Патриоты

Наверняка каждый из жителей Севастополя считает себя его патриотом. Нам действительно есть чем гордиться, когда на традиционный вопрос «Откуда будешь?» мы не придумываем красивые сказки о своем столичном происхождении, а с достоинством отвечаем: «Из Севастополя». Лично я много раз в подобной ситуации наблюдал плохо скрываемый пиитет не только в глазах славян, но и у европейцев, американцев, африканцев и «всяких там прочих шведов». Севастополь знают везде в основном из-за двух оборон. К моему великому сожалению. О корнях нашей гордости за любимый город мы с вами сегодня и поговорим в самой патриотической рубрике «Профили».Я, как и все мальчишки моего поколения, вырос в городе, буквально нафаршированном оружием и боеприпасами разных стран и эпох. Пытаться удивить своих одноклассников исправным карабином Симонова или обрезом "трехлинейки" было невозможно, но если вашу коллекцию украшали ППШ, "шмайсер", ТТ или "Вальтер", то ваш рейтинг поднимался пунктов на десять. Оружие было везде: Феолент, Казачья бухта, Мекензиевы горы, даже Херсонес и тогдашняя "запретка", а сейчас — античный некрополь.

И мы тогда совершенно не задумывались, почему его так много и почему попадается исключительно советское! Лишь на мысе Херсонес, в районе маяка, охотясь на ершей и крабов, можно было на мелководье наткнуться на полусгнивший "шмайсер". И тем более не было понятно, почему морское дно от 35-й батареи до самого Феолента усеяно проржавевшими "трехлинейками" (из пяти найденных всегда можно было собрать один действующий экземпляр). Сначала мы предположили, что после войны все ненужное оружие решили захоронить в море. Но почему только советское? Тогда мы даже не догадывались, что за каждой найденной винтовкой стоит человеческая трагедия и человеческая кровь… Много крови.

Тайну приоткрыл дед одного из приятелей, который освобождал Севастополь. Рассказал он совсем не много — все, что знал, но мы не поверили! Разве могут наши матросы и солдаты проиграть фашистам и, тем более, сдаться в плен, выбросив свое оружие перед сдачей?! (Кстати, практически все "магазины" и обоймы найденного нами оружия были пусты).

Разве возможно, чтобы высшее командование бросило нашу непобедимую Красную Армию без провианта и боеприпасов на растерзание вермахта? И что это за чудовищные выдумки, что в момент взрыва Инкерманских штолен там находился переполненный госпиталь, но не всех якобы успели эвакуировать?..

Да и как могут называть наши улицы именами тех, кто дезертировал? Дед определенно врет, думали мы, либо что-то путает, он же после контузии… Мне кажется, что именно тогда мы и стали патриотами: легко любить Отечество с безупречным прошлым, гораздо труднее, когда под неоспоримостью фактов восстанавливается не всегда приглядная истина, а страшные трагедии приобретают оттенок предательства.

В отличие от Питера, который выстоял осаду и не покорился, наш город сдавали, причем — дважды, но ведь мы все равно гордимся им и его прошлым. И Москва нашла в себе силы не только сдержать врага на ближних подступах, но потом еще и начать его громить. Хотя в 1812 году она так же горела и была оставлена на милость победителю. Найдите хоть одного коренного москвича, который бы за это поражение не любил свой город! И Одесса не раз попадала под оккупационные режимы, но нет ни одного одессита, который считал бы это пятном на челе своего любимого города.

Ведь на самом деле слава любого города — это, в первую очередь, люди, которые его строили, потом защищали до последнего вздоха, потом освобождали, ну а потом — вновь восстанавливали из пепла. Мы гордимся ими, значит, готовы повторить все заново, если действительно потребуется (не дай Бог, конечно!). Значит, мы — патриоты?! Наверное. Уже потому, что практически все мы выросли в семьях военных моряков, а уж кого-кого, но этих людей нельзя заподозрить в непатриотизме. И севастопольские мальчишки (до недавнего времени) с детства мечтали окончить военно-морское училище и отправиться служить куда угодно, но чтобы рядом было море, пусть и не Черное. А вслед за ними в заполярные гарнизоны уезжали севастопольские девчонки — история дедов и отцов повторялась лишь потому, что флотские традиции и патриотизм передавались следующему поколению с молоком матери, а не с экранов телевизоров или на агитационных политинформациях.

Многие города возникали вокруг какого-нибудь промышленного комплекса, автогиганта, "стройки века" или, скажем, АЭС. Для Севастополя градообразующим изначально был военный флот. Это неоспоримо. И как бы ни возлагали некоторые экономисты и политики свои надежды превратить Севастополь в мировой курорт или в международный рекреационный центр, в ближайшее время вряд ли это произойдет. Кто-нибудь из коренных севастопольцев захотел бы, чтобы наш город в одночасье превратился, к примеру, в Ялту или Сочи? Ответ, надеюсь, вы знаете. А флот, да и вообще профессия "защитник Родины" уже предполагают мощные патриотические традиции у горожан.

Но на одних патриотических настроениях далеко не уедешь — нужна объединяющая всех севастопольцев идея, возведенная в ранг религии. (Нет, я не имею в виду церковь, хотя именно Севастополь, Херсонес являются Меккой для православных всего мира — еще один веский повод для гордости!). Итак, идея, которая могла бы объединить всех севастопольцев, вне зависимости от возраста, вероисповедания и рода занятий.

Раньше все было более-менее понятно: кроме коммунистической идеи (не самой плохой, как сегодня выясняется!), царил менталитет закрытого пограничного города. Наши отцы и деды защищают от агрессоров южные рубежи Родины, а мы должны им во всем помогать, внося посильную лепту в это благородное дело. Отсюда — культ женщины в военном городе: попробовал бы кто-нибудь в те времена не уступить ей место в транспорте! Сдержанность в одежде: пройти по городу в шортах или без футболки было нереально. Идеальная чистота на улицах и абсолютная безопасность в любое время суток — повсюду патрули и милицейские наряды. Тяжкие преступления — нонсенс: город полностью перекрывался за полчаса, и бежать из него преступникам не представлялось возможным. Севастополь был закрытым от всего мира военным гарнизоном со своим укладом и своим кодексом чести. Даже близкие родственники могли приехать к нам исключительно по приглашению и специальному разрешению.

А когда в наш дом приходила беда (авария на подводной лодке, пожар на вертолетоносце "Москва", гибель БПК "Отважный"…), эта беда была общей, и каждый житель чувствовал боль утраты, как свою собственную! Это нас здорово сближало и объединяло, делало одной севастопольской семьей. Патриотизму мы учились на этих и многих других трагедиях.

Потом нашу семью попытались "развести", и казалось, что это удалось, но… Развода, к счастью, не случилось! Сейчас все мы снова севастопольцы, но у нас действительно нет общего знаменателя, цементирующей идеи, консолидирующего концепта, говоря современным языком.

Лозунг "Обогащайся, как можешь" для подавляющего большинства севастопольцев неприемлем в силу их внутренней интеллигентности: выходцы из семей военных моряков просто не способны зарабатывать деньги любым путем. Многовековая аура города препятствует размножению вируса сиюминутности и стяжательства.

Слишком много этот город видел и выстрадал, сохранив свое лицо, чтобы сегодня превратиться в лавочника, менялу, спекулянта или барыжника. Он, как в свое время Спаситель, непременно "изгонит торговцев из храма". На его фоне все сиюминутное и постыдное однажды покажется таким жалким и никчемным, а все причастные сгинут, словно их и не было вовсе! Севастополю надо служить. Служить, а не прислуживать и не выслуживаться! Только тогда твое имя будет вписано в пантеон патриотов, наравне с… Список бесконечен.

И мы гордимся историей города, его харизмой. Мы испытываем гордость от причастности к некоему братству севастопольцев. И единственный путь сохранить в себе и привить нашим детям и внукам дух любви к Севастополю лежит через нашу вековую культуру и наши традиции. А все они, так или иначе, связаны с флотом.

Вот нам всем и надо возродить Кодекс чести севастопольца. Как это было в древнем Херсонесе. Чтобы каждый знал: стоит нарушить хоть один пункт этого кодекса, и ты навсегда потеряешь право называть себя "севастополец". Нет, речь идет не об административном или уголовном наказании за совершенное, а о моральном! Душевные терзания и самолинчевание за совершенную низость страшнее любой статьи УК!

Первые ласточки этого процесса уже "прилетели": возникают общественные организации, которым небезразличны завтрашний облик Севастополя, эстетическое воспитание наших детей, судьбы бездомных людей и собак, сохранение культурного наследия, традиций, языка и, самое главное, — память. Та самая генетическая память о минувших испытаниях, лишениях и трагедиях, которые произошли на нашей земле!

"Не помнящие прошлого не имеют будущего"! А все наше прошлое и будущее напрямую связано с флотом и с Севастополем! Это я к тому, что через три дня мы будем отмечать второй по значимости (после Дня Победы) для всех патриотов Севастополя (то есть для всех горожан) праздник — День Военно-Морского Флота.

Если представить себе Севастополь в виде огромной подводной лодки, а каждого из жителей — членом экипажа, то все, наконец, поймут, насколько мы связаны друг с другом и насколько зависим от поступков каждого. А "всплывать" поодиночке не получится — только все вместе! И каждый из нас после долгой "автономки" ждет долгожданной команды: "Приготовиться к всплытию!"

С Днем Военно-Морского Флота!

Традиции возвращаются, значит, все будет хорошо!

К сему

Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера