Мистерии Александра Пушкина: тройка, семерка, туз

СЕГОДНЯ — 175 ЛЕТ СО ДНЯ ЕГО РОКОВОЙ ДУЭЛИ.
«О сколько нам открытий чудных готовит»… потаенный Александр Сергеевич Пушкин! Поистине в результате настойчивых поисков «кладоискателей» в литературоведческом культурном слое Отечества каждый год и в ХХI веке привносит нечто новое в энциклопедию жизни и творчества Поэта и раздвигает горизонты пушкинской Ойкумены…
В этом локальном исследовании (почти по вересаевскому варианту, но с актуализацией на мистический аверс неповторимой судьбы носителя «нашей всегойности») мы предпримем попытку уяснить, что же все-таки неотвратимо вело и подталкивало замечательного российского Поэта к его трагическому исходу на Черной речке в Петербурге 27 января 1837 года? И еще раз, увы, убедимся в конце концов в том, что гибельная карма этого человека, ярким болидом озарившего мрачные горизонты николаевской России первой трети ХIХ века, особые магические и загадочные, так раздражающие обывательский вкус личностные характеристики Александра Пушкина, — вот главная «лошадиная сила» того санного экипажа, в котором 175 лет назад в паре с лицейским другом Данзасом — «Мишкой милым» — Поэт отправился «забивать» свою 31-ю (по числу вызовов) кровавую «стрелку».

"ПРИВЕТЫ" РОКА — ПРИМЕТЫ

Биограф Пушкина П. Бартенев называл его представителем человечества "высшего разряда". Он писал: "В этих людях… явственно обнаруживаются неисследимые, таинственные силы нашего бытия, их жизнь запечатлена чем-то чудесным…"

А что для нас, нынешних пофигистов, живущих в эпоху нанотехнологий, коллайдеров и одноразовых стаканчиков, на самом элементарном сакральном уровне все-таки при случае покажется маленьким чудом? А вот что. За исключением "ленивых и нелюбопытных", а тако же не особо дружащих со знаком вопроса и уперто погрязших в мещанской зашоренности, мы в массе общей порой готовы искренне удивиться факту "сработавшей" народной приметы.

Ее несчетного числа вариаций и был "рабом" по жизни Александр Сергеевич Пушкин. Тому свидетельств — тьма. Лев Павлищев, его племянник, оставил весьма пространные и общепризнанно правдивые воспоминания на сей счет. Он, в частности, писал: "Дядя придавал особое значение феральным (т.е. несчастливым) дням… Продиктованная им моей матери заметка переписана было ею в альбом, который хранится у меня. Считаю не лишним… привести ее дословно: "Дней в году тридесять пять, опричь еще понедельников и пятниц, а также дней, в которых приходится в каком-либо году 25-е марта. В оные дни не токмо не довлеет пути держать, но ничего важного задумывать, предпринимать, совершать.

Человек, родившийся в один из таковых дней, не богат и не долголетен. А кто в один из таких дней занеможет или переедет из двора во двор, или на службу вступит, — ни в чем оном не найдет себе счастия. Оных дней в иануарии семь: 1, 2, 4, 6, 11, 12, 20. В февруарии три: 11, 17, 18. В березозоле четыре: 1, 14, 24, 25. В квитене три: 1, 17, 18. В мае три: 1, 6, 26. В иуне один: 17. В иуле два: 17, 21. В серпене два: 20, 21. В сентемврии два: 10, 18. В октоврии три: 2, 6, 8. В ноемврии два: 6, 8. В декемврии три: 6, 11, 18. Основываясь на этой таблице, Пушкин в числе несчастных дней считал и день своего рождения — 26 мая и при всякой настигнувшей его невзгоде приговаривал: "Что же делать? Так уже мне на роду написано!"

А вот свидетельство Веры Нащокиной (жены его преданного друга): "С ним и моим мужем было сущее несчастие. У них существовало множество примет… Они приказывали распрягать тройку, если кто-либо из домашних вручал им через порог забытую вещь".

А тот же Лев Павлищев припоминал: "В марте 1829 г. Пушкин собрался уехать на Кавказ, в действующую армию. Моя мать отговаривала его. Однако он заметил: "Мне советовали ехать в будущий понедельник, но я раздумал и еду завтра, так как ожидаю от понедельника всего дурного".

Как и то, что быть беде, продолжил Л. Павлищев, если дяде доводилось увидеть месяц с левой стороны.

В жизни Пушкина сыграли свою магическую роль и… обыкновенные зайцы. Именно они, ушастые (дважды), пересекли путь Поэту, когда он безоглядно ринулся после декабрьского восстания 1825 г. в Санкт-Петербург, на явную свою погибель. И поп, кстати, встретился ему тогда в нужное время и в нужном месте.

А незадолго до женитьбы, в 1830 году, Пушкин, болдинский сиделец, намеревался приехать в гости к соседке-помещице к обеду. Но объявился вечером: "Проклятый заяц пробежал поперек дороги. Вы знаете, что я юродивый, вернулся домой…"

И таким вот заморочкам у нашего Поэта несть числа. Вообще русский человек славится умением находить выход из любых таинственных ситуаций, но еще более он известен своим талантом находить туда… вход. К примеру, как-то в мае 1836 года в доме у П. Нащокина, обедая, Пушкин пролил масло на скатерть со словами: "Ну, я это на свою голову!"

А ведь и вправду, все трагическое в киноленте его судьбы уже наплывало крупным планом…

Некоторые из числа вовремя им незамеченных примет неумолимо срабатывали, окрашивая в тусклый, тревожный селеновый цвет отдельные "номера" его искрометной жизненной клоунады. Как и у Анны Ахматовой — все ее августы. А яркий пример тому — антураж венчания с Натальей Гончаровой. Новоявленный супруг поздно спохватился и горестно пожаловался после обряда любимой сестре на свое "важное забытие": "Оля, свадьба наша, чувствую, к добру не доведет. Из головы вышло вон — не венчаться 18 февраля. А вспомнил поздно…"

И что же? Все-все другие приметы, явно разладившие строгий ритуал венчания, неумолимо несли на себе печать грядущих бед. Извольте. Событие это произошло в Москве, в церкви Старого Вознесения. Пушкин так потом его прокомментировал: "Родился я в Вознесение Господня, женился в Вознесение и — уверен, что мне суждено умереть в праздник Вознесения".

Тут, правда, он загнул. Хотя чаще всего попадал в яблочко. Ведь явно не к добру во время венчания потухла свеча, упали на пол крест, Евангелие, а при обмене колец — и его кольцо… Все это, согласно пушкинской теории, и привело его спустя шесть с маленьким хвостиком лет к месту дуэли на Черной речке — через "жёнку".

Кстати, недавно ученые-космобиологи пришли к поразительному выводу, основываясь на законах гематрии: смерть А.С. Пушкина была запрограммирована не иначе, как свыше, на массу элементарной частицы — протона (в электроновольтах): (1836,152), то есть на январь 1837 года…

ЗА ШИРМОЙ ШИФРА

Кстати, Провидение "указало" на эти цифры, ни капельки не маскируясь, и уж вовсе не задним числом. Протон существовал всегда вне Времени как измерения. А вот Пушкину в окружении его вечных долгов, дуэльных стрессов, "высочайших неудовольствий", булгаринских козней приходилось порой зашифровывать даже от близких друзей истинные порывы своей задерганной души.

Автор этих строк несколько лет назад загорелся простейшей идеей: "Откуда взялись эти загадочные тройка, семерка и счастливый туз, который обернулся для Германна мертвой графиней?" И, памятуя о юношеских масонских шалостях Поэта, решился попробовать по методу гематрии "каменщиков" прочитать в три столбика полное имя А.С.П. — в соответствие с цифровой символикой церковнославянского алфавита XVIII века. И вышло неожиданное — туз, тройка, семерка…

Весьма провидческие цифры. И недаром Гиппократ сказал: "Числа правят миром". Ибо активным участникам "викторины" по имени Пушкиниана хорошо известно сегодня, что 37 — это тридцать седьмой год, а 1 — это январь. То есть время дуэли. И что 37 — это тридцать семь лет, а 1 — это по той же символике стародавнего алфавита самая первая его буква. То есть годы Поэта и начальная буква его имени. И кто тут под кого подстраивался: Пушкин — под Высший Разум или наоборот? Большой вопрос.

Но обратимся к более осязаемым "на вкус и цвет" примерам особой любви Александра Сергеевича к различного рода тайнописи. Это, конечно же, обнаруженный в свое время листок с зашифрованными строфами "декабристской" 10-й главы "Евгения Онегина". В 1910 г. сей ларчик запросто "вскрыл" литератор П.О. Морозов. А шифр оказался, кстати, весьма простым. Как "тарабарщина", т.е. старинная "непонятка", с помощью которой в ХVIII веке маскировалась секретная дипломатическая переписка.

Но давайте вспомним, где служил Александр Сергеевич? В имперской Коллегии иностранных дел. Там-то он и познал, по всей видимости, методику замены одних согласных букв другими…

И нам сегодня можно только лишь предполагать, сколько еще "мин" заложено в его произведениях…

ЖУТКОЕ ОТКРОВЕНИЕ НЕМЕЦКОЙ СИВИЛЛЫ

…Соблазн бессмертия живет значительно дольше, нежели его адепты. Впрочем, это — не о Пушкине. Он с юных лет прекрасно отдавал себе отчет в том, что "недолголетен". Об этом еще в лицейскую пору ему впервые, долго отнекиваясь и в конце концов горько заплакав, поведала его же сестра Ольга, сильный медиум-экстрасенс: "Умрешь насильственно, в среднем возрасте".

Но прочно, пожалуй навсегда, в этом его убедили пророчества немецкой гадалки, практиковавшей в Петербурге зимой 1818 года.

Заметим, 1818 — это двойное число зверя (18 и 18). Ко всему и тогдашние годы Поэта — 18. Именно в это время молодой повеса Саша Пушкин сотоварищи забегает "на огонек" на Невском к модной тогда провидице Александре Киркгоф. И она предрекает ему великое поприще, мировую известность, скорое получение забытого долга и неожиданное предложение служить в армии, а также… насильственную смерть на 37-м году жизни от белой лошади, белого человека или белой головы.

Ближайшие два предсказания сбылись мгновенно, то есть в течение нескольких дней. А вот смерти своей от носителей белого цвета Александр Сергеевич ждал все годы, которые отделяли его от роковой дуэли. Более того, он неоднократно испытывал судьбу, вновь и вновь обращаясь к предсказателям. Это было, к примеру, в Одессе, в 1824 году, когда мрачный пучеглазый грек завез его в полнолуние далеко в степь и продублировал, как заклинание, давнишнее предвидение петербургской Кассандры: "Умрешь от белого человека".

А спустя четыре года, уже в Москве, увлеченный молодой Катенькой Ушаковой, он делает ей предложение. И получает согласие. Однако ноги упрямо несут фаталиста к очередной гадалке, которая вещает: "Умрешь от своей жены". Брак расстроился…

В течение, опять же, тех же роковых 18 лет после самого первого пророчества Александр Сергеевич мужественно играет в прятки с судьбой: белого остерегается как огня. Современники на все лады свидетельствуют об этом. Вера Нащокина вспоминает, что у Зинаиды Волконской на рауте кто-то отбил у декоративной греческой статуи руку. Гости было взялись тут же укрепить ее. Кто-то из мужчин с пшеничного цвета бакенбардами предложил Пушкину подержать лестницу и свечу. "Нет! — вскричал он. — Ты белокурый, можешь упасть и пришибить меня на месте…"

А вот о чем пишет его тригорский приятель Алексей Вульф: "Готовясь к дуэли с графом Толстым, Пушкин приговаривал: "Этот меня не убьет, а убьет белокурый".

Издатель "Московского вестника" Михаил Погодин: "Александр Сергеевич часто говорил, что с боязнью кладет ногу в стремя и очень неохотно подает руку белому человеку".

Общеизвестно, как рвался Поэт на войну с Польшей. Его друг П. Нащокин долго его отговаривал от этой затеи, пока тот не согласился с ним: "Да, ехать мне туда негоже. Среди врагов есть один из зачинщиков мятежа — граф Вейскопф (белая голова). Сбудутся слова немки — он непременно убьет меня!"

В 1827 г. Пушкин пишет едкую эпиграмму на дипломата Андрея Муравьева. Перед отсылкой в печать делает друзьям такую ремарку: "Боюсь, чтобы чего не вышло… Мне предсказана смерть от белого человека или белой лошади. А Муравьев и белый человек, и лошадь"…

"ТЫ ЖЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО Я ПРОРОК"

26 мая 1828 года (опять же в свое несчастливое число) Пушкин пишет знаменательные строки:

Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?

Иль зачем судьбою тайной

Ты на казнь осуждена?

Дар случайный… Поэт явно поскромничал. Он отроду обладал талантом инсайта, многое разглядел в туманных контурах судеб России, современников и своей личной. Вспомним хотя бы его загадочную строку в описании царевны-лебедя из "Сказки о царе Салтане…": "А во лбу звезда горит". Это вообще-то не поэтическая вольность. Именно там, на месте третьего глаза, находится шестая чакра "аджна" синего цвета и в форме звезды. Кто ее видит, тот сильный экстрасенс.

А Пушкин — видел… Все это отражено, кстати, в его знаменитом "Пророке". Существует устойчивая версия, что в т.н. загадочном "Донском архиве" Поэта, не найденном, увы, и по сей день, есть тетрадь в 200 листов с его математическими исчислениями грядущих знаковых событий на Руси. Свиток имеет и свое название — "Златая цепь" и построен на фундаментальных социально-экономических параллелях России и Тацитовского древнего Рима. Кстати, портреты Пушкина и Тацита удивительно похожи, а Поэт его называл "своим философом". Разница в годах их рождения составляла 1740 лет, т.е. почти классический виток исторической спирали в 1680 лет; на их стыках и рождались великие двойники — Пушкин и Тацит, Павел I и Нерон, Петр I и Юлий Цезарь…

…А.С. Пушкин на протяжении своей недолгой жизни периодически "срывался с цепи" в состоянии релаксации и озвучивал дурные предчувствия. Как-то на квартире у поэта В. Жуковского после обеда хозяин дома показал гостям маленький мраморный бюстик Николая I — подарок императора воспитателю своего сына, будущего царя Александра II. Поэт напряженно вглядывался в лик Николая-I, заметно бледнел и мрачнел. А потом вдруг вскричал: "Вижу славное царствование его сына. Но, о Боже, какой ужасный конец! По оба колена в крови!"

И как в воду глядел. Александр II — Освободитель был тяжело ранен террористом 1 марта 1881 г. Бомбой ему раздробило обе ноги…

В 1826 году Пушкин получает от издателя В. Плетнева известие, что поэт Н. Гнедич — "почтовая лошадь российского просвещения" — при смерти. В ответном письме Александр Сергеевич уверенно предрекает: "Гнедич не умрет прежде свершения "Илиады". Ты же знаешь, что я пророк". Всё так и вышло…

Вот уж правда, что гениальные поэты ведут раскопки не в земле, а в своей душе… Иначе чем объяснить поистине удивительные, таинственные пушкинские попадания в "бегущих кабанов" грядущего? Опять же — многие, многие тому доказательства. Близко знавший Поэта его друг библиофил Сергей Соболевский как-то сказал: "У него всегда была страсть выпытывать будущее".

А ведь верное наблюдение. За целых 20 лет до своей кончины будущий автор "Пророка" в еще незрелом стихотворении, посвященном арзамасцу камергеру Александру Тургеневу, его лицейскому опекуну, единственному, кому царь поручит сопровождать тело Пушкина к месту упокоения, вдруг обращается к своему будущему гробовщику с загадочным (читай — посмертным) заочным призывом: "Не вызывай меня ты боле к навек оставленным трудам…" Поистине — последнее желание перед гильотиной… Почему-то этот сакральный факт, кстати, обойден вниманием всех биографов Поэта…

Василий Щербаков, чиновник Московского архива старых дел, свидетельствует: "12 июля 1826 года Пушкину приснилось, что у него выпали пять зубов. Это было в канун казни пятерых декабристов". Добавлю: Николай I еще не огласил своего "смертного" указа.

Фрагментарно обстоятельства и последствия роковой дуэли с д"Антесом весьма достоверно предвосхищены супротивником француза с тремя отечествами и двумя именами в поэме "Евгений Онегин", в "Каменном госте", в повести "Выстрел", частично в "Пиковой даме", "Капитанской дочке".

Мощные энергоинформационные импульсы спонтанно овладевали всем существом Поэта особенно после женитьбы, когда его кармический узел дал первую серьезную "расслабуху". Впрочем, может вполне статься, что это произошло раньше, когда Пушкин впервые на балу увидел 16-летнюю Наташу Гончарову в белом воздушном платье с лентой такого же цвета в волосах. (Вспомним слова немки: "…или от белой головы").

Географические приметы своей будущей схватки с Дантесом Пушкиным были обозначены заранее дважды. Он как-то обронил: "Точное место описанной в "Капитанской дочке" дуэли — Черная речка" (село Падовка Самарской губернии. — Авт.). В 1830 г. в гостях у владелицы с. Апраксино Натальи Новосильцевой зашел у Поэта с ее дочерьми разговор о некоторых нюансах поединка Ленского с Онегиным. В конце визита Пушкин протянул хозяйке имения свежий рисунок-экспромт со словами: "Знаете, где я убил его? Вот где". На листочке бумаги на опушке леса были обозначены с десяток сосен и высокие снежные сугробы…

По крайней мере за шесть лет до смерти Пушкин уже не сомневался в своей скорой кончине. Жаловался сестре: "Я — не жилец на этом свете, чувствую, недолго мне на земле шататься".

Накануне же самой свадьбы, свидетельствует П. Бартенев, Александр Сергеевич написал кому-то письмо на французском, где четко указал, что ему "придется погибнуть на поединке".

Но вот самое загадочное, тоже очень отдаленное по времени, его проникновение в реалии грядущего. За семь месяцев до дуэли Александру Сергеевичу как-то вечером нездоровилось. Он стоял перед зеркалом и долго беспокойно вглядывался в его туманную глубь. Спросил у жены, потирая лоб: "Таша, кто это?" Та недоуменно пожала плечами. "Наташа! Я вижу тебя, а рядом, так близко, — стоит высокий мужчина, военный. Но это — не Дантес. Это незнакомец!" — услышала от мужа Н.Н. Гончарова.

По его подробному описанию, со слов жены, этим человеком из Зазеркалья впоследствии оказался не кто иной, как генерал Петр Ланской, второй супруг вдовы Пушкина…

Вот так всегда у них, у мистических гениев, всё и случается. Известен, кстати, сон Лермонтова, где некий незнакомец указал решение математического казуса, над которым поэт безуспешно накануне бился до полуночи. Через много лет в лермонтовском описании неведомого "суфлера" специалисты узрели Дж. Непера — создателя теории логарифмов…

И опять же — уже пушкинское сновидение в ночь на 29 апреля 1835 года. Оно потом подвигло Поэта на создание стихотворения "Родриг", в черновом варианте которого есть такие строки:

Чудный сон мне Бог послал:

Старец некий предстоял.

Он сказал мне: "Будь спокоен,

Скоро будешь удостоен… царствия небес.

Не прошло и двух лет, как…

ОН САМ ИСКАЛ ЕЕ

Кого же? Свою скорую погибель, забываясь в игре на "зеленом поле", в застольях с цыганами, в бесконечных разборках с обидчиками. А любой загул (по Достоевскому) чреват надрывом. И дело даже не в наглом иностранце д"Антесе. По большому счету Пушкин просто запутался в сети тех несчастий, которые после женитьбы его упорно преследовали: личная гражданская несвобода, журнальная травля. А главное — огромные долги, которые, как сказал наш поэт-шестидесятник Г. Шпаликов, "…построились в полки, приказа ждут и крови просят".

А тут, очень "кстати", и появились анонимные пасквили — транквилизаторы его наезда прямохонько на Госпожу Смерть, которую он предпочел позору от огромной тени, отбрасываемой черной крылаткой светских сплетен на честь его Мадонны.

Между прочим она не стала для Поэта "божественной Эмилией", кем была для его разлюбезного Вольтера маркиза дю Шатле. Натали не спасала его от разбойников, не играла отчаянно в карты, не заводила вельможных любовников. Но благоразумный и мудрый Франсуа Аруэ (так вообще-то в миру звали Вольтера) все-все простил маркизе, потому как вообще не мыслил без нее своего существования. И все-таки пережил ее на 29 лет.

Сколько прекрасных творений явил бы миру наш божественный Пушкин, продлись его век! Но "бес-арапская" натура и на нюх не принимала компромиссов, хотя главный — знаковый повод для поиска смерти, с нашей точки зрения, был вообще-то ничтожен. Пушкин бессонными ночами только лишь допускал всего-навсего, что его жена может мысленно ему изменить. А потому: "Мой путь уныл…"

Кстати, Наталья Гончарова пережила мужа на целых 26 лет, покинув свет 26 ноября 1863 года. Заметим вновь, что 26 — это самое нелюбимое число Поэта…

А теперь вернемся к его вожделенной троице — тройке, семерке, тузу. После гибели автора "Евгения Онегина", как известно, по царскому указу Госопека погасила все долги семейства его высокоблагородия камер-юнкера Пушкина. Но вот что любопытно. Уже как бы следуя в фарватере пристрастий "Солнца российской поэзии" к капризам масонской гематрии, Судьба посмертно выкинула вот какой космоинформационный фортель. Граф Г.А. Строганов, обер-камергер, двоюродный дядя Натальи Гончаровой, от имени Госопеки сообщал в апреле 1837 г. В. Жуковскому: "В доме Пушкина нашлось всего 300 рублей". Вполне достоверно, если учесть, что Натали кормила умирающего мужа мочёной морошкой, взятой 28 января в долг у купца Дмитриева, владельца мелочной лавки на Мойке.

Но пойдем далее. Из записки В. Жуковского на имя царя: "…Претензий поступило на 92500 рублей".

И последнее. Долг Пушкина своему главному кредитору, ростовщику Василию Юрьеву, составил в суммарном выражении 14131 рубль.

А теперь, согласно нумерологическим канонам, сложим все цифры по отдельности. И получим что? Догадливый читатель уже смекнул: тройку, семерку, туза. О таком повороте Пушкин и не смел бы догадываться.

Как говорится, природу не обманешь. Все возвращается на круги своя. Что-то бесследно на земле исчезает, но реинкарнация вершит свое дело исправно. И порой с феноменальными метаморфозами. К примеру, здание КГБ в Москве, на Лубянке, построено на фундаменте дома… злодейки-Салтычихи. А не менее печально известный Герострат 2368 лет назад сжег храм Артемиды в Эфесе. И что же? Именно в день великого пожарища родился Александр Македонский, который спустя годы восстановил святилище.

…Но вернемся, завершая разговор, к нашей извечной теме — корням скорби народной по рано ушедшему Пушкину, который, согласно им же еще в юности сочиненной эпитафии: "Не делал доброго, однако ж был душою, ей-Богу, добрый человек". Так и просится на перо резюме о том, что самим Провидением ему был ДАН ТЕСТ (д"Антес?) на оптимальный вариант выхода из лабиринта, в котором он в начале 1837 года просто заплутался. Но выбор им был сделан. С отчаянной, неистовой радостью, сознательно оставив дома перстень с защитой от насильственной смерти, Поэт избрал кровавый тупик-барьер — жесткую по условиям дуэль с процентом вероятности благополучного исхода, стремящимся к нулю…

И сим победиши. Потому как, по словам Ж.Ж. Руссо, нельзя обесчестить того, кто не страшится смерти…

Другие статьи этого номера