Жизнь в служении медицине и людям

В этом году исполняется 202 года со дня рождения Николая Ивановича Пирогова, мысли, убеждения, разносторонняя деятельность которого сделали его имя широкоизвестным. Гениальный ум и непостижимая научная интуиция Пирогова настолько опережали время, что его дерзкие идеи (например, искусственный сустав) казались фантастическими даже мировым светилам хирургии, которые пожимали плечами и потешались над его мыслями.ПУТЬ В ХИРУРГИЮ

Николай Пирогов родился 13 ноября (по старому стилю) 1810 года в Москве в семье казначейского чиновника. Николай был тринадцатым ребенком. В детстве на маленького Колю произвел впечатление известный в Москве доктор Ефрем Осипович Мухин, который лечил брата Николая от простуды. Он часто навещал дом Пироговых, и всегда по случаю его приезда здесь возникала особая атмосфера. Николаю так понравились завораживающие манеры эскулапа, что он стал играть с домашними в «доктора Мухина». По многу раз он выслушивал всех домашних трубкой, покашливал и, подражая мухинскому голосу, назначал лекарства. Николай так заигрался, что действительно стал врачом. Да каким! Знаменитым русским хирургом, педагогом и общественным деятелем, создателем русской школы хирургии.

Первоначальное образование Николай получил дома. В дальнейшем он обучался в частном пансионе, любил поэзию и сам писал стихи. В пансионе Николай пробыл только два года вместо положенных четырех лет. Отец его разорился, платить за обучение было нечем. По совету профессора анатомии Е.О. Мухина отец с большим трудом «выправил» в документе возраст Николаю с четырнадцати на шестнадцать лет (в Московский университет принимали с шестнадцати лет). Иван Иванович Пирогов успел вовремя. Через год он умер, и семья стала нищенствовать.

В 1824 году Николай Пирогов поступил на медицинский факультет Московского университета, который окончил в 1828 году. Студенческие годы Пирогова протекали в период реакции, когда приготовление анатомических препаратов запрещалось как «богопротивное» дело, а анатомические музеи уничтожались. По окончании университета он отправился в город Дерпт (Юрьев) для подготовки к профессорскому званию, где занимался анатомией и хирургией под руководством профессора Ивана Филипповича Мойера.

В 1832 году Николай Иванович защитил диссертацию и с 1833-го по 1835 год находился в Германии, где продолжал изучать анатомию и хирургию. В 1836 году он был избран профессором кафедры хирургии Дерптского (ныне Тартусский) университета. В конце зимы 1841 года по приглашению Петербургской медико-хирургической академии занял кафедру хирургии и был назначен руководителем клиники госпитальной хирургии, организованной по его инициативе из 2-го Военно-сухопутного госпиталя. В 1847 году доктор Пирогов отправился на Кавказ в действующую армию, где при осаде аула Салты впервые в истории хирургии применил эфир для наркоза в полевых условиях.

«Я НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ ПЕРВОГО ВЪЕЗДА В СЕВАСТОПОЛЬ…»

В 1854-1855 гг. Н.И. Пирогов добровольно принял участие в обороне Севастополя не только как хирург, но, в первую очередь, как организатор хирургической помощи раненым. По единодушной оценке современников, это был настоящий гражданский подвиг морально-нравственного характера. Хирург Пирогов по праву вошел в число легендарных защитников нашего славного города. Сейчас нам трудно даже представить себе условия, в которых находились раненые в лазаретах времен Крымской кампании.

«Я никогда не забуду, — писал Пирогов, — моего первого въезда в Севастополь. Это было в позднюю осень, в ноябре 1854 года. Вся дорога от Бахчисарая, на протяжении 30 верст, была загромождена транспортами раненых, орудий и фуража. Дождь лил, как из ведра: больные и между ними ампутированные лежали по двое и по трое на подводе, стонали и дрожали от сырости… Слышались в то же время и вопли раненых, и карканье хищных птиц, целыми стаями слетавшихся на добычу… Поневоле приходилось задумываться о предстоящей судьбе наших больных; предчувствие было неутешительно».

Севастополь переживал трудные дни. В Крыму высадились 62 тысячи английских, французских и турецких военнослужащих, что было вдвое больше численности русских, да и вооружены они были лучше. Почти никакого ухода за ранеными не было, многие подолгу лежали без матрацев в грязи, в душном, смрадном воздухе. В это время в Крым и приехал Пирогов. Он прибыл не один — за ним следовал первый в мире отряд сестер милосердия, принявших участие в оказании медицинской помощи раненым и больным в боевых условиях.

Это был замечательный почин, связанный с новаторской идеей привлечения женщин к оказанию медицинской помощи раненым и пораженным в период ведения боевых действий. Пирогов не уставал повторять: «Мы должны истребовать пальму первенства в деле столь благословенном и благотворном и ныне всеми принятом, как женская помощь раненым на театре войны. Наши женщины должны занять место в обществе, более отвечающее их человеческому достоинству и их умственным способностям…»

Особенно высоко Н.И. Пирогов ценил Екатерину Михайловну Бакунину — «идеальный тип сестры милосердия», которая наравне с хирургами работала в операционной и последней покидала госпиталь при эвакуации раненых, находясь на посту и днем и ночью. «Горжусь тем, что руководил их благословенной деятельностью», — писал Н.И. Пирогов.

Во время обороны Севастополя Пирогов блестяще осуществил идею обезболивания при операциях, впервые в истории медицины применив метод прямокишечного наркоза. В осажденном Севастополе Н.И. Пироговым были отработаны на практике стратегические и тактические подходы к хирургическому лечению огнестрельных ран у раненых и пораженных, а также объемы выполняемых при этом хирургических вмешательств.

По возвращении из Севастополя (1856 г.) Николай Иванович оставил Медико-хирургическую академию и был назначен попечителем Одесского, а позже Киевского, учебного округа. Однако в 1861 году за прогрессивные по тому времени идеи в области просвещения был уволен с этого поста. В 1862-1866 годах был командирован за границу в качестве руководителя молодых ученых, отправленных для подготовки к профессорскому званию. По возвращении из заграницы поселился в своем имении, в селе Вишня (ныне с. Пирогово, около Винницы), где жил почти безвыездно.

РЕВОЛЮЦИОНЕР В ОБЛАСТИ ХИРУРГИИ

Николай Иванович Пирогов застал еще представления, которые все разнообразие хирургических приемов сводили к трем основным правилам: «…мягкие части режь, твердые — пили, где течет — там перевязывай». Он революционизировал хирургию. Его исследования положили начало научному анатомо-экспериментальному направлению в хирургии, Пирогов заложил основу военно-полевой хирургии и хирургической анатомии.

Заслуги Николая Ивановича перед мировой и отечественной хирургией огромны. В 1847 году его избирают членом-корреспондентом Петербургской академии наук. Его труды выдвинули русскую хирургию на одно из первых мест в мире. Уже в первые годы научно-педагогической и практической деятельности он гармонично сочетал теорию и практику, широко используя экспериментальный метод с целью выяснения ряда клинически важных вопросов. Практическую работу он строил на основе тщательных анатомических и физиологических изысканий. В 1837-1838 гг. опубликовал труд «Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций»; этим исследованием были заложены основы хирургической анатомии и определены пути ее дальнейшего развития.

Уделяя большое внимание клинике, он реорганизовал преподавание хирургии в целях обеспечения каждому студенту возможности практического изучения предмета. Особое внимание Пирогов уделял анализу допущенных ошибок в лечении больных, считая практику основным методом улучшения научно-педагогической работы. Были изданы два тома «Клинических анналов», в которых подверглись критике собственные ошибки в лечении больных.

В 1846 году по проекту Пирогова в Медико-хирургической академии был создан первый в России анатомический институт, что позволило студентам и врачам заниматься прикладной анатомией, упражняться в производстве операций, а также вести экспериментальные наблюдения. Создание госпитальной хирургической клиники, анатомического института позволило Пирогову осуществить ряд важных исследований, определивших дальнейшие пути развития хирургии. Придавая особое значение знанию врачами анатомии, Пирогов опубликовал «Анатомические изображения человеческого тела, назначенные преимущественно для судебных врачей», а затем — «Анатомические изображения наружного вида и положения органов, заключающихся в трех главных полостях человеческого тела».

Богатый личный опыт хирурга, полученный Пироговым во время войн на Кавказе и в Крыму, позволил ему впервые разработать четкую систему организации хирургической помощи раненым на войне.

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ДОКТОРА ПИРОГОВА

Бескомпромиссным доктор Пирогов был не только в работе, но и в семейной жизни. В 1842 году он женился на Екатерине Березиной, девушке из родовитой дворянской семьи. В жене он видел не возлюбленную, а преданного, самоотверженного соратника, тем самым лишив ее простых женских радостей. Прожив в браке четыре года, Екатерина Дмитриевна умерла, оставив мужу двоих сыновей. Потрясение было столь велико, что Пирогов впервые в жизни отказался от работы и решил искать убежище от душевной боли за границей.

Осознав ошибку первого брака, Николай Иванович долго оставался один. Но надежда найти добрую мать для своих детей не покидала его. Он понимал, что в выборе супруги должен руководствоваться только рассудком, и изобрел уникальный способ поиска жены — написал трактат по названием «Идеал женщины». Этот труд попал в руки к юной баронессе Александре Бистром и растрогал ее до слез. Они встретились — аристократическая девушка девятнадцати лет и знаменитый сорокалетний доктор — и почувствовали, что знакомы уже полжизни… Он раскрывал невесте свою душу, свои мысли, взгляды, чувства, не забывая и свои «худые стороны», «неровности характера», «слабости». Он не хотел, чтобы она любила его только за «великие дела». Он хотел, чтобы она любила его такого, какой он есть…

В семьдесят лет Пирогов стал совсем стариком. Катаракта закрыла радость ясно видеть краски мира. В его лице по-прежнему жили стремительность и воля. Зубов почти не было, это мешало говорить. К тому же мучила болезненная язва на твердом нёбе, которая появилась зимой 1881 года. Пирогов принял ее за ожог. У него была привычка полоскать рот горячей водой, чтобы табаком не пахло. Через несколько недель он обронил при жене: «Это как будто рак». В Москве Пирогова осматривал Склифосовский, затем Валь, Грубе, Богдановский. Предложили операцию. Жена повезла Пирогова в Вену, к знаменитому Бильроту. Бильрот уговаривал не оперироваться, клялся, что язва доброкачественная. Пирогова было трудно обмануть. Против рака даже всемогущий Пирогов был бессилен.

В Москве в 1881 году был отпразднован 50-летний юбилей научной, педагогической и общественной деятельности Пирогова. 23 ноября этого же года Пирогов умер в своем имении Вишня, тело его было забальзамировано и помещено в склепе. В 1897 году в Москве был сооружен памятник Пирогову на средства, собранные по подписке. В имении, где жил Пирогов, в 1947 году организован мемориальный музей его имени, тело Пирогова реставрировано и помещено для обозрения в специально перестроенном склепе. Н.И. Пирогов прожил большую жизнь, ставшую примером беззаветного служения медицине, профессиональному долгу, своему народу.

Другие статьи этого номера