Адаптация, или Проверка на прочность

21 февраля 2012 года Оксана и Николай должны были забирать маленькую Танюшу из дома ребенка. Двоих своих сыновей — четырехлетнего Дениса и двухлетнего Андрея — планировали отвести в детский сад. Тогда бы Оксана осталась с дочуркой сама и могла бы посвятить все свое время ей. Все-таки первый день дома — очень важный!Но не все прошло так, как думалось. Утром у Дениса поднялась температура, появилась сыпь на коже — ветряная оспа. Разумеется, в детский сад оба сына не пошли. А теперь представьте себе: трое детей, болезнь, постоянный плач самой младшей, истерики… Паника и страх начали охватывать Оксану. А тут еще и муж должен был выходить на работу в ночь. "Наверное, Господь так распорядился, чтобы я увидела, что такое трое детей в одном доме, — говорит женщина. — Если честно, испугалась. Попросила Колю, чтобы не шел на работу. Я боялась, что сама с ними не справлюсь. Две ночи Денис не спал из-за ветряной оспы, следующие две ночи — Андрей, а потом две ночи — Танюшка".

А на второй, третий день у Дениски начала проявляться ревность. Раньше Андрей игрался только с ним, он мог командовать младшим братом. А теперь все изменилось: меньшие играют вместе, а Денис, как говорят, не при деле. Он то втихаря ущипнет Таню, то толкнет. Мама и отец постоянно объясняют: "Так нельзя делать. Ты старший брат. Ты должен ее защищать, оберегать". Он соглашается, но потом спрашивает:

— Мам, а Таня у нас еще долго будет? Что-то я уже не хочу, чтобы она с нами жила.

— Она теперь всегда будет жить у нас. Мы же тебе рассказывали о ней, и ты хотел сестричку. Что же теперь делать? Возвратить ее назад в детдом? — объясняет Оксана.

— Да нет… Ничего, может, я ее и полюблю…

А Танюше и самой тяжело. Она постоянно плачет. В группе в Доме ребенка Таня была единственной девочкой среди шести мальчиков, любимицей воспитателей. Все лучшее — ей. И здесь такого хочется. Вот отбирает у Дениса машинку, а он не дает — и уже истерика, падание на пол и плач. Это длилось недели две. Из советов психологов Оксана знает, что игрушку или книжку надо дарить не всем вместе, а конкретному ребенку, при этом рассказывая, что он может поделиться с другими детьми, если захочет. Ребята поняли это быстрее. Танюшка же все старалась выпросить воплем и плачем. А теперь сама уже думает, делиться ли своими игрушками с братьями.

Первые дни Таня очень много ела. Оксана привыкла, что ее ребята едят неохотно, их надо буквально "запихивать". А дочурка работала ложкой только так. Несколько раз на столе оставались тарелки Дениса и Андрея с недоеденным, так Таня и их порции доедала. Мама уже и волноваться начала, начитавшись о том, что может быть растяжение желудка. Также первые дни девочку мучила жажда: пила много и не могла напиться.

Еще один момент адаптации — панические уборки. Сначала Таня не только не разбрасывала игрушки по дому, но и прибирала за всеми. Как-то, пока Оксана говорила по телефону, девочка насобирала на диване хлебных крошечек и принесла маме в горстке. Да и ниточки, бумажки, соринки с пола Таня тщательно собирала и приносила взрослым. Наверное, в доме ребенка за беспорядок ее очень ругали.

Собственно, как и за запачканные памперсы. Оксане рассказывали, что на день ребенку в учреждении выделяется один памперс, еще один — на ночь. И у подросших малышей считается большим проступком укакаться в памперс. Поэтому когда с Таней такое случалось, она пряталась по углам. И если мама не могла дозваться Таню, то причина этого сразу была понятна: надо идти ее искать.

Следует сказать, что адаптация была не только у девочки, но и у мамы. У Оксаны ничего не ёкнуло внутри, когда увидела девочку впервые. Месяц она посещала Таню. А Коля восемь дней не мог попасть в детское учреждение, так как на губе у него выскочил герпес и его не пускали к Тане. Никакие объяснения, что это не заразно, не принимались. Уже время заявление писать, так как Оксана сказала специалистам службы, что точно заберет Таню, а муж все еще не мог познакомиться с будущей дочуркой. С помощью службы по делам детей разрешение таки получили.

Поначалу Танюшка очень боялась отца, не шла на руки. Теперь же льнет к нему. Объятия, поцелуи, расчесывание волос ребенку — не-е-ежность… К Оксане эти ощущения пришли чуточку позже. Да и Танюшка поначалу отмахивалась, если ее хотели поцеловать. Сейчас уже сама подойдет, поцелует, головку на колени положит. Такой себе маленький котенок.

А еще девочка любит заглядывать взрослым в глаза. И что она хочет там увидеть? Дедушка, Оксанин отец, если честно, сначала был очень недоволен решением дочки и зятя усыновить ребенка, некоторое время даже не разговаривал с ними, не приезжал в гости. А на 8 Марта все же посетил. Кажется, его сердце начинает растаивать, в особенности от Танюшиного проникновенного взгляда.

Прошло еще совсем немного времени с того момента, как ребенка забрали домой, но прогресс в развитии очень заметен. Боязнь людей и того, что ее оставят, исчезла. Таня уже научилась говорить больше слов, отец занимается развитием ее речи. И этот прогресс в адаптации, существенная разность в поведении Танюшки из Дома ребенка и Танюшки настоящей — своеобразный бальзам для родительских сердец.

И пусть кто-то не понимает, зачем усыновлять третьего ребенка, если своих двое, да еще и таких маленьких, пусть кто-то предостерегает: "Она подрастет и скажет: "Зачем вы это сделали, если сейчас меня ограничиваете?", Оксана и Коля знают, что нельзя жить и постоянно чего-то бояться. Надо просто любить! Ведь любовь — всесильная и всепобеждающая!

Другие статьи этого номера