Макарыч

Поначалу фотографироваться он категорически отказался. Пришлось принимать жесткие меры. «Если бы вы были у себя в воинской части, то я бы послушалась вас. Но здесь вы — на моей территории, значит, решения буду принимать я!»Сработало! Подполковник ВВС Александр Макарович Гончаров на какое-то мгновение задумался, вгляделся и… застегнул военный китель. "Куда нужно встать?" Уже с этой минуты этот человек не переставал преподносить сюрпризы. Он раскрывался, как хорошее, классическое литературное произведение, увлекая с каждой минутой все больше. Его голос все еще звучал даже тогда, когда мы расстались.

"Макарыч!" — это ни в коем случае не панибратство по отношению к этому уважаемому человеку. Так Александра Макаровича кратко, но явно с глубокой симпатией, теплотой называют наши космонавты: севастополец А. Шкаплеров и его коллега — российский космонавт А. Самокутяев. Их вы можете видеть на представленном в газете снимке. Сидят себе у Макарыча дома в компании с женой нашего героя, Альбиной Васильевной, вместе песню поют: "Прощай, любимый город, уходим завтра в море…"

Практически всю свою сознательную жизнь Александр Макарович уходил не в море, а поднимался в безоблачную высь. В середине прошлого столетия он стал воспитанником Ворошиловоградской спецшколы ВВС, затем — курсантом Павлоградского высшего летного училища. Путевку в небо для пацана из обычного украинского колхоза "выписал" Герой Советского Союза Н.С. Герасимов. В грозном 1941-м. Авиационный полк тогда временно базировался в селе Варваровка, откуда 8-летний на тот период времени Саша и был родом. Прославленный летчик, герой Испании, пожал белобрысому пацану руку со словами "Быть тебе летчиком!", наверняка не отдавая себе в этот момент отчета, что таким вот образом и предопределил его судьбу. Да еще фуражку подарил. Офицерскую, настоящую. Шутка ли… Все мальчишки села Варваровка исходили завистью, наблюдая, когда Саня Гончаров, пусть и босиком, в ней по всему селу бегал.

Семилетнюю школу Александр Гончаров окончил с отличием. Ведь его ждало небо…

…Одно из мест службы — город Омск. В нерабочее время Александр Макарович каким-то немыслимым образом умудрялся посещать актерские занятия в народном театре. Роли получал! Спартак Мишулин, всенародно любимый артист, а тогда режиссер-постановщик Омского народного театра, оставил на память своему не совсем обычному "коллеге" немало хороших записей. Да, возможно, если бы не та летная фуражка, подаренная в начале войны самим Н.С. Герасимовым, то театральные подмостки стали бы для украинского парубка местом основных его жизненных событий. Но это рожденный ползать летать не может. А рожденный летать так и будет все время смотреть выше горизонта — в небо. За свою службу Александру Макаровичу пришлось освоить 12 типов разных самолетов. От фанерных, перкалиевых Яков до МиГов, Су, Ту, в их числе — истребителей-перехватчиков, наводящих ужас на так называемого потенциального противника. Над Северным Ледовитым океаном, над другими бескрайними рубежами своей страны приходилось вести настоящие летательные корабли, махины, патрулировать тысячекилометровое воздушное пространство. Разное бывало, в том числе и провокации, угрожающая, ощетинившаяся смертоносными многотонными взрывными "внутренностями" мощь представителей военно-воздушных сил других государств. Но, как говорится, Бог миловал.

Собственно, и в редакцию Александр Макарович зашел, чтобы поздравить с днем рождения Антона Шкаплерова. Оказывается, в летном училище Чернигова вместе с Антоном учился его сын, Саша Гончаров. Александр Макарович с большой теплотой вспоминал наставников своих "орлов" по Севастопольскому ДОСААФ: В.В. Мохова, М.Ф. Дудакина, А.П. Шимегона. Если бы не эти высококлассные специалисты, которые были способны поднимать на немыслимую высоту не только самолеты, но и ребячьи души, возможно, мы бы сегодня не имели такого Антона, каким по праву гордится наш город сейчас. Вспоминал А.М. Гончаров однокашников сына — В. Кардаша, А. Сиркина, С. Горбанева и других. И хотя это не совсем в традициях "Славы Севастополя", отчего-то возникло желание опубликовать стихотворные строки, написанные не виртуозом поэтических "пасов", а настоящим летчиком, сослуживцем А.М. Гончарова — Александром Добрицким. Показалось, что столько в них силы, человеческой красоты:

Полчаса до вылета осталось,

Силу ветра сообщили зонды.

И восхода пламя заметалось

Над чертой далекой горизонта.

Не на подвиг и не ради славы

Мы уходим в синие высоты.

Нас в просторах неба величавых

Ждет обыкновенная работа.

Скажут о романтике высокой,

О лазури без конца и края,

Мол, летишь над миром, будто сокол,

Крыльями за Солнце задевая.

Есть она, романтика, в полете —

Спутница от взлета до посадки.

Только больше соли, больше пота,

Больше там железного порядка.

И, наверно, если разобраться,

В том и есть романтика живая:

Сквозь преграды к цели пробиваться,

Кровью, если нужно, истекая.

И не надо пышных славословий,

Слушать их совсем неинтересно.

Вы скажите песенное слово,

Если только мы достойны песни.

С такими словами летчик-ас подполковник ВВС А.М. Гончаров хотел обратиться к космонавту Антону Шкаплерову в надежде, что хоть таким образом он может его поздравить и пожелать скорейшего возвращения на Землю.

Другие статьи этого номера