Судьба двух песен, или О Севастополе поют в Израиле

Вот уж воистину бессмертны слова поэта: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся», а тем более, слова, окрылённые музыкой…Слава Шерешев, мой друг, товарищ и собутыльник, работал тогда в отделе культуры газеты "Слава Севастополя", другой мой друг, товарищ и ещё больший собутыльник Дима (Дмитрий Николаевич!) Ткаченко был завом этого же отдела. И вот они к какому …надцатилетию города объявили в газете "Конкурс на лучшую песню о городе-герое Севастополе". Ещё неизвестно, кто будет участвовать в конкурсе, но "судьями" (а жюри-судейство Дима-Слава взвалили на свои, отнюдь не хрупкие плечи) было заранее оговорено: первое место будет присуждено автору музыки Борису Боголепову на слова Николая Криванчикова.

Дело в том, что Борис Боголепов руководил Ансамблем песни и пляски Черноморского флота и ходил в любимцах у министра культуры СССР Фурцевой, а Николай Криванчиков был членом горсовета и очень перспективным поэтом, любимцем Николая Грибачёва, которого Коля Криванчиков считал своим крёстным отцом.

Да и как было не прогнозировать этому дуэту первое место, если перед тем в "Литературке" появилась статья какого-то известного критика (хоть убейте, фамилию его не вспомню!), где он клеймил позором Леонида Мартынова и Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского и Беллу Ахмадулину, а в противовес им, воспевал осанну… Коле Криванчикову!

И вот заседает жюри в составе двух человек — Славы Шерешева и Димы Ткаченко… Читатель ждёт от меня сейчас, что Борис Боголепов и Николай Криванчиков (а они-таки участвовали в конкурсе!) получат дулю с маком! Но не тут-то было, своё первое место они получили. За партийные слова и бездарную музыку. А второе место досталось бывшему композитору еврейского театра, который был и который закрыли в Севастополе, а ныне (имеются в виду 60-е) — музыкальному руководителю театра им. А.В. Луначарского Леониду Розену и бывшему фронтовому корреспонденту и поэту, а ныне (опять же имеются в виду 60-е годы!) матросу-рыбаку Афанасию Красовскому. Борис Боголепов тут же исполнил свою "партийную песню-гимн" с вверенным ему Ансамблем песни и пляски Черноморского флота, а песня Лёнечки (так его называли все за глаза) Розена на слова Афанасия Красовского, где были слова:

Севастопольские улицы вечерние,

В окнах светятся уютно огоньки,

И горят над севастопольскими скверами

Фонари, как золотые маяки…

запелась без всяческих ансамблей, что называется, народом. Хотя её впоследствии ввели в репертуар многие музыкально-песенные коллективы!

Давно нет в живых ни Бориса Боголепова, ни Николая Криванчикова, в общем-то, совсем не плохого поэта, но шибко-шибко ударенного эпохой, как и все мы, ни Лёнечки Розена, ни Афанасия Красовского… Но нет и песни Бориса Боголепова на слова Николая Криванчикова, она тихо-тихо умерла ещё при жизни авторов, но до сих пор поётся песня, занявшая второе место. "Русские" евреи привезли её с собой ("исполняется не спеша, задушевно") в Израиль. И поют на многочисленных праздниках и посиделках! Впрочем, в Севастополе её поют чаще…

Другие статьи этого номера