Дыхание юга

В Севастополе прошла персональная выставка талантливого мастера Вячеслава Апета.Вячеслав Апет, несомненно, относится как художник и личность к поколению украинских мастеров изобразительного искусства конца XX — начала XXI века, творческая активность которого определяется как свободная фигуративность. Именно эта дефиниция, выявляя внутренний нерв данного направления, целиком соизмерима с природой творческих поисков В. Апета. И вместе с тем в его искусстве мы не найдем ничего подчеркнуто эпатажного, необычного, деструктивного. Оно индивидуально и вместе с тем многогранно.

Его интеллектуальная живопись без видимых усилий воздействует на эмоциональное восприятие зрителя, раскрывает перед ним своеобразную чувственную природу умственного искусства. В этом весь Апет, образ которого удивительно совпадает с его творчеством, которое не препятствует монолитности восприятия личности — художника умного, в чем-то прагматичного и вдумчивого. Зрелость мировосприятия, присущая как "раннему", так и "сегодняшнему" Апету, всегда отличала его искусство серьезностью замысла и завидной гармонией формы и содержания. Поэтому живописные композиции художника выделяются не только пластической завершенностью, почти скульптурной наполненностью формы ("Сооружения южного берега", 2008; "Улитки", 2012; "Берег под солнцем", 2005), но и изысканностью визуальной многозначности. Они требуют от нас широты ассоциативного мышления и серьезного эмоционального напряжения.

Художник погружает зрителя в мир южной природы — это море, скалы, долины, и здесь он всегда находит свою очень точную цветовую интонацию. Одни только скалы, повторяющиеся в нескольких работах, созданы мастером при разном освещении, которое подчеркивает и раскрывает красоту пластики каменной массы: будь то отблески солнца ("Скалы", 2007), ноктюрны с нюансами ночного освещения ("Разноцветные скалы", 2008 и "Синие скалы", 2008) или поднимающийся рассвет ("Утреннее мерцание", 2009).

У Вячеслава Апета есть четыре мотива, которые особенно способствуют пониманию сути его искусства. Мотивы эти сакральны и для мировой, и для украинской художественной культуры во все времена: мир вещей, окружающих творческую личность, глубина человеческого характера, пластические метаморфозы пейзажного жанра и женщина как олицетворение телесной и духовной красоты.

Тихая жизнь вещей… Сколько интересного она может поведать о художнике. Это его заповедный мир, который раскрывается в натюрмортах Апета как некое вневременное пространство, далекое от бытовой банальности. Набор вещей всегда прост и ограничен: один-два предмета быта, несколько бутылок, считанное число плодов или неприхотливый букет, в основном сухих цветов, где в аскетически строгом мотиве присутствует четкая графика рисунка и монохромный колорит ("Полевые цветы", 2001). В других натюрмортах он использует сложную живописную многослойную технику с чередованием гладкой и шероховатой фактуры и звучного контрастного тонального цвета ("Натюрморт с бусами", 2006).

Подобные стилистические и пластические приемы отличают и портретную живопись Апета. Он умеет выбрать позу, жест, выражение лица, позволяющие выявить своеобразную гармонию внешнего и духовного в своих моделях, их интеллектуальность и одновременно поэтическую безмятежность ("Гостья", 1998). Его образы-вчуствования дают возможность зрителю ощутить целостность натуры и самого автора, который не терпит суетности ни в жизни, ни в искусстве. Апет относится к числу тех художников, которые предпочитают работать не спеша, серьезно и сосредоточенно.

Как художник современно мыслящий, Вячеслав Апет не мог обойти своим вниманием мотив, поистине всеобщий для мирового искусства, — образ женщины с точки зрения категории прекрасного. Однако для него представление о красоте — явно двойственное, подчас парадоксальное. Его Евы — олицетворение вечной женственности ("Портрет под солнцем". 1996) и женской "силы" ("Женшина среди облаков", 1995).

Однако едва ли Апет пишет своих женщин с натуры. Это скорее фантазии художника на тему вечной женственности. Поэтому тщательно разрабатывая композиционный и колористический строй полотна, он не уделяет особого внимания проработке индивидуальных черточек лица и фигуры модели. Для него женщина — вечный кладезь поэтического вдохновения и постоянный поиск равновесия между присущим славянам целомудрием в отношении женской наготы и ее современным пониманием, общеевропейским. Поэтому запоминаются эти произведения сразу и надолго, заставляя вновь и вновь переживать непредсказуемость женской природы.

Автопортретны по стилистике и пейзажи художника. Четко срежиссированные по композиции и цветовому решению, эти работы привлекают изысканностью визуальной ассоциативности, рассчитанной на широту зрительских представлений и чувствований ("Арка. В степи", 2002). Здесь не столько конкретика мотива, сколько авторские ощущения и размышления о бесконечности метаморфозных состояний природы.

Свои пейзажи В. Апет пишет без открытого пафоса. В них есть что-то от образной вневременности, и вместе с тем это личное, почти интимное восприятие художником окружающего мира, который в картинах природы способен увидеть широкий спектр человеческих дум и душевных переживаний ("Утренние отзвуки", 2007; "Тайны юга", 2008).

Все это заставляет воспринимать Вячеслава Апета как неординарную творческую личность, искусство которой находится в непрерывном поступательном развитии.

Другие статьи этого номера