Соловьиная песнь Победы

«Песня — исток и вершина музыкального искусства. По песне мы узнаем эпоху». Это утверждение принадлежит великому советскому композитору Василию Павловичу Соловьеву-Седому (1907-1979).
Поклонники его творчества стали участниками литературно-музыкального вечера «Соловьиная песнь Победы», посвященного 105-летию со дня рождения замечательного композитора и празднику 9 Мая. Вечер прошел в литературно-музыкальной гостиной Центральной городской библиотеки им. Л.Н. Толстого.Впрочем, и само творчество В.П. Соловьева-Седого — это тоже целая эпоха в отечественной музыкальной культуре. Он оставил огромное наследие: только песен, замечательных, любимых не одним поколением, — около четырехсот. Многие из них по праву вошли в золотой фонд русской и мировой песенной культуры, стали фактически народными.

…Невозможно познать тайну происхождения музыкальности гения. Но возможно познать ее истоки. Автор литературно-музыкального вечера, ведущий библиотекарь абонемента Л.Э. Голубцова, рассказала гостям ЦГБ им. Л.Н. Толстого, что родился В.П. Соловьев-Седой в Петербурге в семье выходцев из деревни. Когда на лето его отправляли на родину отца, волосы у мальчика совсем выгорали на солнце и становились почти белыми, за что друзья во дворе называли его "седым".

Кто тогда думал, что дворовое прозвище Васи Соловьева через много лет станет творческим псевдонимом и срастется с фамилией, ставшей известной не только всей стране, но и всему миру?

К музыке Василия приобщило немое кино. Однажды, как узнали посетители литературно-музыкальной гостиной, он упросил киномеханика разрешить ему сыграть импровизацию к фильму на стоявшем у экрана пианино. Попытка удалась, и довольно скоро у В. Соловьева появился свой репертуар.

Быть музыкантом юноша не собирался, но ранняя смерть матери и болезнь отца заставили его в 16 лет начать искать работу. Так музыка стала профессией. Однако сочинением, по признанию самого Василия Павловича, он начал заниматься поздно, в 22 года, а впервые как композитора-песенника его заметили на конкурсе массовых песен в 1936 г., после учебы в Центральном музыкальном техникуме и Ленинградской консерватории.

Несмотря на то, что песни молодого автора взяли тогда в свой репертуар известные исполнители Леонид Утесов и Ирма Яунзем, ни одна из них не стала по-настоящему популярной. Звезда композитора Василия Соловьева-Седого на музыкальном небосклоне страны взошла с началом Великой Отечественной войны.

Как ни странно, но именно война, самое тяжелое испытание советского народа, востребовала русскую лирическую песню: именно такая песня оказалась близка солдатской душе, а любовь к ней В.П. Соловьеву-Седому привили еще мать и тетя.

В первые тяжелейшие полтора месяца войны, проведенные на фронте, композитор увидел суровые фронтовые будни, узнал, о чем думают бойцы в часы затишья. Одна за другой появились потом замечательные, горячо любимые в народе песни "Вечер на рейде", "Не тревожь ты себя, не тревожь", "Играй, мой баян" и другие. Всего в годы войны, по собственному признанию, "проведя их на колесах", композитор написал свыше 60 песен. Он был всегда рядом с защитниками Родины и по праву считал себя солдатом.

Большим событием в жизни и поворотным для творчества считал Василий Павлович встречу с поэтом Алексеем Ивановичем Фатьяновым в 1942 году. Вместе они создали четыре десятка песен, многие из которых вошли в золотой фонд русской и мировой песенной культуры. Это "На солнечной поляночке", "Давно мы дома не были" и многие, многие другие. Вершиной плодотворного совместного творчества В. Соловьева-Седого и А. Фатьянова можно назвать самую знаменитую их песню "Соловьи", ставшую гимном жизни во время грохота снарядов.

После войны "маршал песни", как его шутливо назвал сам Г.К. Жуков, тоже творил много и плодотворно. Случалось, в его песнях слышался отзвук былых боев, как, например, в знаменитой "Где же вы, друзья-однополчане?", в сошедших с экрана "Пора в путь-дорогу", "Потому что мы пилоты", "В путь" и других. Балет, оперетты, полсотни кинофильмов, сотни песен и одна из них — особенная. Песня-символ, визитная карточ-ка России во всем мире: "Подмосковные вечера".

Ее композитор в содружестве с поэтом М. Матусовским написал в 1956 г., а на следующий год она стала торжественной песней Московского фестиваля молодежи и студентов. Переведенная на разные языки, эта песня до сих пор остается самой исполняемой в мире. Причем настолько, что занесена в Книгу рекордов Гиннесса. Современник В.П. Соловьева-Седого, также знаменитый советский композитор А.И. Хачатурян как-то написал Василию Павловичу: "От нашей эпохи останутся в истории музыки единицы. Среди очень немногих останешься ты, Гомер нашей эпохи". Редко так говорят великие о великих.

Музыка композитора не умолкает и сейчас, особенно в майские дни, окрашенные светом Великой Победы. Песни В.П. Соловьева-Седого помогали выстоять в огне боев, любить и верить через годы и расстояния, смело и уверенно шагать по жизни, радоваться восходам и закатам, несмотря ни на что. Они до сих пор любимы и востребованы, потому что вместе с ними поют душа и сердце.

С большим интересом посетители литературно-музыкальной гостиной прослушали не только рассказ Л.Э. Голубцовой о жизни и творчестве В.П. Соловьева-Седого, но и воспоминания севастопольского композитора Я. Машарского о встрече с ним. Песни "музыкальной эпохи Соловьева-Седого", исполненные народным артистом России В. Васильевым-Юминым и О. Панасенко под аккомпанемент О. Рубиной, дружно подхватывались певучей благодарной аудиторией.

Горячими аплодисментами гости ЦГБ им. Л.Н. Толстого наградили проникновенные, ставшие поистине народными: "Вечер на рейде", "Где же вы, друзья-однополчане?", "Девичья песня", "Горит свечи огарочек", "На лодке". Впрочем, и каждую песню композитора, звучавшую даже во время показа видеоряда (а это были "Вечерняя песня", знаменитые "Соловьи" и нестареющие "Подмосковные вечера"), тоже сопровождали аплодисменты.

Прав, прав был прекрасный поэт Михаил Дудин, однажды сказавший о своем замечательном земляке:

Он слышать голос времени умел,

Сводил с концами новые начала.

И, перехлестывая за предел,

Его живая Музыка звучала.

И мертвые вставали. И в крови

Захлебывалась новая атака.

И песней исходили соловьи

Над хаосом погибели и мрака.

И все-таки гармония жива

Бессмертием сочувствия и муки.

Течет Нева. И слезы льет вдова.

Трубит труба и маршируют внуки.

Другие статьи этого номера