Слово и краски

Слово и краски

Алексей Максимов, городской голова более чем вековой давности, между прочим, был успешным предпринимателем. Свою глубочайшую любовь к Севастополю, трепетное уважение к согражданам он проявлял повседневно.
О его поступках как мецената можно написать книгу. Может, когда-то её и напишут. Мне хочется напомнить лишь о расположенной вдали от города каменоломне того времени. Сегодня подобные гиблые места мы стараемся обходить стороной. Алексей же Андреевич построил там дачу и разбил парк. По разнообразию растений он соперничал с лучшими парками Южного берега Крыма, в том числе с Никитским ботаническим садом.Невероятно, но мы являемся современниками Натальи Астанькович — внучки Алексея Максимова. Она живёт в Джанкое. Наталья Николаевна унаследовала некоторые лучшие черты характера деда.

Никто из нас не против грядок овощей, картофеля у дома. Это даже неплохо: хотя бы частично кормиться со своего экологически чистого огорода. Но Наталья Астанькович иначе распорядилась землёй, примыкающей к её уютному, радующему оригинальной архитектурой домику. От порога и до высокого забора участок засажен цветами. С ранней весны до первых настоящих морозов они, чередуясь, полыхают яркими красками. Вид настолько замечательный, что однажды хозяйка купила краски, кисти, холсты, подрамники и рамы…

Года три назад, может, больше, Наталья Николаевна уже выставляла напоказ свои натюрморты, пейзажи в читальном зале Центральной библиотеки имени Л.Н. Толстого. И вот новая встреча с работами молодой по стажу и состоянию души художницы. Нынешняя блиц-выставка засвидетельствовала факт возросшего мастерства Натальи Астанькович. Это подтвердил и признанный в нашем городе мастер Анатолий Шорохов. Он в числе других выступил на вечере, устроенном по случаю очередного визита в наш город внучки легендарного городского головы.

Для проведения вечера был ещё один повод: Наталья Николаевна представила книгу своих воспоминаний «Гармония души». В советский период истории потомков Алексея Максимова по понятным причинам не жаловали. В ранние детские годы хлебнула горя и Наталья Николаевна — как член семьи репрессированных граждан. О пережитом Наталья Астанькович взялась писать прозой, но нужных слов не находила. Тогда она принялась рифмовать строки.

Есть в книге и произведения о родовом гнезде — Максимовой даче. За минувшие десятилетия это уникальное место несло только потери, вызванные всеобщим одичанием. Но «Максимка» ещё хранит остатки былой красоты. Есть ли шанс возродить её? Это был бы знак уважения к памяти Алексея Максимова.

На снимках: Наталья Астанькович и её живописные полотна

Фото автора.

Другие статьи этого номера