Штрихи к биографии Михаила Арцыбашева

Максим Горький отзывался об авторе широко известного «эротического», как бы его сегодня назвали, романа «Санин», между прочим, читаемого всеми и сегодня, Михаиле Арцыбашеве весьма прохладно, если не сказать больше: «А-а, это тот глухой, слепой и с насморком!»…Так вот, в 1909 году Арцыбашев вместе со своей женой жил в Балаклаве и решил посетить летний театрик, где, между прочим, шла постановка его пьесы. На свою пьесу он сделал робкую попытку пройти неузнанным и заказал у кассирши два билета на первый ряд. А кассирша возьми и забудь об этом.

И когда Арцыбашев появился перед глазами кассирши, она только тогда вспомнила об этом факте: билетов ни на первый, ни на второй ряд уже не было. Арцыбашеву бы порадоваться этому факту: всё-таки по его пьесе ставился спектакль, а он возьми и рассердись не на шутку.

«Проданы?! — закричал он. — Так вы относитесь к человеку?!»

Кассирша и испугаться не успела, как Арцыбашев схватил столик и бросил его в Балаклавскую бухту. Вместе с оставшимися на последние ряды билетами и денежной выручкой. И удалился с достоинством: мавр сделал своё дело, мавр может уйти! Эта история мгновенно облетела все газеты, которые высказывались весьма резко, и слово «хулиган» было не самым-самым. Как ни странно, сам Михаил Арцыбашев был весьма доволен.

— Чему радуешься, — спросил у него Сергей Сергеев-Ценский, когда они встретились на даче Степана Скитальца, — теперь вся Россия узнает, каков ты есть!

— Не скажи, — парировал Арцыбашев, — застрянет в чьём-нибудь мозгу моя фамилия — Ар-цы-ба-шев! — и меня будут вспоминать.

— Как хулигана?

— Важно, чтобы фамилию запомнили, а хулиган или писатель, потомки разберутся.

А ведь Михаил Арцыбашев оказался прав. Сергеева-Ценского знали лучше (очень печатаемый писатель был в Стране Советов!), но уже нынешнее поколение молодых начинает его забывать, а к Арцыбашеву присматриваются:

— А ведь совсем неплохо писал! А-а?.. Эротично… В духе сегодняшнего дня…

Другие статьи этого номера