У каждого — по два брата

— Давно вы уже дома?
— Меньше года.
— Э, так вы еще на том берегу…
Такой диалог можно услышать при разговоре двух усыновителей. Опытные родители говорят, что должен пройти по крайней мере год, чтобы ребенок полностью привык к новому дому. В особенности, если дети старшенькие. Только время может постепенно изменить сиротскую привычку жить исключительно по расписанию.

ТРИ БРАТА

Сергей, Вера и их сыновья — Евгений, Павел и Николай — уже пристали к "своему берегу". Сегодня и не скажешь, что первые годы жизни этим детям пришлось провести в казенных стенах. Но "домашними" они, конечно, стали не сразу.

Первым в семье Сергея и Веры появился Женя. Супруги нянчились с малышом и уже тогда думали о брате для своего первенца. На портале sirotstvy.net Сергей и Вера увидели фото мальчика Коли, в анкете которого были указаны лаконичные сведения о том, что у него есть брат Павел. Из-за разницы в возрасте их, сирот, направили в разные учреждения (Павлику было полтора года, а Коле — 10 месяцев). И неизвестно, сколько бы еще прошло времени, пока братья узнали бы о существовании друг друга. "Зато сегодня каждый наш сын имеет по два брата", — шутит папа Сергей.

Павлику пришлось жить в детском доме дольше, и период адаптации у него немножко затянулся. Но супруги уже имели опыт "одомашнивания" Жени и знали, что каждый ребенок требует особого подхода. Кто-то не воспринимает критику, кого-то нужно больше хвалить, а иногда вообще лучше промолчать. Все эти, казалось бы, мелочи и терпение родителей помогли создать в семье мир и согласие. Мальчики привыкали к личным вещам и собственному пространству, учились сознавать, что новые папа и мама — первые друзья и помощники им.

— Очень важно, чтобы дети сызмала учились уважать других людей и имели чувство собственного достоинства, — считают Сергей и Вера. — Казалось бы, о таких высоких материях говорят значительно позже, когда дети уже учатся в школе. Однако воспитание может начинаться и с первых дней — на примерах из жизни мамы и папы. А этим детям так много надо наверстать!

Досадно, что братьев в государственных учреждениях не научили даже простейшим процедурам гигиены. Казенное питание привело к тому, что дома у обоих мальчиков возникала аллергия даже на обычные продукты. Методом проб и ошибок родители изучали особенности каждого из ребят, а братья познавали, что такое семья. Женька же учился быть в семье не единственным ребенком.

ОДНА СЕМЬЯ

Прошло время. Ребята повзрослели, стали сообразительными, дружными. Они теперь — одна команда, то есть семья.

Этой весной Паша окончил нулевой класс, а в сентябре станет школьником. Учителя говорят, что он — очень активный мальчик. Видя, как Женя восхищается спортом, Павел хочет овладеть боевым искусством каратэ. Коля сейчас в семье, будто "армянское радио". Мальчику исполнилось пять лет. Не верится, что еще недавно в его медицинской карточке было записано: "задержка речи". Теперь он хорошо разговаривает, шутит да и вообще заметно вырос психологически и эмоционально. О себе говорит: "Алеша Попович не боится", "Алеше Поповичу не больно", — ассоциирует себя с любимым легендарным героем-богатырем.

Сергей и Вера по собственному опыту знают, что все усилия, нервы, беспокойство (израсходованные на собирание всех справок и в первые недели адаптации детей) — ничто по сравнению со счастьем быть родителями. А их забота, верим, непременно возвратится безграничной признательностью и любовью. Нужно лишь не требовать и не ожидать детской благосклонности. Ведь маленьким тоже приходится непросто: новые условия, требования и эмоции…

А еще родители убеждены, что нужно своевременно рассказывать детям историю их происхождения. Женя уже знает, как он попал в семью. Младшие — Паша и Коля — еще не интересовались этим вопросом. Но когда придет время, от них не будут скрывать правду. Если в семье есть любовь, то все остальное — условности. А ребенок имеет право на самоопределение, и чем раньше он будет знать свою историю, тем безболезненнее будут протекать процесс познания себя, процесс рождения доверия к людям, в особенности к тем, кто рядом.

Тот, кто уже усыновил ребенка, может понять силу своей любви к детям. У Сергея — философский взгляд на все трудности. И его мысли вселяют веру и уверенность на пути к усыновлению. "Да, будущим отцам-усыновителям еще до знакомства с ребенком часто приходится сталкиваться с бюрократическими барьерами. Но для меня преодоление этих преград стало первым доказательством того, что я способен быть отцом. Я знал, что все условности, которые надо преодолеть, пройдут, а дети останутся с нами".

(По материалам сайта sirotstvy.net)

Другие статьи этого номера