Портал таможенника Сестренкевича

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Сейчас я занят в совершенно иной сфере деятельности, нежели в 1994-1997 гг. на Западной Украине, когда я носил форму таможенника и регулярно заступал на дежурство на ст. Чоп на венгерской границе.

Это было очень напряжённое время. Ещё оставались в памяти перестроечные, переходные моменты, ширился разгул беспредельщиков, частые нарушения таможенных правил считались привычными атрибутами службы.

Но мне сейчас хотелось бы рассказать не о себе, а о моём товарище по работе в таможне, Сергее Сестренкевиче, который, прослужив у нас неполных два года, вынужден был обратиться к психиатрам.

Помнится, с утречка у нас было привычным делом после инструктажа как бы в шутку спрашивать Серёжку: «Старик, тебе часом не снились… лягушки?» Иногда он на полном серьёзе отвечал: «Было дело. Сегодня план перевыполним».

Когда его загадочный «механизм» сыска безотказно и загадочно сработал три раза в первый же месяц после того, как он стал у нас работать, мы сперва шутили: «Вот, Серый, опять тебе везуха улыбнулась».

А потом привыкли к тому, что Серёжа каким-то неведомым образом ежедневно за неделю до 14-го числа любого месяца (в этот день он родился) за полчаса до подхода очередного автобуса с туристами угадывал… нарушителя таможенных правил.

Во-первых, он называл тип транспортного средства, которое вот-вот пересечёт границу. Во-вторых, рисовал облик человека, багаж которого следует особо тщательно проверять.

Осечек не бывало никогда. В личных вещах «распознанного» пассажира мы непременно находили незадекларированные драгоценности, раритетные книги, обёрнутые в свежую газету, якобы для чтения в пути, иконы, завёрнутые в свитера или рубашки. А один раз на дне корзины с помидорами мы обнаружили варварски спеленатого сокола, как говорится, государственное достояние.

Как же нашему сыскарю это удавалось делать? За полчаса до девяти часов утра Сергей разворачивал карту территории, по которой курсировали автобусы, дальнобойщики и личный автотранспорт, удобно устраивался на стуле и начинал как бы гипнотизировать карту. Он говорил нам, что через 10-15 минут «сеанса» мы, сидящие в метре от него, как бы исчезали. И вскоре наступало время полного отрешения от действительности. Сознание принимало измененную форму, участок дороги, по которому приближался объект сыска, как бы зримо выплывал из плоскости дорожной карты. Вскоре неведомые информаторы показывали вначале крупным планом машину, а затем в некоем серебристом ореоле выплывало лицо гипотетического нарушителя таможенных запретов.

За смену такое «узнавание» иной раз доходило до трёх-четырёх эпизодов. И никогда Серёжа не допускал осечки. Так что наш «улов» был невероятно весомым с 7-го по 14-е число каждого месяца.

Начальство наше, конечно, было прекрасно осведомлено о наличии у одного из сотрудников феноменальных способностей, но предпочитало не затрагивать эту тему. Лишь однажды Серёже предложили в течение определённого часа выдать информацию по синему «Мерседесу», который приближался к таможне. Оказывается, наш начальник поспорил с другом, что его таможенники не просто найдут, а даже за минуту до досмотра объявят, где лежит якобы контрабандный «схрон».

Однако чуда не произошло. Серёжа ничегошеньки не «узрел». Видимо, заведомо ложная информация просто блокируется.

Вот так целых два года удивлял всех нас своими фантастическими способностями Сергей Сестренкевич. А потом случилось вот что. Он заболел ангиной. Десять дней провалялся в больнице, а когда заступил на дежурство в первой декаде месяца, выяснилось, что он… почти перестал спать. И никакие лягушки — предвестники экстрасенсорного ступора ему в редкие минуты забытья уже больше не снились. Самое неприятное, что Серёжа утратил свой дар, сильно переживал по этому поводу, стал даже заговариваться. И в итоге попал в «дурку», а когда вышел оттуда, подал заявление и уехал в Дрогобыч к родителям.

Вот такой интересной историей из своей жизни мне захотелось поделиться с читателями «Славы». Может быть, кто-либо тоже сталкивался когда-нибудь с таким феноменом?

ОТ РЕДАКЦИИ:

Состояния сознания, в которых человек вдруг начинает улавливать информацию, недоступную нашим органам чувств, известно давно. Но только в последнее время они стали предметом пристального внимания учёных. Всё чаще их привлекают те редкие минуты, когда окружающее вдруг становится для человека неинтересным, неважным. Случается это, когда он целиком поглощён чем-то одним: решением жизненно важной проблемы, творческой задачей, созерцанием прекрасного… В эти мгновения сознание нередко переходит в особый режим работы. Обычно чёткая грань между человеком и тем, на чём было сосредоточено его внимание, вдруг стирается, исчезает. Стоит захотеть познать что-то — и он становится этим «другим»: будь то молекула, живая клетка или Вселенная.

В данном случае происходит вполне сознательное считывание информации. Но чаще всего подобные подключения происходят спонтанно, и человеком вообще не осознаются: ему кажется, что он — единоличный автор своей идеи. История знает массу примеров того, как к одному и тому же решению одновременно приходили люди в разных частях света. Хорошо известна тяжба двух изобретателей радио: Александра Степановича Попова и Гульельмо Маркони. А изобретатель телефона Александер Грейам Белл в 1876 году опередил своих конкурентов всего на несколько часов. Параллельно были изобретены паровоз, телеграф, реактивный двигатель, атомный реактор… Поистине «идеи носятся в воздухе», сообщает еженедельник «Секретные расследования».

Другие статьи этого номера