Военный аэродром в Каче в дореволюционной России считался самым большим в мире

Военный аэродром в Каче в дореволюционной России считался самым большим в мире

Книга В. Горохова «Икары крымского неба» вышла в свет всего в 500 экземплярах. Это уникальное издание, содержащее редкий документальный материал и фотоснимки почти вековой давности. Есть в книге главы, посвященные истории Качинской авиашколы, которая совсем недавно торжественно отметила вековой рубеж. Мы предлагаем вниманию читателей отдельные факты….Впервые в Крыму самолет появился во второй половине 1910 года. Продержавшись на высоте минут пять, аэроплан морского ведомства «Антуанетт» плавно опустился. А еще годом раньше был основан Севастопольский аэроклуб. Он существовал на взносы своих членов и не располагал средствами для приобретения крылатой машины. Но авиация входила в моду, и причастность к ней считалась престижной. Это веяние помогло севастопольцам: на самолет пожертвовал 1200 рублей известный промышленник и меценат Поляков, а Великий князь Александр Михайлович отпустил из собственных средств вдвое большую сумму.

Для первого в Крыму аэродрома был выбран плац Брестского пехотного полка на Лагерном поле (знакомое ныне севастопольцам Куликово поле).

Но подлинно авиационную атмосферу в жизнь Крыма, или, как тогда говорили, «воздушное настроение», внесло открытие в Севастополе первой в России школы военных летчиков. 11 ноября 1910 года летчики Матыевич-Мациевич и Руднев впервые поднялись в небо Севастополя с Лагерного поля. С этого дня в севастопольском небе становилось все оживленнее. С уже ставшими привычными для севастопольцев «Блерио» и «Антуанетт» слышались новые слова — «Фарман», «Соммер»: так назывались типы новых самолетов. Лагерное поле никто не переименовывал, но в обиходе и в прессе оно стало называться Севастопольским авиационным полем, или просто Авиационным полем.

Появление школы летчиков в Севастополе связано с именем Великого князя Александра Михайловича. Полетные условия столицы, Санкт-Петербурга, исключали возможность полетов осенью и зимой, поэтому было принято решение временно организовать школу в Севастополе, где на Лагерном поле уже обосновался аэроклуб. Условия Севастополя оказались очень благоприятными для деятельности авиационной школы. (В Севастополе число дней с туманом в году не превышало шести, в то время как в Петербурге таких дней было 52). В октябре 1911 года состоялся первый выпуск летчиков в количестве тридцати человек. По этому случаю 26 октября 1911 года в Ливадии они представлялись императору Николаю II. Желающих стать летчиками становилось все больше, и школа постепенно расширялась. На Авиационное поле прибывали все новые и новые самолеты как иностранного, так и отечественного производства, и к концу 1911 года школа имела 38 самолетов. Новое, более подходящее место было найдено севернее Севастополя, близ долины реки Качи (считалось, что там больше простора и воздуха). Шеф авиации принимал живейшее участие во всех этапах сооружения и освоения нового аэродрома. Поэтому не случайно (по праву) он стал носить имя «Александро-Михайловский». Жизнь и деятельность авиашколы не оставалась без внимания Великого князя и в дальнейшем: ни одно мало-мальски значимое событие не обходилось без него, он тотчас садился на курьерский поезд «Петербург — Севастополь» и появлялся на аэродроме.

Оборудование аэродрома в Каче обошлось правительству в миллион рублей. Журнал «Мотор» писал в то время, что «аэродром в Каче — один из самых больших в мире». Покорение воздушной стихии не обходилось без жертв. Из 35 русских авиаторов, погибших за период 1910-1914 годов, треть приходится на Севастопольскую авиашколу — таковы были издержки интенсивной летной работы…

Другие статьи этого номера