Бить или не бить?

Несколько сообщений на одну тему вызвали на днях широкий общественный резонанс. В детский больничный комплекс с травмами поступила десятилетняя девочка, жестоко избитая за какое-то ослушание матерью. Затем на новостных порталах появилась информация о возбуждении прокуратурой уголовного дела против отца, также имевшего склонность к насилию над собственным 8-летним ребенком. «Быть или не быть? Вот в чем вопрос…» — говорил шекспировский Гамлет. Похоже, в некоторых семьях это выражение формулируют иначе: «Бить или не бить?».У Максима Горького в одном из произведений есть упоминание о том, что обычно раз в неделю в определенное время было принято сечь детей, даже если они ничего "такого" не натворили, в целях профилактики. Речь шла о жизни в деревне. Но мы же сегодня грамотные! Тем не менее у современных, пусть даже и образованных родителей при определенных обстоятельствах не хватает ни времени, ни ума, ни определенного словарного запаса на воспитание. Куда проще огреть неразумное дитя. Чтоб боялось и помнило. Быстро и эффективно. Но спустя какое-то время эти скороспелые действия дают всходы. И уже не мать или отец, а непутевый взрослый сын или дочь проявляет агрессию. Методика отработана. Меняется разве что расстановка сил.

"Учи дитя, пока поперек лавки лежит" — говорит народная мудрость. Но, возможно, стоит задуматься, что смысл этой, в общем-то, правильной поговорки именно в слове "учи", а не в родительской расправе.

Однажды пришлось услышать страшную по своей сути фразу, но, как это ни горько признавать, есть в ней для определенной категории взрослых своя сермяжная правда: "Иногда ребенок — единственный человек, которому можно дать в морду". Повторюсь: страшные слова, вызывающие внутреннее содрогание. Тем не менее для кого-то это действительно так. Пусть не у вас дома — у знакомых, соседей…

Напрашивается вопрос: почему: "Потому что меня тоже били, — признался однажды один из знакомых. — Шел домой с двойкой в дневнике и боялся". И я благодарна за его откровенность. Потому что первые школьные годы я тоже очень переживала за свою подругу. (Мне, слава Богу, родители только однажды дали по загривку — на всю жизнь запомнила). Частенько мы с этой подругой придумывали всякие истории, стоя у нее в подъезде, как отвести в сторону гнев ее родителей (лупили оба, тем, что под руку попадет, но особенно предпочитали пластмассовое приспособление для выбивания ковров). Мы даже растапливали в подъезде в ладошках снег и размазывали по ее лицу эту жижицу — чтобы ОНИ увидели, как она кается. А что с нас взять? Дети. А вина-то подружки, бывало, заключалась всего лишь в том, что не ту оценку несет домой.

Знаю также, что спустя несколько лет эта девочка уже не лед в руках растапливала, а травилась дихлофосом в ванной. Ей казалось, что так она может умереть. Избежать наказания любой ценой стало для нее самым главным. И уже не важно было, за что: не так учится, вовремя не убралась в доме, ненароком запачкала какую-то вещь… Возможно, благодаря ей я, став мамой, никогда не была чересчур предвзятой к своему ребенку. Видимо, запомнила навсегда, как растапливали мы тогда в руках снег, чтобы он на ее лице стал похожим на слезы…

Иногда взрослые говорят: а как не бить, если по-другому не понимает? А еще говорят: "не хватает терпения" или "был тяжелый день, разбираться не было сил". Вот здесь, как говорится, чуть поподробнее. Ребенок-то, может быть, и нашкодил, но на самом деле истоки раздражения, его очаг находятся внутри взрослых людей.

Но мы же не в деревне, как у Максима Горького. И надо понимать, что акт насилия вызовет ответное действие. Пусть не сегодня. А тогда, когда вы будете наиболее уязвимы, больны или стары. Унижение никем не прощается. Просто для ответной перчатки в лицо иногда требуется какое-то время.

Понятно, конечно, что в отдельных случаях шлепка не избежать. Однажды наблюдала, как это бывает среди животных. Под окном мяукала, выпрашивая еду, кошка. Но при этом она все куски отдавала трем котятам, что были при ней. Один из котят был особенно активен. По человеческим меркам, можно сказать, нагл. Старался успеть первым, и у матери отбирал еду, и у своих "сестер-братьев". И тогда, выдержав какое-то время, кошка-мама, как говорится, поставила свое дитя на место. Буквально на какие-то секунды она зарычала, как-то даже придавила его, а еще спустя мгновение снова спокойно отошла в сторону. И этот самый шустрый ее "последыш" как-то присмирел, по крайней мере, начал казаться не таким наглым.

Люди не кошки, значит, должны быть еще более умными. Ведь дети — самый лучший народ на земле!

Другие статьи этого номера