Откуда берутся темнокожие дети?

Смуглые сироты в Украине не популярны: в лучшем случае, когда темнокожим детям исполнится три года, их могут усыновить иностранцы. Но случается, что такие дети попадают и в украинские семьи.

РОДИТЕЛИ ДЛЯ "ШОКОЛАДНОГО ЗАЙЦА"

Таня и Сергей вступили в брак после трех месяцев знакомства. С этого момента семейные решения принимались ими совместно и так же быстро. Так случилось и с желанием супругов взять в семью малыша.

Первым об усыновлении ребенка заговорил Сергей. Таня болела сахарным диабетом, и никто из врачей не гарантировал безопасность здоровью женщины и ее будущего ребенка. Татьяна хоть и мечтала о собственном малыше, идею усыновления подхватила. Мол, где-то в мире есть малыш, который тоже требует любви. Решили взять темнокожее дитя, так как все в основном ищут маленьких и беленьких детей, похожих на себя. А родительская любовь нужна любому брошенному малышу, независимо от возраста, характера и цвета кожи.

Перед усыновлением Сергей и Таня обвенчались в Киево-Печерской лавре, и уже на следующий день супруги выходили из районного отдела образования со списком документов на усыновление (до 2006 года этим вопросом занимались отделы образования).

Домой Таня и Сергей вернулись с фотографией "шоколадного зайца". Но родные эту новость восприняли в штыки. Однако данное себе обещание будущие родители не нарушили и начали собирать документы для усыновления.

Они часто навещали маленького Владислава. Во время первой встречи темнокожий малыш не обратил на будущих родителей никакого внимания. Вместе с тем с каждой следующей встречей ребенок все больше раскрывался. "За год мы осознали все наши чувства к мальчику: для нас он настолько родной, что даже его запах, казалось, каждая клеточка его тела были созданы нами", — не скрывает своих чувств Татьяна.

ЛИЗА И ЛИКА

Владик рос здоровым и жизнерадостным, и молодые родители поняли, что их любви могло бы хватить еще на одного ребенка. Наученные опытом первого усыновления, Таня и Сергей начали загодя собирать следующий пакет документов. И сотрудница районной службы по делам детей предложила им создать приемную семью. Супруги согласились. Таня и Сергей решили взять на воспитание двоих детей старше трех лет. Зашли в группу и увидели Лику — трехлетнюю девочку с выразительными глазами. Еще раньше, когда они приезжали в детское учреждение проведывать Владика, девочка всегда выбегала им навстречу. Но тогда усыновить ее не было возможности, так как биологическая мама Анжелики находилась в местах лишения свободы.

Прошло время, и Лику по возрасту перевели в детский дом, но никто из родственников ее так и не забрал. Тогда Сергей и Таня поняли, что будут усыновлять именно Лику. Обсуждая формальности, они уже подошли к воротам, когда встретили во дворе длинноволосую девочку лет шести…

За красавицу Лизу будущим родителям пришлось повоевать. Ребенок не имел статуса сироты, хотя никто из ее родственников так и не объявился. Биологическая мать Лизы официально находилась в розыске. Но после того как Татьяна и Сергей забрали девочку в приемную семью, ребенок официально, хоть и через полгода, получил статус сироты.

ДОМ ДЕТСТВА ДЛЯ СИРОТ

Сначала жизнь девочек с обретенными родителями была не такой беспроблемной, как хотелось бы. Лиза и Лика не сразу поняли, что теперь они в семье, где каждый имеет права и обязанности, любит и поддерживает друг друга. Но со временем стараниями родителей удалось наверстать упущенное в воспитании маленьких красавиц. "Мы с мужем чувствовали, что девчата — полностью наши дети, — рассказывает Таня. — Тем не менее нас не покидала мысль о том, что мы могли бы воспитать и намного больше детей". Супруги думали о том, что тепло родительского дома необходимо и тем детям, родители которых временно находятся в тюрьме, больнице, на заработках и т.д. И если биологическая мама захочет вернуть своего ребенка, то пусть так и будет. Но почему это переходное время мальчики и девочки должны жить с ограничениями?

В общем, Таня начала думать о том, чтобы взять опеку над сиротами из многодетных семей. Мало кто отваживался усыновить сразу троих, четверых и больше детей. Сергей понимал: создавать детский дом семейного типа надо на базе хотя бы небольшого частного дома, но с собственным двором, так как детям нужно место для активного отдыха. И когда супруги обратились в городской совет с этой просьбой, то там сразу же узнали от "доброжелателей" людей, что якобы они хотят таким образом заработать на детях. Но Таня и Сергей не стали делать драму из обидных слухов. "Когда мы говорили, что таким образом "зарабатывать" могла бы любая семья, взяв на воспитание хотя бы одну сироту, люди сразу же прекращали разговор на эту тему", — рассказывает Таня. Со временем разговоры вокруг многодетной семьи прекратились, но и ответа из городского совета относительно помещения не было.

Тем временем Таня и Сергей изменили статус приемных родителей на родителей-воспитателей. Теперь они могли взять на воспитание больше детей. И буквально на следующий день им позвонили по телефону работники областной службы по делам детей и рассказали о семье, в которой были двухлетний Богдан, трехлетняя Олеся, воспитывавшиеся в Доме ребенка, и девятилетний Игорь, который учился в школе-интернате. Детей разделили, когда их мама бросила на произвол судьбы четырехмесячного Богдана. Олесе в то время исполнилось 1,5 года, а Игорю — 7 лет. Первый класс старший брат не посещал — присматривал за младшими.

Два года дети прожили порознь. Больше всего Таня и Сергей переживали за Игоря: парню шел десятый год, и он мог сам решать — жить в новой семье или нет. Но буквально после первой встречи, произошедшей на осенних каникулах, от всех сомнений не осталось и следа. Игорь оказался замечательным мальчиком. За два месяца необходимые документы были собраны. Готово было и новое помещение для многодетной семьи — большая квартира в пятиэтажке. И вдруг из интерната позвонили и сообщили, что Игорь не подписывает согласие на проживание с приемными родителями. Таня сама перезвонила в кабинет директора и попросила дать ей возможность поговорить с парнем. Но Игорь только плакал и ничего конкретного сказать не мог. "Ты хочешь, чтобы мы сейчас приехали за тобой?" — спросила его Таня. "Хочу, мам, хочу! Забери меня!" — ответил Игорь.

На часах было почти 17-го. Оставив "домашних" детей на куму, Таня и Сергей за полтора часа приехали в интернат. Рабочий день завершался, и официально разрешение забрать Игоря было дано на завтра. Но социальный работник нашла время для встречи парня с будущими родителями-воспитателями. И Игорь сразу же подписал заявление. Вместе с тем директор учреждения настаивал, чтобы ребенка забрали на следующий день. Уже дома Игорь рассказал, что в интернате взрослые уговаривали его не идти в детский дом семейного типа, рассказывая всяческие ужасные истории о несчастливых судьбах приемных детей. Логику работников интерната понять можно: каждый ребенок в стенах учреждения — это дополнительное финансирование и рабочие места. Но зачем же лишать сирот шанса на жизнь в семье?

Затем из Дома ребенка супруги забрали Олесю и Богдана, и все дети стали жить вместе. Лизу и Игоря перевели учиться в школу возле нового дома. Каждое утро их отвозили учиться, а дошкольников оставляли куме. Сами же Таня и Сергей в течение дня перевозили вещи в новую квартиру, а к десяти вечера возвращались с детьми в старое помещение. И так — двенадцать дней, пока новое жилье не стало пригодным для жизни. Но это были приятные хлопоты, вспоминают супруги. Так во Львове появился первый детский дом семейного типа.

СВОЕВРЕМЕННО ОКАЗАЛИСЬ РЯДОМ

В мае 2008 года большая семья поехала в село на родину Ивана Франко вместе с работниками службы по делам детей и другими приемными семьями. Там Таня, Сергей и их дети познакомились с непослушным, но харизматичным Володей. Парень воспитывался приемным отцом. В интернат он попал вместе с младшей сестрой, когда их бросила мама. Тогда Володе было 6 лет, а его сестричке — два года. Детей подобрала на улице милиция и отправила в больницу. После этого сестричку забрал ее родной отец, Володя же остался совсем один.

К тому времени у его приемного отца ухудшилось здоровье, и воспитывать "сложного" ребенка ему было не по силам. Вова мог снова оказаться наедине со своими проблемами.

Таня и Сергей решили дать парню еще один шанс — подарить ему семью. Понимали, что будет тяжело, но это нужно прежде всего Володе. Так в их семье появился еще один сын. А в сентябре, как говорится, "здравствуй, школа!" Вовка по возрасту — уже шестиклассник, а уровень знаний у него едва тянул на третий класс. И было важно, чтобы в него поверили не только новые родители, но и учителя увидели его открытую и искреннюю душу.

ПРАЗДНИК ПЕТРА И ПАВЛА

По окончании учебного года супруги узнали о том, что в Закарпатье мать-цыганка бросила двоих малышей. Мальчики родились 12 июля, в церковный праздник Петра и Павла. Так их и назвали.

Малышей сначала не показывали будущим родителям. Львовская служба по делам детей не давала согласия на передачу мальчиков в детский дом семейного типа. Поэтому Таня и Сергей даже не видели их фотографий. Пришлось обращаться за помощью в Киев.

"Первую фотографию Пети и Павлика мы увидели приблизительно через два месяца, — рассказывает Татьяна. — Тогда малышам было 11 месяцев, а забрали мы их в год и десять дней, как раз на мой день рождения. Пришлось все начинать с нуля. Малыши весили 7 и 7,5 кг, имели по два зуба. Но, что было хуже всего, мальчики могли лежать лишь на спине, не умели даже переверачиваться на животик. Так ведут себя дети в четыре месяца…" Впервые увидев братьев, невропатолог в поликлинике ужаснулась: "Детям 12,5 месяца? Вы хотя бы понимаете, кого взяли?! Придете через месяц на очередной осмотр. Скорее всего, будем ставить диагноз ДЦП".

Но через два месяца близнецы уже сидели, через три — бегали в ходунках, а в год и четыре месяца — пошли! Твердо, уверенно, сразу оба в один день. Сейчас Петя и Павлик ходят в детский садик, веселые и потешные. Владик учится в гимназии, играет в футбол, Игорь, Богдан, Олеся, Лика, Лиза и Володя учатся в школе. Все дети помогают маме воспитывать младшую сестричку: в конце января прошлого года произошло чудо — у мамы Тани родилась дочка Женечка.

У каждого из детей в доме есть свои обязанности, которые они охотно выполняют. Это и забота о братьях наших меньших. Их в доме четверо: шиншилла Фунтик, почтенный кот Лари (донской сфинкс) и два попугая. Такой большой компании не помешал бы микроавтобус: летом поехать на море всей семьей — их заветная мечта…

(По материалам портала sirotstvy.net)

Другие статьи этого номера