«Народные» заведения и не заведения

"Народные" заведения и не заведения

Вот только народ наш севастопольский по большому счёту и в большинстве своём к ним никакого (ни прямого, ни косвенного) отношения не имеет. Более того, искренне удивляется, что без него его «женили». А если быть более точным, не спросив разрешения и не принося извинений, поставили перед фактом и «подвинули».
Может быть, кому-то из наших уважаемых читателей покажется несколько чрезмерным желание докопаться до истины с «народным» заведением, что располагается на улице Большой Морской и именуется пивоварней, мол, чего прицепились, не одно оно в городе такое. Этой части горожан объясняем: мы за порядок в городе. За сохранение его уникального исторического облика, былой привлекательности и чистоты.
Именно поэтому наш традиционный пятничный откровенный разговор о важном вновь начинают жители улицы Большой Морской. Нижеследующее — это своеобразный собирательный образ мнений людей о «народной» пивоварне (так в рекламе позиционируют своё заведение его хозяева) и анализа ответов официальных городских структур на обращения граждан.«НАРОДНОЕ» ЗАВЕДЕНИЕ НА НАРОДНОЙ УЛИЦЕ

Итак. По словам жильцов, единственным положительным моментом после «битья во все колокола» и публикаций в «Славе» стал демонтаж «адской машины» — генератора, который не давал людям покоя ни днём ни ночью, к тому же ещё и коптил. На этом всё.

Теперь о минусах: старых и новых. При оборудовании пивоварни и строительстве летней площадки были демонтированы, по словам горожан, 4 метра уникальной металлической решётки. Заметим, что, как следует из ответа управления промышленности, развития инфраструктуры и агропромышленного комплекса СГГА (исх. N 806/3 от 16.08.2012 года), «остановлены также работы по сооружению сезонной площадки до получения согласований с органами архитектуры…» и «…информация о незаконно установленной летней площадке по адресу: ул. Б. Морская, 14, направлена в прокуратуру Севастополя…».

Иными словами, летний «вольер» пивоварни сооружался на тротуаре в центре города самовольно, по хозяйскому решению, без разрешительных документов. Скажите, где, в какой цивилизованной стране мира такое возможно? Пришёл, понравился тротуар, поставил, что захотел, и всё сошло с рук. Во всяком случае, нам бы с вами, уважаемые читатели, такой трюк уж точно бы не удался.

Дальше — больше. Заведение успешно функционирует. СЭС оптимистично заверяет, что «… к субъекту хозяйствования приняты административные меры воздействия в виде штрафных санкций, внесено постановление о прекращении эксплуатации дизельного генератора» (исх. N 2005 от 04.09.12 г. Ленинской СЭС). Ей вторит (не менее оптимистично) (исх. N 2242 от 28.08.12) Госинспекция по вопросам защиты прав потребителей в Севастополе: «…Также со стороны предприятия (пивоварни. — Ред.) даны обязательства не нарушать общественный покой и принцип добрососедства с жителями близлежащих домов…».

А в это время жители близлежащих домов (видимо, исключительно по принципу добрососедства) теперь задыхаются от запаха копчения предприятием продуктов, протискиваются под стенкой дома, если во дворе разгружается машина, доставившая в заведение необходимое для его функционирования, вынуждены терпеть ночные «концерты» попивших не слабо пивка и дышать «ароматами» их испражнений. Кроме того, люди должны, видимо, смириться и с «общественной курильней» во дворе — персонал заведения перекуривает исключительно на «свежем» воздухе.

Возмущению вынужденно живущих рядом с пивоварней севастопольцев нет предела. Но самое, на наш взгляд, страшное и позорное для города с великолепными традициями — это то, что люди не верят в торжество закона и справедливости. И сомневаются, что на защиту их интересов, кроме них самих, еще кто-то встанет.

Неужели их опасения не напрасны?

* * *

Следующая наша собеседница — 76-летняя Неонила Михайловна Тарасова. Наша постоянная подписчица с 40-летним стажем делится своей болью об ушедшем отце — солдате Великой Отечественной. Почему же болит сердце у дочери спустя столько лет?

ШОУ НА НАДГРОБИЯХ

«Уважаемая редакция! Как-то по местному телевидению посмотрела репортаж о памятнике лётчикам, что стоит на 5-м км Балаклавского шоссе. В нём говорилось о проблемах подростков, которым негде кататься на скейте. Поэтому они облюбовали площадку у памятника авиаторам-черноморцам. А самые «крутые» катаются по надгробным плитам.

Почему пишу «по надгробным»? Да потому что они приравниваются к могилам лётчиков, погибших в бою и не имеющих захоронений.

На первой (справа) стеле значится мой отец, Шевченко Михаил Андреевич, который погиб при освобождении Крыма в воздушном бою в марте 1943 года. Ему было 34 года. Служил он в 30-м разведывательном Севастопольском авиаполку. Я потратила более двух лет, собирая и подтверждая документами то, что он не имеет захоронения. Добилась. И вот смотрю, как по могиле моего отца и других лётчиков лихие «детки» катаются. Я уже не говорю о сохранении памяти или элементарном почитании погибших.

Неужели у этих «деток» нет родителей? Или они не знают, чем увлекаются их чада? Неужели невозможно объяснить, что этого делать нельзя? В каждой семье есть захоронения близких или дальних родственников. Не обязательно военных. Так пусть папа с мамой возьмут своего сынка, отвезут на могилу своих родственников и скажут: «Катайся!».

Правда, каждый скажет, что это бред сумасшедшего. А кататься по могиле моего отца и его боевых товарищей — это не сумасшествие?

Телерепортаж закончился тем, что «плохая» администрация не построила площадку для катания на скейте. Плохо! Но ни слова упрёка не прозвучало в адрес наших деток и их родителей.

От имени детей всех погибших отцов обращаюсь к администрации города с просьбой защитить захоронения лётчиков от надругательств! Ведь там всё, что могли уничтожить, уже уничтожили. И бронзовые веточки давно сорваны…

С уважением

Н.М. Тарасова, ул. Пограничная».

Эту проблему мы поднимаем уже не единожды. Говорили и о том, что мемориал авиаторам-черноморцам оказался «замурованным» на строительной площадке — к нему вплотную подступила жилая застройка. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, среди которых и резвящиеся на надгробиях детишки.

Отсутствие места (площадки) для тренировок — не более чем отговорка. При желании её можно найти. Но зачем искать, если в черте города и в самом центре жилого массива есть такое «удобное» место? И плевать, что оно мемориальное. Юность редко задумывается о высоких материях (в силу возраста и отсутствия жизненного опыта). Но почему об этом всё реже задумываемся мы, взрослые? И не только задумываемся, но и говорим нашим детям, что хорошо, что плохо? А что и вовсе недопустимо?

А порой бывает и так, когда сами становимся беспамятными и неблагодарными потомками. Пример — на поверхности, вернее, на улице Лобанова, 18-а. Его привели проживающие на ней жители, в числе которых был и А.Н. Салмин. Людям обидно, что фасад здания, ранее с любовью и гордостью украшенный (см. снимки) мемориальной доской в честь Героя Советского Союза, лётчика, активного участника обороны Севастополя, погибшего в 1942 году Евгения Ивановича Лобанова, теперь «венчает» зарешёченный кондиционер одной из севастопольских телефонных компаний. То, что ниже располагается её же щитовая, ещё можно пережить. Но вот кондиционер! К слову, «лобановцы» обращались к хозяевам с просьбой расположить его на другой стене (благо место позволяет), на что получили маловразумительный ответ типа: вам надо, вы и переносите. Интересно, ответ был бы аналогичным, если бы на фасаде была установлена табличка, ну например, в честь деда руководителя телефонной компании? Или тогда для кондиционера было бы подобрано другое место?

В жизни не бывает мелочей и случайностей. Всё в ней — цепь закономерностей. И какими будут звенья этой цепи, зависит только от нас. Мы же люди, не правда ли?

До следующей пятницы.

Фото В. Докина и Д. Метёлкина.

Другие статьи этого номера