Мама для особенного малыша

Как правило, потенциальные родители хотят взять в семью здорового малыша. Но есть люди, которые усыновляют детей с особыми потребностями. Такие семьи, безусловно, нуждаются в поддержке общества. Потому что их жизнь — это изнурительная борьба за каждый следующий день. Лишь преданность и любовь к ребенку позволяют им двигаться вперед.

МАЛЕНЬКОЕ СЧАСТЬЕ

Знакомство Светланы с ее будущим малышом состоялось в 1996 году. Поздно вечером женщина возвращалась из больницы: ее мама перенесла операцию по удалению онкологической опухоли и требовала ухода и внимания. Чтобы не идти одной ночью по улице, Светлана зашла к подруге-медсестре, работающей в соседней детской больнице.

В 90-е годы младенцы-сироты в маленьких городах часто оставались при детских больничных учреждениях. Лишь со временем их переводили в районные или областные детские дома. Подруга Светланы не успевала своевременно накормить всех брошенных малышей и попросила помочь. Женщина напоила грудного ребенка молоком из бутылочки, посмотрела в его маленькие выразительные глазки и ощутила, что держит в руках свое счастье.

Светлана знала, что не сможет иметь собственных детей из-за проблемы со здоровьем. С мужем к тому времени они развелись. И этот брошенный малыш мог бы стать ее сыном. Мальчику было лишь 18 суток от роду. На следующий день Светлана посоветовалась с мамой и получила благословение на доброе дело.

Процесс сбора документов не забрал много времени и сил. До судебного заседания Светлана присматривала за грудным ребенком в больнице. Бегала и к маме, и к сыну. После усыновления дала ему новое имя — Алексей, то есть защитник, помощник.

Со временем молодая мама узнала о том, что ее мальчик имеет живых и здоровых родителей. А оставили его потому, что биологический отец не захотел воспитывать ребенка. Светлану охватывал ужас: «Неужели в мире есть такие люди? Может ли женщина называться женщиной, если бросает свое грудное дитя ради призрачной любви?» Призрачной, так как оказалось, что совместная жизнь у биологических родителей малыша так и не сложилась.

Благодаря ребенку в Светиной семье появился собственный источник радости и счастья. Она приносила внука к маме в больницу, и обе радовались маленькому чуду. Но не успела бабушка увидеть первые шаги, услышать первые слова внука. Операция не помогла… Светлана осталась с ребенком одна.

Веру и любовь к жизни теперь поддерживал только ее сын. Светлана понимала: не нужно тянуть с медицинским обследованием ребенка. И ее волнения не были безосновательными. В поликлинике мальчику поставили диагноз — дисплазия ножек. Врачи уверяли, что болезнь лечится, нужна лишь своевременная и квалифицированная помощь. Молодая мама сразу же обратилась к столичным специалистам. Массажи, специальная ортопедическая обувь, специальное лечение — все, что назначали врачи, Светлана выполняла. Сын стал смыслом всей ее жизни.

БЕДА НЕ ПРИХОДИТ ОДНА

Шло время. Серьезное беспокойство относительно здоровья ребенка у Светланы возникло тогда, когда Алексею исполнилось два года. Он не мог полностью произносить слова, лишь по слогам. Логопеды не помогли, и Светлана повезла мальчика в столичный языковой центр. Там назначили занятия и упражнения. Но жить рядом с больницей не было возможности. Тогда она сама выучила логопедический курс и решительно взялась за развитие сына. Каждый день они плодотворно работали. Мальчику 2,5 года, он малоусидчивый, вертлявый, и чтобы заставить его работать, приходилось даже класть рядом ремень. Конечно, никто и никогда Алексея не бил. И наконец Светины усилия дали результат — сын заговорил.

Пришло время идти учиться в первый класс. Собрать сына в школу Светлане помогли сестра и крестные родители сына: купили книжки, летом отвезли отдохнуть в Крым.

Казалось, жизнь налаживается. Но в четвертом классе Алексей начал жаловаться, что ему тяжело долго ходить, а в особенности — подниматься по ступенькам. Врачи местной поликлиники не смогли обнаружить причину и направили на обследование в столицу. И судьба снова проверила Светлану на стойкость.

Второй диагноз был словно удар молнии — миопатия, дистрофия мышц. Эта болезнь наследственная и может передаваться через несколько поколений. Следствие — атрофия тканей и мышц. Но когда один из врачей написал в медицинской карте «болезнь не вылечивается», Светлана зачеркнула частицу «не». Он начал на нее кричать, но женщина на это не обращала внимания. Решила во что бы то ни стало вылечить сына.

БОРЬБА ЗА БУДУЩЕЕ

Сейчас Светлана вспоминает, что нет в Киеве такой больницы, где бы они с сыном не лежали. И везде были нужны немалые деньги: анализы, медикаменты, лечение, повторные анализы… Алексей рос коммуникабельным мальчиком. Как и всем детям, ему хотелось бегать с друзьями, играть с любимыми машинками и танцевать под красивую музыку. И общался он преимущественно с соседями по больничным палатам. К тому времени Алексей уже передвигался на инвалидной коляске. Школьные учителя учили его дома. Одноклассников он видел в гостях все реже и реже.

Но Светлана не опускала рук. Узнала, что в Германии и в Израиле есть реабилитационные центры, где помогают при таком диагнозе. К тому времени в Израиле начались боевые действия, и она решила везти сына в Европу. Но где взять деньги? За помощью обратилась к власть имущим, и лечение сына в Германии стало возможным. Там в окружении врачей и медсестер он пробыл больше месяца. Положительные результаты были. Но через некоторое время ему снова становилось хуже, снова мучили апатия и депрессия. Ведь в Украине, особенно в маленьких городах, транспорт и общественные учреждения не предназначены для людей с особыми потребностями. Лишь в последние годы начались перемены в этом направлении, но кардинальными их не назовешь.

Светлана продала собственную квартиру в городе, купила домик в селе, а Алексея снова повезла в Германию. На такой поступок пойдет не каждая родная мать. Светлана же не жалела ничего для здоровья сына. Специальные бытовые условия, более современное оснащение и лекарство улучшили на некоторое время состояние парня. Но через месяц деньги закончились, и пришлось возвращаться домой.

С того времени прошло пять лет. Сейчас Алексею 16. Он умеет готовить, печь пироги и даже, как это ни удивительно, любит стирать. А еще ему хотелось бы иметь младшего брата или сестру. Парень стремится к общению, но одноклассники в последние годы к нему даже не наведываются.

Да что говорить о бывших друзьях, если даже биологические мать и отец за 16 лет ни разу не поинтересовались, каким вырос их ребенок!

А Светлана живет сейчас новой надеждой. Недавно узнала, что во Франции появился медицинский центр, где умеют лечить дистрофию мышц. Теперь ищет возможность отправить сына на лечение. А следующие ее слова, возможно, вызовут у многих удивление и огромное уважение: «Я бы еще из детского приюта удочерила двух девочек школьного возраста. И Алексею будут сестрички, и мне радость. Понимаю, что будет трудно. Но я — сильная и могу усыновлять детей». Светлана вспомнила, что когда-то давно ее бабушка, имея двух собственных детей, забрала из интерната еще пятерых. Возможно, материнская любовь передается женщинам на генетическом уровне? И пока кто-то думает, усыновлять ребенка или нет, Светлана уже собирает документы на получение статуса усыновителя.

(По материалам сайта sirotstvy.net)

Другие статьи этого номера