Уж зима катит в глаза…

Уж зима катит в глаза...

А с ней и традиционные, если так можно выразиться, проблемы. Отдельные из них долго- (чтобы не сказать вечно) играющие, к коим в первую очередь относятся отопление и горячее водоснабжение.
И если с первым на «наших югах» ещё терпимо, то вот от горячей водички регулярно и хотя бы по нескольку часов в сутки горожане уж точно не отказались бы. А вот с этим как раз и проблема. И летом, и зимой.
О горячей (а порой и не очень) воде «для гагаринцев» рассказывает наш читатель, житель осаждённого Севастополя М.С. Тропман. Его письмо открывает традиционный пятничный откровенный разговор о важном.КВИТАНЦИЯ ЗА ОТСУТСТВИЕ

«Уважаемая редакция! Прочитав в «Славе» за 7 сентября 2012 г. статью «Хотим помыться по-людски», также хочу поделиться своим мнением по поводу горячего водоснабжения в Гагаринском районе, в котором проживаю.

Автор пишет, что всё лето не было горячей воды. А я хочу сказать, что «гагаринцы», которые обеспечиваются горячей водой от Камышовской котельной, каждое лето и начало осени (с мая по октябрь включительно) этим благом не пользуются. Потому как котельная в это время находится на ремонте. Вот людям и приходится решать: либо устанавливать недешёвый электрический бойлер, либо пользоваться кастрюлей и ведром. Вот так обстоят дела с помывкой знойным летом в Гагаринском районе.

Да, впрочем, и зимой обстановка не намного лучше. Горячая вода подаётся, но не во все дома регулярно и не всегда необходимой кондиции. Теперь конкретнее.

Я живу в большом (170-квартирном) доме на улице Степаняна, 15. Это пятиэтажный дом, в котором, как и везде, много пожилых людей. Раньше горячая вода подавалась регулярно и высокой температуры. Но вот уже четвёртый год подряд вода подаётся с температурой 17-22 градуса. Согласитесь, назвать ее горячей никак нельзя.

Куда я только не обращался: в 4-й энергорайон по принадлежности (лично), в райадминистрацию (лично), к главному инженеру КП «Севтеплоэнерго» (лично); писал мэрам В. Саратову и В. Яцубе.

Приходили замерять температуру, составляли акты. Также приезжали телевизионщики, делали сюжет о моей квартире, записывали мои комментарии по существу проблемы. Ребята с телевидения несколько раз звонили, интересовались результатом и были крайне удивлёны, что всё осталось без изменений.

Приходили и ответы от всех, к кому я обращался. Вот только температура воды от этого не повышалась. Звонил я в Киев на «Горячую линию» правительства. Результат — тот же.

Пришлось установить электрический бойлер. А бойлер из-за габаритов не только занимает много места в ванной, но и потребляет много энергии. Кроме того, для нагрева воды требуется время немалое, что для семьи из нескольких человек — проблема.

Но это — одна сторона. А другая состоит в том, что стоимость электрической энергии не будет стоять на месте, она будет расти. Отсюда нетрудно подсчитать, в какую «копеечку» выльется пользование бойлером. Вот об этом надо хорошо подумать руководству города, прежде чем заменять централизованную подачу горячей воды установкой электрических бойлеров.

С уважением

М.С. Тропман, житель осаждённого Севастополя.

P.S.: Одновременно с отсутствием подачи горячей воды регулярно приходили квитанции на плату за нее. Приходилось писать заявление, ходить в энергорайон, чтобы урегулировать этот вопрос. А ведь есть много пожилых людей, которым ходить очень трудно. Сейчас, правда, нет ни горячей воды, ни счетов на её оплату…»

Почему-то есть у нас такая уверенность, что уважаемого Михаила Семёновича поддержит большинство не только читателей «Славы», но и жителей Гагаринского района. Ну сколько можно «переливать из пустого в порожнее», так и не приступая к решению проблемы по существу!

Давайте вспомним: нам десятки лет рассказывали о невозможности обеспечить в Севастополе круглосуточную подачу холодной воды. Особо не вдавались в подробности: невозможно и всё тут! Только по графику! Оказалось, очень даже возможно. При наличии желания и профессиональном подходе.

Не меньше лет мы слышим «ту же песню» о горячем водоснабжении. Может, пора исполнить последний куплет и обеспечить город, достойный уважения и поклонения, элементарным (для ХХI века!) благом цивилизации не только в отопительный сезон, но и по его завершении?

* * *

А уж как ждут этих элементарных благ наши уважаемые земляки! Впрочем, чего гадать. Об этом расскажет В.А. Панченко с улицы Загордянского, что на Северной стороне:

ЧТОБЫ ЖИЗНЬ БЫЛА, КАК В СКАЗКЕ…

«За двадцать лет независимости Украины наконец появится газ на улице Загордянского. Это величайшее достижение, которым может гордиться район старой Радиогорки на Северной стороне Севастополя.

Долго шли люди к этому событию, работали многие. Это и В.Т. Лахин, председатель домового комитета, и госадминистрация, и горсовет…

Двадцать с лишним лет этим вопросом никто не занимался. Сколько я писал об этом нужном и актуальном деле — газификации! А люди все пользовались углём и дровами — почти у всех было печное отопление. Район наш, конечно, старый, но обновлять его надо, ведь это же тоже часть города-героя Севастополя. И вот теперь у нас будет газ!

Все вроде бы хорошо, потихоньку жизнь налаживается. Вот теперь было бы неплохо серьезно заняться проблемами трудоустройства. Ведь работа, она, как известно, кормит. А без работы людям тяжело. Она нужна людям, особенно молодым, молодой семье. С достойной оплатой, чтобы не существовать, а жить настоящей человеческой жизнью…

Ну а пока… Пока преобразовывается наша старая Радиогорка на радость Севастополю, на радость людям… У нас появится газ, в другом районе — новые дома, дороги. И всё это — наша гордость. И всё это надо любить и беречь. Такова моя гражданская позиция. Хочу верить — не только моя, но и многих севастопольцев.

Виктор Панченко».

Достойно жить в родном городе, беречь его, хранить традиции, чтить величие и славу, вписывать новые страницы в историю. По мере сил и возможностей делать добрые дела… Любить и уважать Севастополь, своих земляков, себя…

Очень даже замечательная гражданская позиция для настоящего патриота. И мы благодарим Виктора Андреевича Панченко за то, что он доверил «Славе», поделился с нами своим сокровенным.

А ещё написал простые, идущие от сердца стихотворные строки о родном городе. Есть среди них и такие:

…Друг другу. И без хамства,

Невежества и чванства

В глаза родные наши

Давайте заглянем.

Добро увидим, ласку,

Чтоб жизнь была, как в сказке,

И чтоб любимый город

Все стали уважать…

* * *

Продолжают наше общение ветераны-озеленители — так они сами себя называют. Проблема, которую эти настоящие энтузиасты уже не первый раз поднимают на страницах «Славы», увы, не нова. Но она всё чаще тревожно звучащими из разных уголков Севастополя звоночками напоминает о себе. Речь — о зелёном убранстве города, некогда роскошном и вызывающем всеобщее восхищение…

У СЕМИ НЯНЕК…

«Уважаемая редакция! Все севастопольцы в последние годы с ужасом наблюдают за резким ухудшением состояния зелёных насаждений в городе. Всё, что было создано в прошлом, или уничтожается, или лишено ухода.

Мы, бывшие работники РСУ зелёного строительства, пенсионеры и ветераны, с болью констатируем, что в Севастополе разрушена система озеленения, в городе нет единого хозяина и ответственного за состояние зелёных насаждений.

Если раньше в каждом районе города были производственный участок с двумя административными единицами (работающих всего 400 человек), база механизации и станция защиты растений от вредителей и болезней, то в настоящее время «Озеленителю» оставлены участки в Балаклаве, а также Исторический бульвар и несколько скверов в Ленинском районе, трудятся порядка 80 человек, в основном занимающихся санитарной уборкой территорий.

Вместе с тем в городе создано несколько организаций («Приморский бульвар», «Русич», «Форель», «Клён», «Чистый город» и т.д.), которые тоже занимаются озеленением, так как выиграли тендер на производство работ на том или ином объекте. На следующий год на этих территориях может работать уже другая организация. Это, по нашему твердому убеждению, создаёт ситуацию «обезличивания», когда сажают — одни, поливают — другие, убирают территорию — третьи. Такая система организации ведёт к распылению выделенных средств, большая часть которых идет на транспортные и административные расходы.

Вот элементарный, но очень показательный пример. На площади Ушакова центральную клумбу поливает одна организация, цветники у гостиницы «Украина» — другая, а у Матросского клуба — третья. В результате подобной организации работ погибает Малахов курган, который просто забыли внести в список обслуживаемых объектов. Затоптан лошадьми и заставлен сувенирными ларьками Исторический бульвар, где нет цветников, погибли все почвопокровные растения на газонах — барвинок, плющ, герань и другие. Исчезли пышные цветники с Приморского бульвара и набережной Корнилова, неухожен сквер на лестнице у памятника Ленину.

Подаренные севастопольцам розы (бордюрные, карликовые и высокорослые сорта) высажены в смеси, нет надлежащего ухода. Поэтому и не получилось ожидаемого пышного эффекта цветения.

Очень безрадостное положение и в парке Победы, который начал создаваться в 1970 году на площади около 70 га на тяжёлых спаленных грунтах. Туда были завезены тысячи тонн растительного грунта вместо разработанных взрывом камней. Коллективы предприятий, военнослужащие, школьники, студенты трудились и по субботам, и по воскресеньям, и в будние дни круглый год, с большим энтузиазмом создавая этот прекрасный оазис.

Парк был торжественно открыт в 1975 году в честь 30-летия Победы советского народа над фашистами. Вдоль центральной аллеи было оформлено 11 участков городов-героев, где делегации этих городов высаживали деревца — символ своего края. Теперь этого уже нет.

Кроме лиственных деревьев и кустарников завозились из Никитского ботанического сада вечнозелёные кипарисы, лаванда, розы. Кустарники стриглись, деревья обрезались. На территории парка были две водозавозные установки, поливомоечные машины регулярно поливали насаждения. В центральных местах оформлялись цветники, альпийские горки с многолетними цветниками, газоны косились регулярно. Это был достойный памятник живой природы погибшим во имя Великой Победы.

В настоящее время парк засыхает. Его теснят со всех сторон жилыми домами, развлекательными сооружениями и общественными зданиями. Работы по уходу сведены к частичной уборке центральной аллеи, а на остальной территории — сушь, мусор, неухоженность.

Мы хотим вложить огромные деньги в восстановление Максимовой дачи, в то время как не сохраняется настоящее и еще живое. Надеемся, что будущие поколения восстановят загубленное в наше время! Это варварство и издевательство над живым массивом природы, созданным старшим поколением на скальном берегу Севастопольской бухты.

Великолепные платаны на центральной аллее парка засыхают, зато дорожки года два назад покрыли дорогостоящей плиткой по совершенно целому асфальтовому покрытию, вместо того чтобы средства передать на работы по уходу и содержанию насаждений в достойном виде.

В жалком состоянии находится и территория у памятного знака в честь 200-летия ЧФ, а участок с табличкой «Русский сад» у новой академии справедливо было бы именовать «Мексиканская пустыня». Да и у самой академии любоваться можно только зданием и округой.

Создаётся впечатление, что парк никому не нужен, нужны только площадь под новые застройки и аллея с торговыми точками, ведущая к пляжу, по которой курсируют многочисленные автобусики по подвозу курортников по 5 гривен с души за 5-минутную поездку.

Что вкладывают в работы по содержанию парка эти транспортники, многочисленные торговцы курортным, и не только, товаром?

Необходимо вернуться к такой форме организации, как в Симферополе, Донецке и др. городах, — крупной специализированной фирме, управляемой грамотными руководителями с соответствующим образованием. Таким, какими были В. Надеждин, В. Смурыгина, М. Дробышев, Ю. Быков, а не нынешние временщики, которым всё равно, где работать. Необходимо закрепление работников, выполняющих все процессы на своих, закрепленных объектах. И, конечно, наряду с капитальным ремонтом дорог, мостов и тротуаров городским властям необходимо выделять достаточное количество средств, чтобы можно было одеть и оформить городские парки и скверы в достойный Севастополя наряд!

От ветеранской организации озеленителей города Г.П. Артемьева, Л.Г. Быкова, М.И. Педан, М.С. Борзилов и другие».

На состоявшемся недавно заседании президиума горсовета обсуждалась повестка дня назначенной на 30 октября сессии депутатского корпуса. Среди без малого четырёх десятков вопросов, планируемых к обсуждению народными избранниками, есть и программа озеленения Севастополя. Время у городских депутатов ещё есть. Было бы неплохо им не «городить огород» кто во что горазд, а посоветоваться с профессионалами, до тонкостей, до мелочей знающими своё дело. И что самое главное, душой болеющими за «зелёные лёгкие» Севастополя.

Господа, услышьте глас избравшего вас народа! Чай в одном городе живём. Одним воздухом дышим. И сегодня у вас есть уникальная возможность, прислушавшись к добрым советам, сделать воздух гораздо чище, а город — краше.

* * *

В декабре нынешнего года «Слава Севастополя» будет праздновать юбилей. 95-летний! И поэтому письма, подобные тому, что завершает наш сегодняшний откровенный разговор, для нас — на вес золота. С волнением и трепетом предоставляем слово уважаемой Людмиле Петровне Охотниковой с улицы Кулакова.

СО «СЛАВОЙ» — С РОЖДЕНИЯ!

«Уважаемая редакция! Читаю вашу газету и часто статьи начинаются со слов: «Я подписываюсь на газету уже 20, 25, 30 лет». А вот я — со дня своего рождения, а родилась в 1923 году. В типографии вашей газеты, которая называлась тогда «Маяк Коммуны», работала наборщиком моя мама, Афанасьева Зинаида Николаевна. Там же работали ее брат — Афанасьев Павел Николаевич и мой будущий отец — Проворов Петр Дмитриевич. По мере взросления бывала в типографии и я. И даже участвовала в детской самодеятельности в клубе этой газеты и в газете «Красный черноморец».

К сожалению, будущее моего папы сложилось плохо: он запил, был уволен и умер в 60 лет. А мама начинала профсоюзную работу как общественница, а затем перешла на работу профессиональную. Работала в инспекции по охране труда, потом — профоргом в Балаклаве на рыбоконсервном заводе, затем была первым профоргом Балаклавского рудоуправления. В 1937 г. были арестованы директор рудоуправления и парторг. Мама отделалась выговором за отсутствие бдительности и нервным тиком лица. Арестованных через год освободили, отправили в санаторий, а мама перешла работать в Балаклавский райком партии. Во время войны была эвакуирована на Урал, в город Серов, где работала инструктором райкома. После войны мама вернулась в Балаклаву (дружила с А. Сариной). Болела гипертонией и умерла в 1956 г. в возрасте 56 лет.

Я с 1937 года жила у тети, окончила с отличием школу N 5, но дальше учиться не получилось. Началась война, и я поступила на работу (думала, временно) в гидрографический отдел Черноморского флота. С этой частью прошла всю войну, заработала медали: «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа» и «За доблестный труд». Уже после войны получила орден Отечественной войны II степени. Имею документ и пенсию участника боевых действий.

В 1946 году вышла замуж за офицера-гидрографа, с ним побывала в Туапсе, Ленинграде, Архангельске. Вернулась в Севастополь после отставки мужа в 1957 году… И снова с первого дня подписывалась на вашу газету, потому что она мне как бы родственница. Знаю, что газете скоро исполняется 95 лет. Заранее поздравляю!

Людмила Петровна Охотникова, участник боевых действий».

Наверное, никаких слов не хватит, чтобы выразить огромную благодарность всем тем, кто долгие годы и даже десятилетия остаётся преданным главной городской газете, вместе с ней переживает взлёты и падения, радуется и огорчается, критикует, а порой и негодует. И всё-таки остаётся со «Славой Севастополя». Нашей общей «Славой».

Пусть так будет всегда.

До следующей пятницы.

Другие статьи этого номера