А что за стеной?

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Мой дядя Яков Дмитриевич в прошлом году переехал в Крым из Макеевки по обмену и поселился с семьей в квартире в центре Инкермана. Хата была, как говорят, "убитая", но дядюшка, бывший классный краснодеревщик, слыл среди всей разветвленной родни Михайленковых преотменным мастером на все руки. Помнится, на новоселье мы не уставали восхищенно цокать языками и с трудом отводили взгляд от антуража его двухкомнатной квартиры — так он здесь все расписал и обставил в сугубо украинском стиле: тут и глечики, упрятанные в нишах стен, и вышиванки, и домотканые ковры, и прялки, и живопись…

В Макеевке остался сын дяди Яши с женой и тремя внуками. Сережа работал на шахте горным мастером.

Из тех скупых сведений о нашей родне, которыми успел перед смертью в 2009 году поделиться со мной мой отец, я "отсеял" один очень интересный факт. Оказывается, мой дядя Яша, младший брат отца, после выхода на пенсию занимался пчеловодством и травничал. Но самая любопытная информация о нем — это утверждение, что мой дядя — незаурядный экстрасенс.

Кстати, он не обладал даром, подчеркивал мой родитель, предсказывать будущее или заглядывать в прошлое. Нет, он был большой дока за тридевять земель угадывать… настоящее, т.е. события, происходящие вне зоны видимости именно в этот момент. Однажды на спор он, когда отец гостил у брата в Макеевке, предложил короткий "видеорассказ", скажем, о том, где была и с кем встретилась и общалась ушедшая за хлебом минут десять назад его жена.

Впрочем, ее заход в булочную — не есть какая-либо загадочная тайна. Нетрудно было об этом, разумеется, догадаться. Но надо было видеть выражение лица тети Жени, когда супруг через 5 минут после ее прихода домой буквально по полочкам разложил, помнится, все ее "путешествие" в хлебный магазин: "Сначала ты встретила во дворе тетю Веру из 84-й квартиры. Она только-только сменила костыли на палочку и на тротуаре опробовала новый "вид" коммуникации (она перенесла очень сложную операцию в области поясницы). Затем ты, моя дорогая женушка, заглянула в ателье по ремонту одежды и приценилась относительно расшивки пояса на юбке. А в хлебном минуту уделила маленькому мальчику с хорьком в руках: все покупатели любовались тем, с какой заботой и нежностью он гладил по шерстке это вообще-то еще у нас экзотическое животное"…

Отец, помнится, подчеркнул: "Жена в конце концов не удивилась прозорливости мужа. Только сказала, с улыбкой обращаясь ко мне: "Витя, ну как жить с этим ходячим рентгеном? Порой просто оторопь берет…"

…А теперь — о главном. Как-то я заехал в Инкерман к дяде на своей "Ладе" (нужно было одолжить у него на пару дней домкрат). Ну, как водится, задержался в разговорах о том, о сем. И вдруг Яков Дмитриевич резко изменился в лице, побледнел, тяжело откинулся на стуле: "Лева, с Серегой беда!"

Я в первую минуту ничего не сообразил: что за беда? А дядя уже вовсю названивал в Макеевку. В квартире сына отозвалась внучка, семилетняя Аленушка. Она явно была расстроена и сообщила, что "папу закидало камнями". Через четверть часа выяснилось: в шахте, где работал Сергей, мой двоюродный брат, произошла авария. Горноспасатели именно сейчас вызволяют из-под завала семерых шахтеров, в т.ч. и моего брата…

Дядя, конечно, места себе не находил. Я уже никуда не спешил, решил остаться с Яковом Дмитриевичем, поддержать его. Дело в том, что в этот момент он был совсем один — жена и дочка уехали по делам в Симферополь.

Минуло два часа, как вдруг мой дядя, сидевший до этого момента неподвижно, упершись взглядом в тополь за окном, вдруг встрепенулся, встал и сжал кулаки: "Наконец-то!"

Что он имел в виду? Судя по просветлевшему лицу, дядя получил какую-то просто замечательную "инфу". И точно. Он сказал, что Сережку спасли пять минут назад. Позже, когда вечером у него состоялся разговор с сыном, все в точности подтвердилось.

Вот такой у меня расчудесный дядя из города Макеевки. Впрочем, на голом месте чудеса не произрастают. По секрету Яков Дмитриевич признался: "Лет семь назад меня прилично шарахнуло током. После этого я и стал "видеть сквозь стены".

Ну сквозь не сквозь, а некоторые отдаленные на расстоянии события в черно-белой картинке в мозгу моего дяди время от времени возникают.

Л. МИХАЙЛЕНКОВ, юрист.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Феномен экстериоризации — так называется этот космический дар, крайне редко, но проявляющийся у некоторых людей. Известен он со средневековья. Суть его в том, что при определенных обстоятельствах человек способен выделять из своего тела некую часть сознания и посылать ее через любые преграды и расстояния (практически мгновенно) в интересующую его точку пространства. Один японец утверждает, что таким способом он регулярно путешествует по Луне.

Что это за структура и как ее назвать — пока не столь важно. Главное, она существует, и все желающие, от француза Де Роша до россиянина Сагалаева, могли производить с ней эксперименты. А граждане США, профессора А. Путхофф и Тарг, утверждают, что подобную способность можно развить почти в каждом человеке.

Другие статьи этого номера