Косточка в фарше

Действующие лица:
ОН — современный молодой человек из недавно прибывших, но уже с серьгою в ухе, в ноздре и в пупке;
ОНА — современная девушка с серьгами в бровях, в ушах и в пупке, родившаяся в Израиле;
РОДИТЕЛИ — ватики, но вполне современные, но без серёг в ушах, бровях, ноздрях, а тем более — в пупках.Отдельно стоящий особняк в престижном районе Хайфы. Уютная квартирка из восьми комнат. В одной из комнат — стол. На столе — бутылка и закуски. За столом — родители.

Входят ОН и ОНА.

ОНА (шепчет на ухо). И не перечь мне, пора познакомиться с моими интеллигентными родителями. Пусть подбирают имя внуку, а то (поглаживает округлившийся живот) поздно будет. А ты, охломоша мой, произведи на них впечатление.

ОН. Я скажу им, что мой заработок около ста тысяч шекелей в месяц. Или — долларов сказать?

ОНА. Моего папаню этим не прошибёшь, а насторожить может! Лучше скажи, что работаешь старшим помощником капитана дальнего плавания… Молчи, молчи, когда-нибудь они узнают о тебе всю правду, но это уже будет не так болезненно… Да скажи, что коллекционируешь старинное оружие, батя это любит — он всегда мечтал выдать меня за интеллигентного человека!.. Ещё скажи, что прадед твой был дворянином — это среди интеллигентов становится модным!

ОН. Начитанная ты моя! А разве и среди евреев были дворяне?

ОНА. Были, были, были!

ОН. Не спорю, не спорю, не спорю.

ОНА. Скажи, что твой пра-прадед был особой, приближенной к императору, но потом подался в простой еврейский народ и слился с ним. Хоть часик продержись!.. Да, сядешь к родителям в профиль левой стороной, так ты интеллигентней выглядишь.

РОДИТЕЛИ. Что вы там шепчетесь? Прошу господ последовать к столу!

ОН и ОНА усаживаются за стол.

ОНА. Дорогие родители! Разрешите представить моего…

РОДИТЕЛИ. Видим, видим!.. Вначале выпейте, чего полегче (наливают в рюмки вино), и закусите…

Подсовывают нечто съестное — авторы не склонны подсказывать режиссёру выбор блюд — в Израиле есть что подсунуть! Очень едучая, заметим, страна Эрец-Исраэль!

ОНА. А теперь можно представить моего…

РОДИТЕЛИ. Давно ждём! С тех пор, как стал намечаться у тебя, девочка моя, животик…

ОНА. Это вовсе не повод для замужества!

РОДИТЕЛИ. Понимаем, понимаем, наша рыбонька…

ОНА. Так вы дадите мне представить вам человека, который сделал мне предложение?!

РОДИТЕЛИ. Молчим, молчим… Ну, молодой человек, расскажите немного о себе! Чего достигли в этой лучшей из всех государств стране?

ОН (вскакивая). Значица так, работаю я старшим помощником младшего дворника…

РОДИТЕЛИ. Че-е-во!..

ОН. Шучу я так. Начну сначала. Работаю я старшим помощником капитана. Самым старшим. Таким старшим, что приходят, бывало, на корабль и говорят: «Капитан нам не нужен, а давайте самого старшего!»

РОДИТЕЛИ. Подходяще!

ОН. Плаваем в водах, где не ступала нога человека. А главное — в систематических штормах. Так, бывало, корабль раскачает, что потом и в штиль качается. Капитана укачивает, механика укачивает, кока….

РОДИТЕЛИ. А… Кок — это кто?

ОН (снисходительно). Повар морского назначения. Второе лицо в команде после меня. Слушайте, не отвлекайте меня.

РОДИТЕЛИ. Внимаем, внимаем, внимаем…

ОН. На каком из укачиваемых я остановился?.. Ах да — на коке… Доктора укачивает, радиста укачивает… И мне приходится всех подменять. Одной ногою штурвал кручу, другой — радирую: «На корабле полный порядок. Дойдём своим ходом!»

РОДИТЕЛИ. Повезло нашей-то!

ОНА (шепчет на ухо). Скажи ещё про коллекцию и будем сматываться!

ОН. А прадед, как я уже говорил за этим столом, был дворянином, но совершенно спился. Коллекцию оружия мне оставил. Все комнаты завалены. И всё наточено, заряжено. Недавно мортиру при случае достал. Под Новый год все из ракетниц в воздух пуляют, а я из гаубицы как… шандарахну — полный отпад! Соседей вокруг меня давно нет. Три жены ушло и семерых детей увели.

РОДИТЕЛИ (модулируя голосом). Везёт же нашей-то!

ОНА (на ухо). Закругляйся!

ОН. А от прадеда мне ещё левый профиль достался! Таких больше нет. Киношники умоляют сниматься. Женщин от меня приходится полиции отрывать….

ОНА (свистящим шёпотом). Бежим. Папа ножичком поигрывает.

ОН. На алименты у меня ползарплаты уходит, так приходится подрабатывать в мясном отделе. Возьмёшь, бывало, тушу говяжью и… хэк! её топором. Так увлечёшься, что по дороге домой рубишь всё, что под руку подвернётся… Последней тёще не то руку, не то ногу обрубил… Полиция на учёт поставила.

ОНА (в ужасе). Бежим, пока не поздно!

Папа, поигрывая разделочным ножиком, интеллигентно смеётся. Мама, как и дочка, в ужасе.

ПАПА. А ну-ка, будущий зятёк, повернись фасом… Так оно и есть! Я тебя узнал, когда ты сказал «хэк!»… Я же тоже мясником работаю, так специально приходил на тебя полюбоваться, как ты ловко индюков разделываешь и по российской привычке пытаешься доверчивым покупателям сунуть косточку даже в фарш!..

ОН. Да я… да я…

ОНА. Да он… да он…

ПАПА. Так давайте опрокинем по фужерчику и пойдём смотреть мою коллекцию ножей. Ох, чувствует моё сердце…

МАМА. И моё чувствует.

ПАПА. Чувствует моё мужское сердце, что прирежешь в самом скором времени к своему оружию и мою коллекцию ножей. И я знаю теперь наверняка, попадёт она в надёжные руки, дорогой мой человек! Это ж надо до такого додуматься — косточку в фарш!

ОН, ОНА и РОДИТЕЛИ. Хорошо живут мастера по разделке мяса, хоть в России, хоть в Украине, хоть в Израиле!..

ОН и ОНА берутся за руки. За столом — оживление. Заждавшаяся пробка «Советского шампанского» — в России давно нет такого шампанского, а в Израиле, как в Греции, есть всё — летит в потолок.

Занавес.

Другие статьи этого номера