто оживала?

Впечатления яркие, неожиданные, волнующие. Так становится понятно, что искусство — это особая форма постижения красоты и величия жизни. И так же, как мы причастны к жизни, так и искусство неотделимо от нас. "Человек — это книга, в которую записана история мира", — считал М. Волошин.

И мы смогли об этом задуматься, встретившись с ним в конце января в Коктебеле.

Другие статьи этого номера