«Знаешь, что берешь? Свинцовую гирю…»

Совсем скоро, в первом месяце лета, мы будем отмечать День города. Было бы логично в канун праздника вспомнить имена людей, поднимавших его. Имена тех, кто отстраивал город в тяжелое послевоенное время, кто своими руками создавал его могучий интеллектуальный, промышленный, оборонный потенциал. Правда в том, что практически все, что мы имеем сегодня, заслуга ТОГО поколения. Поколения наших отцов и дедов.Константин Михайлович Скобинский живет в обычной двухкомнатной квартире в пятиэтажке Гагаринского района. Из дома в последнее время выходит редко, виной тому — тяжелая болезнь. Мы перелистываем страницы фотоальбома с черно-белыми снимками. Перед глазами проходит жизнь, полная трудовых будней, семейных радостей. На одной из них — красивая молодая женщина. Волнистые волосы, улыбка, игривый полуоборот… Жена. Верная спутница. Не так давно она ушла из жизни. Константин Михайлович сдерживается с трудом, отворачивается от меня. Делает вид, что кашляет. Молчим…

Чтобы понять, насколько это волевой человек, достаточно взглянуть на его фотографию. О таких говорят: "Из железа и стали". О том, чего стоило это, говорят опущенные уголки губ, привычка не улыбаться. С юных лет судьба не баловала этого человека, но, вопреки всем обстоятельствам, он принял решение раз и навсегда: сопротивляться. Надо сказать, что это качество не осталось незамеченным. Руководство страны направляло его на самые сложные участки.

— Я думаю, самое печальное, что утратило нынешнее поколение, это способность трудиться на общее благо, — говорит Константин Михайлович. — В конце 50-х прошлого века Севастополь весь был в стройке, в высотных кранах. Люди работали на совесть, на износ, не только за зарплату. Познав лихо войны, мы искренне хотели сделать мирную жизнь счастьем.

После окончания одного из инженерных факультетов военного училища в Ленинграде Константин Михайлович получил назначение в Либаву, в дивизию подводных лодок. Позже в его биографии были и другие места службы. Но однажды пришло назначение, ставшее судьбоносным — в Крым. Ему предстояло поднять… завод.

— Я приехал, посмотрел, и мое сердце ушло в пятки. Это был даже не завод, не мастерская, а сборище флотского хлама, — вспоминает Константин Михайлович. — Начал резко, с кадров. Целью был поиск инженерно-технических работников, которые могли бы возглавить производство. На тот момент на заводе трудился всего 251 человек. Забегая вперед, скажу, что при мне коллектив вырос до 1200 работников.

Была создана очень сильная рабоче-строительная группа. Всего 48 человек, но зато какие! Построили дизельный цех, затем — механический, потом третий — корпусный. Всего было возведено 5 цехов. Нам было интересно работать в те годы — наш завод рос на глазах. Прибывали новые специалисты. Многие приезжали с Севера.

Позже в мое подчинение передали подземный комплекс в Балаклаве, сейчас там располагается музей. Уникальный комплекс, надо заметить, не только по тем временам, но и по нынешним. А тогда было запустение вокруг. Вице-адмирал Караганов хорошо выразился в то время: "Ты знаешь, что берешь? Свинцовую гирю, которую тебе на пояс повесили".

Я начал с того, что убрал любителей выпивать. Спирта ведь в воинской части тогда было много. Сначала разговаривал. Не помогло. Пришлось идти на жесткие меры. Кто-то ушел по болезни, кто-то перевелся. Принял на работу новых людей. Срок службы в штольне был три года. Условия здесь считались вредными: дышать нечем, высокая загазованность.

Выпускали мы одну подводную лодку в месяц. Ремонт был средним. У нас имелись четыре спецтерритории да еще вспомогательные цеха.

Главной своей задачей он считал поднять производство, показать качество. Кроме отечественных, мы ремонтировали иностранные корабли, малые большие надводные катера, тральщики. Ни одного замечания от заказчиков за все годы службы не было.

Силами завода построили микрорайон: семь домов-пятиэтажек (на ул. Строителей). У нас поначалу была очередь на жилье, но постепенно мы ее ликвидировали. Организовывали, как могли, культурный отдых. Людям в Балаклаве зачастую некуда было пойти, в центр ехать не всегда хотелось. Пришли ко мне как-то раз энтузиасты. "А давайте, — говорят, — свой эстрадный коллектив создадим!" Я спрашиваю: "Что для этого надо?" Назвали мне необходимое. Руководил нашим эстрадным коллективом "Металлист" А.И. Лукьянов, человек исключительных способностей. Потом появилась своя футбольная команда. К этому времени на заводе заработал бесплатный зубоврачебный кабинет с итальянской техникой. Была своя столовая. Пришло время, когда мы смогли сделать жизнь наших людей комфортной.

Двадцать лет я отдал "Металлисту". Трудно было, но потом наступила стабильность. Текучести кадров практически не было. Наших специалистов начали приглашать на работу за рубеж. Когда меня спрашивают, что надо сделать, чтобы наладить жизнь того или иного производства, я отвечаю известной русской поговоркой: "Каков поп, таков и приход".

Константин Михайлович Скобинский награжден орденами "За службу Родине в ВС СССР", "Знак Почета", 25 медалями. Но сам он себя наградил наивысшей наградой — добрым именем, любовью близких, уважением огромного числа людей.

Другие статьи этого номера