Тюлени «в погонах»

В эпоху неолита первобытный человек добывал себе пропитание собирательством, а также охотой на диких животных, которая порой не только не приносила добычи, но и подвергала охотника большой опасности. В связи с этим человек стал одомашнивать животных для удовлетворения не только пищевых, но и многих других своих потребностей.Вплоть до изобретения паровой машины основной тягловой силой на транспорте были лошадь, верблюд, осел, олень. Соколы и беркуты помогали человеку охотиться. Голуби до появления телеграфа передавали срочные почтовые сообщения. Кошки и домашние ласки позволяли бороться с грызунами без ядов. Всего человек приручил около 200 видов животных. Наибольшему числу профессий была обучена собака. Она — сторож жилища, пастух отар на пастбищах, поводырь слепых, ищейка дичи при отстреле пернатых, спасатель на воде…

Человечество не упустило возможности использовать животных и для ведения боевых действий. Например, Александр Македонский грезил созданием так называемой дельфиньей кавалерии, а Наполеон намеревался высадить на побережье Англии десант, доставленный туда дельфинами. Эти затеи не были реализованы, а вот киевская княгиня Ольга, проявив хитроумность, смогла использовать голубей в качестве боевых птиц. Если верить древнерусской летописи, в 946 году против Киевского княжества взбунтовалась столица древлян Искорстень. Чтобы усмирить жителей Искорстеня, киевляне потребовали от них выдать в качестве искупительной дани обитавших в городе голубей. Когда птицы были получены, к их лапкам привязали паклю, подожгли ее и выпустили птиц на свободу. Они разлетелись по своим гнездам и подожгли город.

С годами использованием природных физиологических достоинств животных в военных целях стали заниматься целые научные учреждения. Создавались группы специального назначения, которые обучали морских животных поиску затонувших при испытаниях новых образцов вооружения. Американцы при обострении обстановки в Персидском заливе на якорной стоянке своих кораблей выпустили в море дельфинов, обученных уничтожению подводных диверсантов. В бытность Советского Союза на Черноморском флоте было несколько дельфинов, подготовленных для предотвращения проникновения в Севастопольскую бухту подводных террористов.

Использование морских животных "в погонах" в военных целях не раз вызывало протестные заявления общественности. Цирковой артист Владимир Дуров в своей книге о дрессировке животных пишет: "Мне хочется, чтобы животные перестали быть для человека какими-то машинами, которые он может эксплуатировать, как ему угодно, и по отношению к которым не чувствует никаких нравственных обязательств".

С этим заявлением трудно поспорить, но тот же Дуров на свои личные средства организовал секретную лабораторию, в которой стал обучать тюленей установке на корпусах подводных лодок магнитных мин. Натурные испытания планировалось провести в Балаклаве, однако за три месяца до этого все животные погибли от отравления цианистым калием. Следственные действия не были завершены, но по косвенным обстоятельствам был сделан вывод, что отравление животных было делом рук иностранной разведки.

Таким образом, использование животных для решения боевых задач продолжает оставаться большой моральной проблемой. Она еще долго не будет разрешена в связи с ростом в мире террористических акций. Вся надежда на то, что гуманизм и терроризм — это борьба двух концов, а не двух начал, но "снимать погоны" с этих милых особей еще рано.

Другие статьи этого номера