Историческая справедливость. Недорого!

Нас потихонечку-полегонечку, но все же приучили к мысли, что все в этой жизни продается и покупается. А самое циничное, на наш взгляд, утверждение звучит следующим образом: «Вы неподкупны? Да бросьте! Вам просто еще не давали вашу цену!»
«Вашу цену»… Надо полагать, ту, которая позволила бы напрочь забыть о чести, совести, принципах, законах, наконец.
Но при всем этом цинично-безалаберном разгуле не перевелись еще люди, которые принципами и убеждениями в угоду кому-либо или чему-либо не торгуют. Они просто каждый день в меру своих возможностей и на совершенно законных основаниях добиваются своего. Вернее, нашего. Ведь, как правило, для себя эти люди ничего не требуют. Они нам всем не дают забыть о том, что человек приходит в этот мир не для того, чтобы есть, пить и получать удовольствия разные-всякие. Он приходит в этот мир, чтобы оставить след, а не наследить.
В основе нашего сегодняшнего разговора, как всегда, откровенного, три письма, содержащие три предложения. Реализация этих предложений практически никаких финансовых затрат (разве что самых мизерных) не повлечет. Непосильным бременем на «хрупкие» плечи городского бюджета и налогоплательщиков не ляжет. Но от этого эти предложения менее привлекательными не станут. Более того, воплотить их в жизнь — дело чести горожан. Нашей с вами чести.

А начнет наш диалог уже хорошо знакомая читателям "Славы" и севастопольцам И.И. Будякова. Ирина Ивановна не первый год глубоко и вдумчиво изучает страницы истории народного образования Севастополя. Особенно ее интересуют факты и материалы, связанные со сферой образования города в период его обороны, оккупации и освобождения. Итогом ее исследований становятся не только газетные публикации, но и вполне конкретные, дельные предложения:

"НЕ СМЕЙТЕ ЗАБЫВАТЬ УЧИТЕЛЕЙ…"

"…Среди тысяч героев, проявивших мужество и героизм в период обороны города 1941-1942 гг., свое почетное место по праву занимают севастопольские учителя. Они в трудное время войны делали великое дело — не только учили детей, но и спасали их жизни и души…

Первый день войны совпал с окончанием учебного года. Только что отгремела музыка выпускных вечеров, а от первых взрывов на улице Подгорной уже пострадала школа N 4.

24 июня 1942 года началась эвакуация севастопольских детей в ближайшие деревни. Казалось, что там им будет спокойнее. Эвакуацию возглавили директора школ: N 2 — Ткаченко Лидия Владимировна и N 13 — Донец Наталья Николаевна.

В Севастополе активно готовились к переходу на положение прифронтового города, и учителя, пионервожатые, технические работники школ, старшие школьники принялись рыть щели, готовили противопожарную безопасность чердаков, а подвальные помещения переводили в положение бомбоубежищ, многие учителя рыли окопы и готовили противотанковые рвы. Они активно учились бороться с зажигательными бомбами, осваивали азы санитарного дела. Рядом с учителями были старшие школьники-комсомольцы.

В результате артиллерийских и авианалетов в городе появились первые осиротевшие дети, и учителя организуют детский дом на улице Восставших и детприемник в Карантине. Но по мере возможности дети вывозились из города на Большую землю.

1 сентября 1941 года, как обычно, начался новый учебный год, но работать было очень трудно и опасно, так как занятия постоянно прерывались воздушными тревогами, а с ноября тревоги стали такими частыми, что порой уже даже не объявлялись.

К ноябрю 1941 года были разрушены школы N 15, 22, 25 и другие.

9 декабря 1941 года в городе было принято решение перевести школы в режим подземной работы. Заведующий гороно подземных школ была назначена Н.Н. Донец.

Комиссия гороно за три дня нашла по городу наиболее крепкие подвалы, были подобраны учительские кадры. 15 декабря начали работать подземные школы, их было девять. На улице Ленина, там, где в наши дни был построен Дворец культуры строителей, находилась школа N 13 (директор — Н.С. Влайков), в подвале здания, где сегодня магазин "Черноморочка", — школа N 3, ее филиалы — в подвале на сегодняшней улице Маяковского и в подвале здания, где находится Художественный музей (директор — М.Н. Набок, завуч — Л.П. Бодров).

С 13 февраля 1942 года начала работать железнодорожная школа N 102, она "ушла" в убежище в скале. Директором школы стал тов. Моисеев.

Начальные школы открылись на улицах Новороссийской, в Карантине, при школе N 16 на улице Лазаревской, при Севгрэсе, школа N 19 в Карантине (директор — Черемисинова, завуч — Ульянов). При спецкомбинате N 2 открылась школа N 32 (директор — К.И. Ленчик, он же секретарь парторганизации спецкомбината N 2), в Бартеньевке (директор — Добровольская), двухклассная школа в Балаклаве (директор — Чапленко), в подвале трикотажной фабрики на улице Генерала Петрова (это современный адрес, директор — Зотник), школа N 15 (директор — Н.А. Кулиш).

Очень трудно было работать и учиться в любой из подземных школ, но особенно тяжело было в школе N 32 (штольни Инкермана). Дети, ушедшие вместе с родителями — работниками спецкомбинатов N 1 и 2, давно забыли, что такое солнечный свет, жили здесь же, в отсеках подземелий. Очень близко от "классных помещений" находился подземный госпиталь, и дети после уроков шли помогать раненым. Рядом с детьми находились и учителя. В школе N 32 их работало 12 человек.

Нелегко было работать в школе N 13 (современный адрес: ул. Б. Морская, 2): во время перемен, иногда несмотря на обстрелы, учителя должны были бежать в школьные филиалы на ул. Мучной (Маяковского) или на проспект Нахимова (здание Художественного музея)…

В результате напряженной работы в школах учебный 1941-1942 гг. закончился выдачей аттестатов зрелости для выпускников школ, а в школе N 32 ученикам 7-го класса выдали вручную написанные свидетельства. Остальные дети получили табеля об окончании учебного года. Это произошло в мае 1942 года, за пять недель до окончания обороны города. За год работы подземных школ обучение прошли 2442 ученика…

В 50-е годы прошлого века на доме N 2 на ул. Большой Морской была установлена мемориальная доска, посвященная подвигу учителей города, работавших в подземной школе.

К сожалению, в ходе реставрации здания табличка была утрачена. Хочется верить, что небезвозвратно. Сегодня в Севастополе есть энтузиасты, готовые восстановить мемориальную доску на здании на ул. Большой Морской, 2. Для этого необходима и ваша помощь, уважаемые севастопольцы.

Мы обращаемся к жителям нашего славного города, которые помнят внешний вид и содержание утраченной доски, с просьбой подтвердить факт ее существования.

Если вы располагаете какой-либо информацией, пожалуйста, срочно сообщите о ней в редакцию газеты "Слава Севастополя" (письменно) или в электронном виде (slavasev@mail.ru).

Будем благодарны за любую информацию и фотоматериалы.

С уважением и благодарностью

И.И. Будякова".

Конечно, ситуация, описанная уважаемой Ириной Ивановной, выглядит несколько, чтобы не сказать больше, парадоксально. Для того чтобы восстановить мемориальную доску учившим, спасавшим жизнь и души, которая размещалась ранее на доме N 2 на улице Большой Морской, теперь нужны свидетельства(!) очевидцев, способных подтвердить факт ее существования. Таково, увы, условие нынешнего управления культуры и туризма городской госадминистрации. Мы, честно говоря, наивно полагали, что следить за сохранностью исторического наследия (в т.ч. мемориальных досок) — прерогатива и святая обязанность чиновников от культуры. Ошиблись, извините!

Но раз уж так получилось, дорогие земляки, давайте восстановим историческую справедливость сами. Благо не первый раз этим занимаемся. И довольно, к слову, эффективно. А учителя, право слово, особенно военной поры, этого, как никто другой, заслуживают.

* * *

Второе письмо и второе предложение. И автор тоже хорошо известен. Это Николай Николаевич Стреленя. Его инициатива городу-герою в денежном эквиваленте обойдется в полный ноль. А в плане поднятия, так сказать, боевого духа, осознания и возрождения уникального севастопольского самосознания! По сравнению с этим деньги, даже самые большие, кажутся мелочью и суетой, не заслуживающими внимания:

ЗНАМЯ — ВПЕРЕД!

"…В момент решающего сражения, а также в торжественных случаях для поднятия боевого духа в воинских частях знаменосцы выносят вперед главную святыню — Боевое знамя части. Утратившие знамя в бою или по другой причине полки, дивизии официально теряют право на своё дальнейшее существование. Для кораблей Военно-Морского Флота знаменем служит Военно-морской флаг.

Севастополь с рождения и, надеемся, по сегодняшний день — город-воин и город-герой, имеющий реальные высшие государственные награды за героические боевые и трудовые подвиги. Но, по аналогии с вышесказанным, наступил тот решающий момент, когда Севастополю грозит окончательная утрата прежнего статуса, превращение его в провинциальную по форме и торгово-перевалочную по содержанию периферию. Это не праздничная тема, но пропагандируемые девизы "Торгуют все! Спасем от голода и холода немощных ветеранов, детей и прочих!" годятся разве что для рынка и богадельни, но не для "русской Трои".

Да, забота о ветеранах и немощных — дело святое, но это не тема для пиара. В побеждённой стране "проклятые ветераны-фашисты" в подачках и подкормке давно не нуждаются, в отличие от наших победителей. Настолько аморально-грабительски не относились правители античной Греции и Рима даже к порабощённым народам, как в независимой Украине дорвавшиеся до власти "истинные патриоты Отечества" "заботятся" о своих победителях и их потомках.

В последнее время в Севастополе многое делается не только для решения социально-экономических проблем, но и для возрождения духовности, культуры, добрых традиций, причем с активным привлечением молодёжи. Предлагаю для поднятия духа и возрождения чувства самосознания севастопольцев также ввести в традицию: в День Победы и освобождения Севастополя 9 Мая запретить всякие "кучкования" и шествия с использованием партийной и иной символики, кроме Знамени Победы.

А начинать парад победителей следовало бы с выноса знамени Севастополя с закреплёнными на нём реальными наградами: медалью "Золотая Звезда"; орденом Ленина; орденом Октябрьской Революции; орденом Красного Знамени.

И проносить это знамя вместе со Знаменем Победы по центральному городскому кольцу ежегодно 9 Мая, открывая парад Победы. Знамённая группа может состоять из знаменных взводов ВМС ВС Украины и Черноморского флота России. В будущем можно привлечь в знаменную роту представителей и других государств, предки которых сражались у стен Севастополя за наше общее Отечество.

А то ведь севастопольцы давненько наградных реликвий своего родного города-героя не видели. Целы ли?

В народе всякое по этому поводу болтают…

Н. Стреленя".

Знаете, накануне святого праздника — Дня Великой Победы — обсуждать предложение Николая Николаевича Стрелени, а уж тем более ставить его под сомнение, нам кажется некорректным и неуместным. Можем предположить, правда, возможные возражения местных музейных работников, мол, знамя, награды — это реликвии. Их нужно беречь. Но, согласитесь, для такого торжества, как парад победителей в городе-герое Севастополе, можно и музейными реликвиями рискнуть. Хотя больше нам в этом контексте нравится слово "блеснуть".

Если уж совсем блеснуть оригиналами нельзя… Понимаем! Тогда можно подготовить копии (есть же многочисленные копии у Знамени Победы). И ритуал их выноса в День Победы никоим образом не умаляет величия момента.

Зная, как изнурительно долго идет у нас процесс "хождения решений" по кабинетам, в этом году к 9 Мая можем не поспеть (хотя постараться все же стоит), но уж к следующему параду Победы без знамени города и его наград будет просто стыдно появляться на пл. Нахимова в святой для каждого севастопольца день.

* * *

Письмо третье. И на сегодня последнее. Как и предложение, содержащееся в нем. Сразу оговоримся: эта инициатива принадлежит коллективу редакции нашей "Славы". Но, видимо, горожане опасаются, что дальше заявлений о намерениях дело не пойдет. Смеем заверить: это не тот случай, чтобы "пустить дело на тормозах". Поэтому данную публикацию мы предлагаем считать первым официальным обращением к городским властям. Будьте уверены, первое — не последнее. Настроены мы решительно. И горожане нас, похоже, в этом поддерживают:

КТО, ЕСЛИ НЕ ОН?!

"Здравствуйте, дорогая редакция! 27 апреля из программы новостей одного из столичных телеканалов узнала, что наш земляк, балаклавец летчик-космонавт Антон Шкаплеров успешно завершил свой космический рейс, приземлившись в Казахстане. Никогда не думала, что эта новость вызовет у меня такой шквал позитивных эмоций. Честно говоря, даже всплакнула на радостях. Ведь за все время полета пилотируемого космического корабля этот молодой, красивый, удивительно открытый, внимательный, умный и добрый человек, Антон Шкаплеров, стал, наверное, членом каждой севастопольской семьи. Немалую роль в этом сыграла и "Слава Севастополя". Мы обсуждали полет Антона Николаевича дома, на работе, с соседями, друзьями, родственниками. И ни разу ни от кого я не услышала ни одного негативного отзыва об А.Н. Шкаплерове. Наоборот, простые люди искренне желали ему, его экипажу, семье, близким здоровья, радости, терпения.

Наши люди гордятся, что севастополец стал космонавтом. И, "прикоснувшись к звездам", не отодвинулся, не закрылся от своих земляков. Продолжал общаться с ними, интересоваться их делами и успехами. И делал это столь искренне и от души, что покорил сердца людей, ранее с ним не знакомых…

Дорогая "Слава"! Ты уже предлагала присвоить Антону Шкаплерову звание "Почетный гражданин города-героя Севастополя". Думаю, что теперь для этого — самое время. Город должен знать, гордиться и по заслугам оказывать честь своим прославленным землякам.

Очень надеюсь в скорейшем будущем увидеть имя летчика-космонавта (единственного за всю историю города!) А.Н. Шкаплерова среди имен наших сограждан, ваявших славу Севастополя и ставших его почетными гражданами!

С уважением

А.А. Саенко".

Уважаемая Антонина Антоновна, искренне благодарим вас за прекрасное письмо и поддержку инициативы коллектива редакции. Мы тоже очень хотим, чтобы Антон Шкаплеров, достойный сын достойного города, стал его почетным гражданином. Если не он, то кто?!

До следующей пятницы, уважаемые читатели.

И с наступающим нас всех Днем Великой Победы! Днем нашей Победы!

Отдельные слова поздравлений и пожеланий здоровья и добра — нашим дорогим солдатам-победителям. Живите долго, пожалуйста, живите! Вы нам очень нужны. Мы вас любим…

Другие статьи этого номера