Новая метла должна мести аккуратно

ОЛЕГ НАЛИВАЙКО — О СВОБОДЕ СЛОВА И БОРЬБЕ С «ЛИПОВЫМИ» ЖУРНАЛИСТАМИ.
У Национального союза журналистов Украины — новый руководитель. Председателем НСЖУ стал президент информационного агентства УНИАН. «Известиям» в Украине» Олег Наливайко рассказал о скромном бюджете союза, изгнании фиктивных членов и борьбе за свободу слова.

— Вы будете продолжать начинания Игоря Лубченко или начнете работать по принципу "новая метла по-новому метет"?

— Нет, я за преемственность. Как бы то ни было, а союз живет, функционирует, в нем 19 тысяч членов. Вот мы недавно были в Молдавии, так там распалось все — пустое место. Поэтому новая метла должна мести аккуратно. То, что уже сделано, — наше достояние, нам есть на что опираться. Национальный союз журналистов — не какая-то там проблемная, безнадежная организация.

— Тем не менее вам, как новому руководителю, придется что-то менять, реформировать?

— Конечно, есть немало направлений, которые нужно развивать. В первую очередь (я об этом всегда говорю) мы должны действовать сообща с другими общественными организациями, создавать защитный щит для нашей профессии. Здесь должны быть задействованы и "Стоп цензуре", и "Репортеры без границ", и независимые профсоюзы. При этом не надо объединяться, кого-то назначать начальником, кому-то куда-то вступать… Просто все власть имущие должны понимать: если они не дают журналисту работать — будут иметь дело не с профсоюзом, не со "Стоп цензуре" или союзом, а с мощной сплоченной силой. Я собираюсь инициировать этот вопрос вместе со своими коллегами, проводить такую идеологию.

— Как собираетесь бороться с хронической финансовой недостаточностью?

— Финансовое состояние действительно очень сложное. Из-за этого мы практически не занимаемся работой с молодежью, слабо поддерживаем ветеранов, не занимаемся профессиональным образованием коллег. У меня есть конкретный план (я частично озвучивал его на съезде), как заработать деньги. Но зарабатывать должен не союз, потому что это неприбыльная общественная организация, а журналистский фонд. Есть целый ряд проектов: и рекламное агентство, и создание определенных медийных направлений. Заработанные деньги должны направляться на поддержку молодежи — на учебу, стажировки, пресс-туры. С другой стороны, у нас есть очень большая ветеранская прослойка. Мы обязаны создавать фонды, чтобы собирать деньги на самое необходимое — на лечение, да хотя бы на то, чтобы каждый ветеран нашей организации мог получать журнал "Журналист Украины".

— Как формируется бюджет Национального союза журналистов?

— Он состоит из взносов членов союза, плюс есть строка в госбюджете в поддержку творческих организаций, а это приблизительно 900 тыс. грн, и есть коммерческая деятельность, которой занимается журналистский фонд. Но самое главное — должна быть создана единая юридическая служба, консультационный центр, куда каждый редактор районной или областной газеты может зайти на сайт либо дозвониться в любое время, если у кого-то беда или кто-то нуждается в материальной помощи. Роль союза и состоит в такой поддержке.

— Насколько влиятелен сегодня Союз журналистов, можете ли вы помочь СМИ в решении профессиональных проблем?

— Это главная задача — защищать нашу профессию и условия работы коллег. Создана рабочая группа при президенте Украины по защите свободы слова и соблюдению прав журналистов. И я, и Игорь Лубченко в ней состоим. Там мы по косточкам разбираем каждую жалобу от любого журналиста областных или районных СМИ. Перед нами сидят руководители Генпрокуратуры, МВД. Они конкретно отвечают — дело берется на контроль. И результаты есть.

— Какие еще проблемы ставите первыми на повестку дня?

— Звучало много критических замечаний делегатов съезда, касающихся организационных проблем. Например, к союзу прилипло немало псевдожурналистов, которые под прикрытием разных бумаг вступили в союз, чтобы облегчить себе процесс оформления виз или получить разрешение на оружие. Словом, они преследуют разные меркантильные цели. А некоторым членский билет вообще подарили! Это, конечно, единичные случаи, но они есть. И с этим нужно бороться, потому что это дискредитирует и членский билет, и работу организации в целом.

— Как считаете, журналисты-практики вступают в союз, руководствуясь еще чем-то, кроме выгод в оформлении виз?

— Мне кажется, все-таки остался еще пиетет перед самим фактом, что ты являешься членом творческого союза. Значит, тебя оценили, значит, ты действительно пишущий признанный журналист, который входит в корпоративный цех. И второй момент. Есть масса полезных для журналистов мероприятий и поездок: донетчане ездят во Львов, львовяне — в Луганск. Многих привлекает возможность участия в таких проектах. На самом деле это одна из главных моих задач — чтобы каждый понимал, для чего сюда пришел.

— Насколько популярен союз среди профессионалов? Приходится ли вам вербовать и агитировать потенциальных членов?

— Вербование исключено — таких задач мы вообще перед собой не ставим, нам это не интересно. А прием достаточно большой, если уж говорить о цифрах. За 2011 год в союз принято 1284 человека. Из них 557 — в возрасте до 30 лет. Можно проследить и динамику. В 2007 году принято 590 членов, в 2008-м — 1035, в 2009-м — 1124 и в 2010-м — 1444. Популярность растет.

— Будучи секретарем союза, вы проводили бурную деятельность организации на международном уровне. Это дает конкретные результаты?

— Приведу пример. Буквально месяц назад мы были в Кишиневе и Тирасполе большой группой — 17 журналистов и редакторов. После этого некоторые молдавские газеты вышли с новостью о том, что украинская делегация разблокировала работу молдавского парламента. Там блокируют работу коммунисты, но на встречу с нами они пришли. Это политический момент. Потом мы встречались с премьер-министром, председателем парламента, руководством Приднестровья. То есть первый положительный результат — то, что наши журналисты получают прямых спикеров (причем высокопоставленных лиц), понимают проблемы соседней страны. И второй момент — устанавливают прямые контакты с коллегами из-за рубежа, заключают важные договоры. Например, в марте мы были в Брюсселе и Страсбурге, где встречались с президентом Европарламента, с комиссаром по вопросам расширения Штефаном Фюле, причем в режимах и on-, и off-records. Мы рассказывали о ситуации со свободой слова, сверяли, как обстоят дела со свободой слова в Европе.

— Как складываются отношения союза с властью? Чиновники мешают, помогают, вмешиваются в работу либо игнорируют вас?

— Скажем так — волнообразно. Был период, когда чиновники говорили, что Союз журналистов — пережиток прошлого и что помещения, которыми мы располагаем, надо забрать в пользу государства. Согласитесь, говорить, что организацию, в которой 19 тысяч членов, нужно распустить, — волюнтаризм и популизм. Во время проведения отчетно-выборной кампании в областях и первичных организациях оказалось, что проблемы с властью были только в Харькове. Но харьковчане решили их на месте. В общем, участие власти — сугубо представительское: поздравления губернаторов, пожелания, но не влияние.

— Я так понимаю, что и от прихода к власти той или иной политической силы судьба Союза журналистов не зависит?

— Игорь Лубченко, возглавлявший союз 15 лет, ни в каких партиях и политических структурах не состоял. Я точно так же не состоял и не планирую никуда вступать и баллотироваться. Поэтому на нас политические пертурбации не отражаются.

Газета "Известия! в Украине" за 26 апреля 2012 г.

Другие статьи этого номера