Потомству в пример

Общеизвестно, что основание военно-морской крепости в Севастополе началось со строительства Адмиралтейства, но мало кто знает, что одновременно с этим по всему побережью (от Лукулла до Сарыча) стали возводиться артиллерийские батареи для защиты города и флота с моря. Перед Великой Отечественной войной вступили в строй дальнобойные артиллерийские батареи N 35 (на мысе Херсонес) и N 30 (в устье реки Бельбек), сыгравшие большую роль в обороне Севастополя.Сейчас о подвиге личного состава батареи N 35 хорошо известно в связи с открытием на ее территории историко-мемориального комплекса, посвященного героизму защитников города во время второй обороны 1941-1942 гг. О нем по украинским и российским телеканалам демонстрируется фильм, на батарее проводятся экскурсии, а музейный комплекс пополняется новыми экспонатами и документами, которые воспринимаются как личные обращения фронтовиков к нам, их наследникам.

А вот о батарее N 30 в средствах массовой информации публиковались лишь отрывочные сведения. И тогда ветераны береговых войск Виктор Алексеевич Потапов и Юрий Петрович Шилюк, поработав в архивах и обобщив сведения о батарее, написали о ней книгу. Она издана тиражом в 200 экземпляров и уже стала библиографической редкостью, поэтому читатели нашей газеты обращаются в редакцию с просьбой опубликовать материал об этом уникальном фортификационном сооружении, о самоотверженности, которую проявили батарейцы при обороне Севастополя. Вот что рассказали авторы книги "Береговая батарея N 30" нашему корреспонденту.

Сооружение батареи началось еще в 1913 году, но из-за революционных событий в России оно приостановилось на 14 лет. По прошествии этого времени от станции Мекензиевы Горы до батареи подвели железнодорожную ветку. По ней доставлялись броневые листы, строительные материалы, две башни весом по 95 тонн каждая и четыре 50-тонных орудия. Песок добывался в акватории поселка Любимовка. Его промывали пресной водой и пускали в дело. Одновременно строились казармы, жилье для семей комсостава, санчасть с рентгенкабинетом, столовая, баня, мастерские, а на глубине 37 метров — командный пункт. Посменно трудилось полторы тысячи человек. Бетонный завод производил в час 45 кубов высокопрочного бетона. Его укладывали в массив батареи, имевший в длину 130 и в ширину 50 метров. Специалисты уверяют, что темпы и объемы работ были сопоставимы с теми, что выполнялись на Днепрогэсе.

На батарее впервые в России была обеспечена ее автономность от внешнего боевого воздействия. Она имела защиту от отравляющих веществ, свои источники электроэнергии, дублирующие средства связи, артезианскую скважину, запасы топлива и продовольствия. А расположение батареи на отроге Мекензиевых гор на высоте 60 метров над уровнем моря позволяло ей вести круговой обстрел и держать под контролем площадь в 5 тысяч квадратных километров. Укрепления со стороны моря имели трехслойную железобетонную конструкцию толщиной 6,6 метра, способную выдержать два попадания 12-дюймового снаряда в одно место. Инспекторские проверки показали, что дальность полета снаряда (470 килограммов) составляет 42 километра, а готовность расчета к открытию огня не превышает пяти минут.

В первый день обороны Севастополя батарея сделала 6 стрельб по танкам, бронемашинам и колоннам немецкой пехоты в районе станции Альма, поддерживала огнем морскую пехоту, наносила удары по минометным и пулеметным точкам врага. С приближением его к Севастополю батарейцы чаще стреляли по пехоте шрапнелью, но продолжали наносить и дальнобойные удары по его резервам под Бахчисараем. За ноябрь 1941 года батарея обрушила на врага 880 бронебойных, фугасных и шрапнельных снарядов и нанесла его живой силе и технике большой урон.

В связи с этим немцы активизировали бомбовые и артиллерийские удары по батарее. В минуты затишья и даже под огнем противника батарейцы устраняли боевые повреждения. В конце декабря 1941 года командир батареи Георгий Александер сформировал из своего личного состава две роты для обороны своего командного пункта и военного городка. На помощь артиллеристам был переброшен батальон морской пехоты, но немцы тоже получили подкрепление и пошли на штурм. Его удалось отбить ценой больших потерь. Врачи медсанчасти едва успевали оказывать помощь раненым бойцам, но "тридцатка" продолжала стрельбы, хотя и с меньшей интенсивностью из-за предельного износа стволов орудий, сделавших по тысяче выстрелов.

В январе 1942 года пришлось создать ремонтную бригаду по замене четырех орудийных стволов, каждый из которых весил 50 тонн. На тренировках в мирное время на эту операцию отводилось два месяца. В боевой обстановке благодаря самоотверженности и смекалке ремонтников замена стволов без использования кранов была выполнена за 16 суток. К третьему штурму Севастополя батарея, которую немцы считали уже разбитой, возобновила стрельбы. Тогда противник усилил авианалеты и стал обстреливать ее из тяжелой мортиры "Карл" и пушки "Дора". Снарядом немецкой осадной артиллерии был поврежден вход в бетонный массив батареи, ранен политрук Ф. Марков, погиб командир орудия С. Кулапин. Краснофлотцу И. Иванину удалось сбить самолет. Это активизировало атаки фашистов.

12 июня 1942 года на батарею поступила последняя почта и телеграмма, в которой Верховный Главнокомандующий отметил героизм краснофлотцев, оборонявших Севастополь. В этот день они в пяти стрельбах выпустили 115 снарядов, но через два дня немецкие автоматчики перерезали телефонную связь и, подключившись к ней, стали предлагать артиллеристам сдаться в плен. Блокированная батарея оставалась на Северной стороне одним из немногих опорных пунктов сопротивления. На ее захват был брошен саперный полк. Личный состав батареи, то укрываясь в ее бетонном массиве, то вступая в рукопашные схватки, защищал подходы к ней из стрелкового оружия и гранатами.

Не имея связи с командованием, Георгий Александер отправил к нему посыльных с просьбой разблокировать батарею, но ответа не последовало. Комбат сформировал группу ликвидации приборов стрельбы и четыре группы, которым ставилась задача под покровом темноты прорваться через кольцо окружения и выйти на соединение с нашими войсками. Группы прорыва попали под губительный огонь, а оставшиеся в живых вернулись в массив батареи и продолжили оборону. Тогда фашисты стали запускать в воздухозаборники пламя из огнеметов и ядовитые газы. Погибая от удушья и начавшихся пожаров, батарейцы укрылись в командном пункте, кирками расширили водосток и через него выбрались на поверхность, чтобы пробиться к партизанам, но были схвачены и отправлены в лагерь для военнопленных. После отказа Георгия Александера от предложения сотрудничать с врагами он был расстрелян. Есть непроверенные сведения о том, что примерно 70 артиллеристам все же удалось пробиться на мыс Херсонес, но их дальнейшая судьба остается неизвестной.

После Великой Отечественной батарея N 30 была модернизирована и введена в состав боевых сил Черноморского флота. Она неоднократно выполняла огневые задачи, но их пришлось прекратить из-за того, что при выстреле ударная волна наносила ущерб строениям совхоза им. Софьи Перовской и деревни Любимовка. Последний залп был сделан в 1971 году во время съемок кинофильма "Далеко на Западе" с целью имитации боевых действий. Залп был холостым, и тем не менее в некоторых домах Любимовки вылетели стекла и сорвало крыши, а на винзаводе совхоза треснула емкость и было списано на утечку несколько декалитров вина.

О том, каким испытаниям в ходе боевых действий подвергались артиллеристы, свидетельствуют результаты разминирования территории и окрестностей батареи. Саперы обнаружили и обезвредили 6756 взрывоопасных единиц, в том числе 925 артиллерийских снарядов, 25 авиабомб, 637 минометных мин, 967 ручных гранат и 8 складов боеприпасов.

На месте захоронения батарейцев, проявивших мужество, стойкость и самоотверженность при обороне Севастополя, воздвигнут памятник, именем командира батареи на Северной стороне названа улица, и на ней установлен памятный знак Георгию Александеру, а в блоке башен открыт музей береговых войск Черноморского флота. Сохранить потомству в пример это уникальное фортификационное сооружение и память о тех, кто ценой жизни отстаивал Севастополь и своими подвигами продемонстрировал любовь к Отечеству, — священный долг наследников фронтовиков. Нельзя допустить, чтобы героическую "тридцатку" постигла участь безрассудно уничтоженных подземного завода и 80-й батареи в Балаклаве, 141-го артиллерийского дивизиона на мысе Феолент.

Другие статьи этого номера