Там, где ступал Страбон

Там, где ступал Страбон

Завтра отмечается День археолога. Нынче на землях, относящихся к Национальному заповеднику «Херсонес Таврический», работает рекордное количество экспедиций представителей этой романтической профессии — двадцать. Одна из них продолжает исследование так называемого Страбонова Херсонеса.Даты жизни знаменитого греческого географа размыты глубиной времени. Предположительно он родился в 64-63 годах до новой эры, умер — около 20 года до новой эры. Будучи молодым, ближе к концу I века до новой эры, видимо, отличавшийся своей непоседливой натурой, Страбон совершает путешествие в места активной греческой колонизации в нынешнем Северном Причерноморье. С берега современной Казачьей бухты легко представляешь бесшумно скользящую по ее мелководью заморскую ладью под хлопающим на ветру косым парусом с путешественником на борту.

Почти на два тысячелетия вперед пробились сведения об увиденном им в районе полуострова, который сегодня мы называем Маячным, тронутом тленом разрушения городе, который некогда оставили его жители. Ох и загадку задал Страбон, назвав увиденные им в 50 стадиях от Херсонеса Таврического медленно разрушающиеся поселения людей Старым, или Древним, Херсонесом. Где он, этот подернутый плотной пеленой тайны город? В разное время этот вопрос занимал, не оставляя покоя, таких известных исследователей прошлого, как А.Л. Бертье-Делагард, К.К. Косцюшко-Валюжинич, Н.М. Печенкин, Р.Х. Лепер, К.Э. Гриневич, А.Н. Щеглов…

Каждый из них в свое время бывал здесь или вел раскопки. Их результаты рождали различные гипотезы. Авторитетнейший А.Л. Бертье-Делагард, например, верил в то, что Страбонов Старый (Древний) Херсонес основан греками в VI веке до новой эры, то есть на пару столетий раньше Херсонеса Таврического. Эту версию горячо поддерживал А.Н. Щеглов. Самые противоречивые догадки приближали к разгадке тайны Страбонова Херсонеса.

В преддверии Дня археолога администрация Национального заповедника «Херсонес Таврический» организовала поездку группы журналистов в район Маячного полуострова. У его перешейка на солидном участке до материковой скалы снят немалый слой земли. В течение веков, ежегодно накапливаясь, он скрывал то, что видел Страбон: усадьбы эллинов, улицы, площадь, место проведения религиозных обрядов с алтарем, винодавильни, площадки для предварительной подготовки ягод к переработке.

С работниками средств массовой информации беседовал один из руководителей Гераклейской экспедиции москвич Георгий Олтаржевский. Ее научным руководителем является кандидат исторических наук Г.М. Николаенко (Национальный заповедник «Херсонес Таврический»).

Перед диктофонами, микрофонами и съемочными камерами Георгий Александрович с полной уверенностью заявил, что продолжающиеся в течение почти двух десятилетий исследования уже позволяют сделать вывод о том, что эллинский город на перешейке современного нам Маячного полуострова между двумя параллельными мощными крепостными стенами появился одновременно или чуть позже Херсонеса Таврического, то есть не в VI, а в IV веке до нашей эры. Это подтверждают найденные в самых ранних слоях культурного слоя образцы херсонесской керамики и другие находки. Они показывают, что в городе — античной провинции, к великому удивлению, четкая прямоугольная планировка. В нем жили виноградари, рыбаки, воины… В бухте базировался флот херсонеситов.

В самом деле Страбон увидел город опустевшим. Но Георгий Олтаржевский и его товарищи пока не нашли следов пожарищ и разрушений. Это говорит о том, что просуществовавший 150-200 лет город эллинов был оставлен добровольно. Во II веке до новой эры реальная угроза Херсонесу Таврическому нависла с севера, со стороны воинствующих скифов. Место воина было не на более или менее спокойном юго-западе города-государства, а за стенами собственно полиса.

Почему, однако, Страбон называл Херсонес у нынешней Казачьей бухты «старым» и «древним»? Вот и ученые, наши современники, спрашивают: «Не в значении ли «бывший»?»

Жизнь между двумя крепостными стенами у перешейка современного нам Маячного полуострова не погасла окончательно. Может, ее тлеющую искорку не заметил или не оценил должным образом сам Страбон. И эту, смею сказать, сенсацию подарил продолжающийся еще исследовательский сезон. Стоило археологам углубиться на несколько метров, как косяком пошли находки, которые говорят о том, что поселение людей у Маячного было и в римский, и в византийский периоды существования Херсонеса Таврического, вплоть до VII-VIII веков новой эры, то есть и в раннее средневековье.

Возможно, это связано с существованием христианской обители рядом на островке. По преданию, на нем был казнен Святой Климент. Вполне вероятно, что поселение существовало как некий центр торговли, таможенный пункт. Возможно и то, что кто-то из его жителей на берегу жег костры, огни которых предупреждали кораблекрушения. Совершенно определенно можно сказать, что Страбонов Херсонес стал городом-убежищем для греков-земледельцев хоры — сельскохозяйственной зоны Херсонеса Таврического. В дни опасности они скрывались за его стенами со своим скотом и скарбом. Это и продлило или возродило существование Страбонова Херсонеса. Что еще принесет его дальнейшее исследование?

Щемящее чувство оставляет даже очень короткая прогулка по улицам и площади, по мостовым которых ступал Страбон. Как чувствует себя древнее городище зимой, в длинное-предлинное межсезонье? Георгий Олтаржевский откровенен.

— Ужасно, — говорит он. — Некоторые члены раскинувшихся рядом садоводческих товариществ опаснее былых диких тавров и скифов. Кто-то из соседей решил, что некоторые артефакты должны принадлежать ему лично. Так исчезли один тарапан-винодавильня, каменные желоба, жертвенник со следами даров. (По этому поводу Георгий Олтаржевский заметил, что древние греки мясо животных съедали сами, а богам жертвовали требуху и кости. Люди есть люди).

Исторический памятник, которым мог гордиться цивилизованный мир, лишен охраны. Опасаешься: как бы кто-то не унес закрепленную на специальной стене табличку с надписью: «Памятник археологии. Охраняется государством».

В то же время радуешься начатой консервации объектов Страбонова Херсонеса. В этом году, как было сообщено журналистам, в Национальном заповеднике «Херсонес Таврический» на базе сектора научной реставрации и консервации образован отдел. Его работники уже преобразили расположенный на базовой площадке античный театр и некогда открытый и заброшенный в монастырском саду древний христианский храм. Можно ожидать, что и Страбонов Херсонес пойдет путем активной музеефикации. Это тем более важно, учитывая, что почти 14 гектаров заповедной территории у Казачьей бухты включены в границы археологического парка заповедника, который номинируется в Список культурного наследия ЮНЕСКО.

На Маячном седое прошлое перекликается с современностью. Маяк тогда и сейчас, крепость эллинская и 35-я береговая батарея времен Великой Отечественной… Посещение полуостровка много дает душе и сердцу.

Другие статьи этого номера