Картину «диктует» дух прадеда

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Недавно я был на широкомасштабной республиканской конференции в Киеве, где собрался со всей страны весь цвет отечественной фармацевтики. И, к моей большой радости, встретил там своего давнего приятеля по работе в одном из пензенских институтов — Георгия Александровича Манусевича. Оказывается, ему лет 20 назад предложили престижную должность в Житомире, на одном из предприятий холдинга по переработке лекарственного растительного сырья. Так он оказался на Украине.

Законопослушно отсидели мы с ним все те 12 часов, что отводились на пять семинаров, а в день отъезда хорошо «отметились» в ресторане «У Парфеныча». Там-то уж мы отвели душу за бутылочкой хорошего вина. Нет-нет, не об ординарной пьянке идет речь, просто много накопилось того, чем хочется поделиться с хорошим приятелем, навести «мосты» на будущее: выяснилось, что Жора так ни разу и не свозил на море своего младшего сына Петю.

Короче, у нас была тьма тем, но я хочу остановиться на одном рассказе о необыкновенном происшествии, которое приключилось с его женой, Галиной Тимофеевной. И суть его сообщения — как раз по тематике рубрики «Славы Севастополя» «Хотите верьте…»

Забегая вперед, должен отметить, что жена моего приятеля, Галина, в девичестве носила фамилию Горбунова и весьма гордилась тем, что по линии отца происходила из семьи известного в XIX веке русского художника и литографа Кирилла Антоновича Горбунова, который уже в 29 лет получил звание академика портретной живописи. Широко известны, кстати, портреты его кисти Гоголя, Лермонтова, Бакунина, Щепкина, Белинского…

В ранней юности Галочка, помнится, пыталась заняться живописью, как и ее именитый прапрадед, но особых успехов в этом начинании не достигла и избрала стезю гидролога.

Так вот, шесть лет назад Галя попала в автокатастрофу с последующей сильнейшей гематомой правой лобной доли черепа. Долго лечилась, в общем-то, выздоровела, но периодически, особенно после сильного стресса, стала впадать в некий транс, в процессе которого вполне сознательно брала в руки кисть, разводила краски и… рисовала портреты до поры до времени совершенно никому не знакомых людей, причем в одежде европейцев явно последней трети XIX века.

Надо отдать ей должное, рассказывал мне Георгий, после, как говорится, ее возвращения в «первобытное состояние» она была просто обескуражена тем, что творили ее руки во время транса. Ей казалось, что ее просто разыгрывают: да никогда в жизни она, мол, не способна нарисовать подобное!

Между тем два ее портрета серьезных мужчин (по всему антуражу — явно современников Гоголя или Герцена) мой приятель отнес к одному известному житомирскому искусствоведу, который дал весьма высокую оценку мастерству художника.

Один из друзей семьи Манусевичей вызвался произвести довольно кропотливый поиск в Интернете и попытаться идентифицировать лики незнакомцев, вышедшие из-под кисти Галины. Каково же было изумление компьютерщика, когда машина высветила два имени — Николай Михайлович Пржевальский и Николай Андреевич Римский-Корсаков.

Мой приятель не успокоился и заказал весьма дорогостоящую экспертизу в Эрмитаже, в отделе истории русской культуры. И получил поразительный результат: по манере письма оба портрета (разумеется, не 100-процентно) могли бы принадлежать кисти уроженца Пензенской губернии, свободного художника-портретиста Кирилла Антоновича Горбунова.

Это был шок, и не иначе! Выходит, рукою жены Георгия Александровича спустя 113 лет после физической смерти художника водит его дух — дух ее пра-прадеда!

Подобные психоматические «аттракционы», кстати, в истории человечества вполне реально уже были зарегистрированы. И Жора назвал самый яркий пример: некий безвестный лондонский полиграфист блестяще завершил известное незаконченное произведение Диккенса «Тайна Эдвида Друда». Молодой мужчина уверял, что ночью ему во сне некий голос надиктовывал один абзац за другим, а утром благодаря своей великолепной памяти он лишь исписывал без помарок лист за листом, причем литературоведы поставили его работе отметку «отлично», т.е. текст мог принадлежать… самому Диккенсу, и не иначе.

…Пока Галина Манусевич воссоздала три работы своего предка. Все они хранятся дома, в семье решили никуда их не «пристраивать»: все-таки они — следствие явно зазеркальных, неведомых человечеству сил.


ОТ РЕДАКЦИИ:

Область знаний медиумизма, или «ченнелинга», пока что не приобрела научного статуса, но многие примеры «создания канала» для передачи ушедшими из жизни гениями своих новых творений во всех сферах культуры и искусства документально зафиксированы наукой.

Медиумизм, что можно перевести как «создание канала», предполагает, что творческий процесс, который проходит в так называемом измененном психическом состоянии человека, есть не что иное, как предоставление своего тела в качестве проводника информационному потоку из другого мира. Информация эта может быть трансформирована — как в слова (обычная практика предсказаний, сделанных в состоянии транса), так и в художественные, музыкальные или иные образы. При этом человек может сознательно становиться каналом для информации, контролируя глубину своего транса, а иногда это может происходить помимо воли «проводника».

Какова же природа передачи того или иного дара? Пока ученым не удалось найти ответы на многие вопросы, нам остается только гадать о том, кто является истинным автором очередного шедевра: человек, который им представляется, или душа какого-нибудь гения, которая пользуется им как проводником, сообщает еженедельник «Тайны XX века».

Другие статьи этого номера