«Изнанка» «секонд-хэнда»

"Изнанка" "секонд-хэнда"

В последние годы в нашем городе набирает обороты продажа «секонд-хэнда» — поношенной одежды и иных товаров, прибывающих в нашу страну из-за границы. Сеть магазинов, специализирующихся на данном товаре, стремительно растет во всех районах Севастополя. Однако, покупая себе «обновки» в подобных магазинах, мы зачастую совсем не задумываемся, какой нелегкий путь могут проделать эти вещи от бывшего владельца до прилавка. А такое, к сожалению, иногда полезнее один раз увидеть, чем сто раз услышать.»Бойкая соседка из соседнего подъезда по вечерам агитировала весь наш двор заманчивой однодневной подработкой на сортировке вещей в недавно открывшемся неподалеку магазине «секонд-хэнда», а о «результатах» таких «походов» за «быстрыми» заработками красноречиво говорили перемены в ее гардеробе — в недорогую и изрядно поношенную заморскую одежду она переодела себя и всю свою многочисленную родню, и только ее муж растерянно причитал, что ее «нечего надеть» уже некуда складывать.

Поддавшись журналистскому интересу, я сходила вместе с ней на «экскурсию» по сортировке одежды «секонд-хэнд». Картина, представшая взору, заставила содрогнуться.

Это лишь в рабочие дни магазин, хоть он и располагался в подвале одного из популярных супермаркетов, производил впечатление модного бутика: в шикарно отремонтированном зале звучала приятная музыка, приветливые продавцы-консультанты помогали растерявшимся покупателям, а вещи были аккуратно развешены на вешалках, и только весы на прилавке да стойкий запах химии четко давали понять, куда ты пришел.

В дни «сортировки» нераспроданные за торговую неделю вещи сбрасывали прямо на пол, а оттуда складывали в широкие пакеты для мусора. В подобных огромных мешках доставляли и новую партию товара и, сбросив ее также на пол, развешивали на вешалки и размещали на прилавках.

Вещи были далеко не новые, порой с откровенными следами эксплуатации: то из потертых заморских джинсов выпал мобильный телефон забывчивого владельца, то среди детских вещей встречались использованные подгузники, изгрызанные игрушки и колготки со следами «детской неожиданности», то изношенные «до неузнаваемости» носки, извлеченные в огромном количестве, упрямо «не находили себе пару», а из мешков на пол высыпались огромные комья грязи.

Лишь «сотрудницы невидимого фронта», видимо, привыкшие к таким трудовым будням, уже ничему не удивлялись: то до блеска натирали грязные, как из недельного турпохода, стоптанные ботинки, то выворачивали налицо практически каждую вещь. Постоянное чихание, зуд в глазах и кашель мучили практически каждого, а маленькое окошечко в мир под потолком абсолютно не удовлетворяло потребности в таком желанном свежем воздухе. Свои уставшие руки работницы отмывали от грязи прямо в ведре для мытья пола.

После долгой влажной уборки с хлоркой магазин начинал приобретать достойный вид, а довольный трудами измотанных тружениц администратор выдавал им смешную до слез зарплату.

Места продажи одежды «секонд-хэнд» существовали в нашем городе еще в девяностые, только раньше они располагались в подвалах, закутках, на задворках. Теперь же это — большие магазины с разнообразными товарами на любой вкус. Только покупатели этих торговых точек редко признаются, где именно была куплена вещь и, заходя в подобный магазин, озираются по сторонам, боясь увидеть кого-либо из знакомых.

Вообще понятие «секонд-хэнд» имеет вековую историю: еще особы королевской крови в знак предпочтения и поощрения дарили отличившимся верноподданным вещи со своего плеча. Этих подданных потом считали «второй правой рукой» венценосной особы, отсюда и термин «секонд-хэнд» — «вторая рука».

В наше время самые крупные страны, поставщики подобной одежды, — Великобритания, Ирландия, США. Первый же этап сортировки проходит в таких странах, как Бельгия, Канада, Италия, последующие — в иных странах, к которым, к сожалению, можно отнести и постсоветское пространство.

Говоря о популярности магазинов «секонд-хэнд», невольно хочется спросить: почему нас тянет, как магнитом, желание сэкономить, пусть и немного выгадав на дешевой «обновке»? Почему мы не испытываем чувство брезгливости, а наоборот, в нас «просыпается» какой-то «спортивный интерес» в погоне за наполнением собственного гардероба недорогой одеждой в огромных количествах?

Наконец, почему мы даже на мгновение не задумываемся, кто же был заграничным владельцем поношенной вещи, как он с нею обращался и в каком состоянии она хранилась, как она транспортировалась, претерпев множественные сортировки в разных странах мира, какой непростой путь ей пришлось преодолеть, прежде чем мы взяли ее в руки.

Ведь зачастую же овчинка выделки не стоит, зачем же в очередной раз тратить свои кровно заработанные средства? Даже в одежде применим знаменитый принцип известного политика прошлого — «лучше меньше, да лучше»…

Другие статьи этого номера