Фальшивая нота

Фальшивая нота

В течение полувека абонементные концерты нынче Академического симфонического оркестра республиканской организации «Крымская филармония» пользуются в Севастополе неизменным успехом. В последние годы они проходили в помещении Матросского клуба Черноморского флота Российской Федерации при тесном организационном сотрудничестве с работниками местного отделения филармонии. 21 октября состоялось открытие очередного абонементного сезона, но не в привычном зрителям зале, а в помещении СЦКИ — Севастопольского центра культуры и искусства. На этот счёт 24 сентября сего года между руководством уже названного нами учреждения культуры и заместителем директора РО «Крымская филармония» по Академическому симфоническому оркестру Юлианом Рыбчинским был заключён договор за номером 29. Первый опыт у обновлённого состава организаторов абонементных концертов пользующегося у нас заслуженной популярностью музыкального коллектива, судя по всему, не удался. Об этом может свидетельствовать текст докладной записки, направленной 24 октября Юлианом Рыбчинским на имя исполняющего обязанности генерального директора РО «Крымская филармония» Ильи Пандула. В понесённых оркестром «финансовых потерях» Юлиан Владимирович винит Севастопольское отделение филармонии.- За три дня до концертов в нашем городе у Юлиана Владимировича было совсем иное настроение, — сказала в беседе с корреспондентом «Славы Севастополя» директор отделения Людмила Павлюченко. — Он писал мне: «Поздравляем вас с открытием вашего (?) 76-го абонементного сезона в Севастополе». И буквально тут же: «Сожалею, что вы не нашли возможным включить в свой абонементный сезон наш оркестр, но рады тому, что благодаря вашему профессионализму другие коллективы и исполнители РО «Крымская филармония» получили возможность выступать в городе-герое. И рады сообщить вам о том, что Академический симфонический оркестр РО «Крымская филармония» открывает свой 76-й абонементный сезон… в Севастопольском центре культуры и искусства… на основании договора…» Договора, как вы уже понимаете, не с нами. В своём письме, по моей оценке, Юлиан Рыбчинский всё поставил с ног на голову. В его словах угадывается неприкрытая издёвка: «Рады сообщить вам…».

— Разве дирекция Академического симфонического оркестра и СЦКИ не могут договориться между собой о проведении в Севастополе абонементного сезона?

— Имеют право. Но в данном случае Юлиан Владимирович обязан взять на себя труд вспомнить прошедшее лето, когда по факсу (видимо, не без его участия) нам было направлено письмо с указанием дат проведения у нас ежемесячных абонементных концертов с октября 2012 года по май 2013-го. Наверное, лишне напоминать о том, что базирующийся в Ялте Академический симфонический оркестр и наше учреждение — хозрасчётные подразделения республиканской организации «Крымская филармония». Кроме того, нас связывало длившееся в течение десятилетий плодотворное сотрудничество. С учётом этого, письмо с указанием дат проведения абонементных концертов, как обычно, мы восприняли в качестве сигнала к разворачиванию подготовки к ним. Мы и занялись оформлением заказа на изготовление абонементных билетов, их реализацией, переговорами об аренде помещения. Месяц спустя к нам в Севастополь приехали директор Академического симфонического оркестра Юлиан Рыбчинский и главный дирижёр коллектива Игорь Каждан с программой первого концерта.

— Что было в некоторой степени необычно: на дворе ведь не осень, а знойное лето.

— Тем не менее они приехали. Гостям, тем более давним деловым партнёрам, мы всегда рады. Юлиан Владимирович и Игорь Александрович, между тем, повели разговор о существенном, если не о коренном изменении условий финансовых отношений между нами. Прежде мы вносили оплату затрат на приглашение иногородних артистов и обеспечение гарантий стоимости концертов по факту их проведения. В данном случае мне было предъявлено требование перечислить наперёд за все 14 концертов неподъёмную для нас сумму — 64 тысячи гривен.

— И всё, вы оказались в тупике?

— Вовсе нет. Мы пришли к согласию продолжить переговоры по решению данного вопроса после того, как Игорь Каждан подумает и предложит новый список иногородних исполнителей с целью сокращения наших общих затрат. На этом тема абонементных концертов временно была отложена. Подняли новую. А не провести ли нам, сказали гости, в июле-августе четыре концерта — по одному в неделю?

— Это был ещё один повод для летнего визита в наш город Юлиана Рыбчинского и Игоря Каждана?

— Выходит, так. Я ответила: четыре концерта без приезжих знаменитостей летом нам не поднять, а вот два концерта проведём. Меня привлекла программа одного концерта, необычного для симфонического оркестра, — «Мы играем джаз». Его проведение, как помнится, назначили на 27 июля. Мы подготовили билетную книжку, уполномоченные приступили к распространению билетов. Но тут я узнаю, что дирекцией оркестра концерт «Мы играем джаз» «продан»… одной коммерческой фирме. Ею встреча музыкантов со зрителями была назначена на 23 июля. «Сливки» в виде денежной выручки, выходит, были доступнее конкурентам. Как ещё назвать коммерческую фирму, с которой нас лбами столкнуло руководство оркестра?

— Не скажите. Вдруг концерт 23 июля удался настолько, что 27-го на него повалил народ.

— Через три дня — нереально. У нас есть иной опыт. Как-то первый концерт, на котором звучало танго, прошёл выше всяких похвал. Второй дал сборы денег вдвое меньше. Естественно, последовал наш отказ от программы «Мы играем джаз». Не провела его и коммерческая фирма, по слухам, из-за финансовых разногласий.

— Погнались за двумя зайцами и ни одного не поймали. Таким образом, между руководством Академического симфонического оркестра и Севастопольским отделением РО «Крымская филармония» пробежала «чёрная кошка».

— Она не помешала нам прийти к согласию по поводу проведения в Севастополе предложенного ялтинцами концерта «Вивальди и музыка нашего времени». В нём анонсировалось участие японского дирижера Масатаки Мацуо, шведа Магнуса Андерсона (барочная гитара) и украинского дуэта «Виолончелиссимо». В очередной раз мы обзавелись билетной книжкой, распахнули окошко кассы, уполномоченные пошли в народ.

— У вас сложилось убеждение, что «флирт» руководства оркестра с коммерческой фирмой — досадное недоразумение и в дальнейшем дела пойдут в сложившемся, прошедшем строгую проверку временем режиме…

— Но нас ждало (видимо, вам это известно) новое разочарование. Оно было тем более обидным после того, как мы согласились заплатить требуемые 25 тысяч гривен. Десять тысяч из них на транспортные расходы мы уже успели перечислить.

— В какую сумму нам обошлось, если бы мы надумали на автобусе сгонять в Ялту и обратно?

— Прогулка на машине не простенькой, а повышенной комфортности на 70-80 мест в сопровождении грузовика и микроавтобуса нам стоила бы 5600-6000 гривен.

— Руководство же симфонического оркестра потребовало десять тысяч. Только на транспортные расходы.

— Мы перечислили десять тысяч гривен, но за несколько дней до назначенного концерта мне звонит главный дирижер оркестра Игорь Каждан: иностранных исполнителей не будет, тем не менее надо спасать концерт. А что взамен, спрашиваю. Игорь Александрович отвечает: «Пётр Чайковский и ещё кое-что». Я попросила предоставить мне паузу, чтобы посоветоваться с уполномоченными по реализации билетов, хотя наперёд знала их ответ. Действительно, зритель, который настроился слушать иностранных знаменитостей, на «кое-что» решительно не пойдёт. Мы не можем обманывать нашего зрителя, сказали уполномоченные, с ним нам работать и дальше. Так в очередной раз в Севастополе не прозвучали произведения Петра Чайковского, кстати, любимые нашей публикой, и ещё «кое-что». Настрой ведь был на другое, и цены на билеты — соответствующие.

— С тех пор…

— С тех пор руководство Академического симфонического оркестра выдвигает в наш адрес упрёки: «Севастопольское отделение РО «Крымская филармония» в лице Павлюченко Л.А. сознательно срывает концертную деятельность симфонического оркестра»…

— Тень на плетень…

— С тех пор в нашем общении пошли сбои. На обращения в Ялту по поводу заключения официального договора на проведение абонементного сезона не приходили ответы. Заметно, как кажется, изменилась и тональность общения с некоторыми представителями руководства СЦКИ — нашими до сих пор надёжными деловыми партнерами. Как показало время, все эти факторы стали предвестниками договора, заключённого 26 сентября сего года дирекцией Академического симфонического оркестра с одной стороны и дирекцией СЦКИ — с другой.

— Летом была коммерческая фирма, а осенью — Севастопольский центр культуры и искусства.

— Но к этому времени нами уже было продано достаточно много абонементных билетов. К дню проведения первого концерта — свыше 60 процентов. Как оказалось, билеты реализовывали и в СЦКИ. Надо ли удивляться, что 21 октября наблюдалась «каша», заваренная отнюдь не нами.

— Какова позиция в отношении происходящего дирекции республиканской организации «Крымская филармония»?

— Совсем недавно мне стало известно, что сотрудники, ведающие финансовыми вопросами в головной организации, считали «целесообразным отработать абонементный сезон 2012-2013 годов по реализованным билетам только через Севастопольское отделение РО «Крымская филармония». В Ялте проигнорировали эти настоятельные рекомендации. Остался неисполненным Юлианом Рыбчинским и приказ N 27-од от 9 октября сего года, изданный в пользу заключения договора между старыми партнёрами — Академическим симфоническим оркестром и Севастопольским отделением филармонии. В настоящее время исполняющим обязанности гендиректора РО «Крымская филармония» Ильёй Пандулом приостановлено осуществление директором оркестра Юлианом Рыбчинским полномочий заключать какие-либо договоры. Насколько мне известно, в настоящее время юридическая служба филармонии ищет пути выхода из создавшегося положения.

— Что может быть предложено для защиты высокого авторитета Академического симфонического оркестра и соблюдения интересов севастопольцев — любителей серьёзной музыки, которых в нашем городе очень много?

— Самый безболезненный шаг — вернуться к привычной и понятной людям схеме. Хотя бы на этот сезон, так как Севастопольским отделением филармонии реализована основная масса абонентых билетов. Предлагаются иные варианты действий, но все они направлены во вред прежде всего зрителю, музыке. В какую сторону качнется чаша весов?

Другие статьи этого номера