Поэзия воды и земли

Поэзия воды и земли

Устроители этой выставки так её и назвали AQVA TERRA, что означает «Вода и земля». Она открылась в зале Московского культурно-делового центра. На ней представлены произведения балаклавских мастеров: Александра Завьялова (графика, акварель) и отца и сына Грабченковых — Антипа Марковича и Виктора Антиповича (керамика).Для Александра Завьялова нынешний показ работ — знаковый. Он посвящён его юбилею. К нему художник готовился основательно, впрочем, как и ко всем предыдущим вернисажам — персональным и коллективным. В нынешнем году он совершил поездку к близким родственникам в Иваново. А от города невест, как его называют, по восприятию Александра Завьялова, рукой подать до старинных русских городов. Несколько часов в салоне комфортабельного автобуса — и ты в Ярославле или во Владимире. И до Екатеринбурга рукой подать. Художник ездил по городам и весям, прихватив с собой свой неизменный багаж: краски и кисти. Водичку на месте находил. В конце концов, её можно было с поверхности щедрой Волги зачерпнуть.

«Водная прозрачная краска, а также живопись с таким названием» — это акварель. Полное соответствие с темой выставки: AQVA TERRA. Вода и подаренные землёй природные красители. Название выставки можно объяснить и по тематике представленных на ней работ. Они посвящены красоте моря и суши.

Так, из поездки в Иваново Александр Завьялов вернулся с великолепными видами некоторых городов средней полосы России. Надолго пленяет с любовью и трепетом запечатлённая улочка со старинным храмом. Её художник увидел в Плёсе — городке, который любил рисовать Исаак Левитан. Кажется, в поэтичном Плёсе есть художественный музей с картинами выдающегося русского пейзажиста.

Верхотурье — отдельная «песня». В этом городке Александр Завьялов нарисовал семинаристов в развевающихся ветхих рясах на фоне деталей сакральной архитектуры. В этот уральский городок художника привёл поиск товарища по военной службе. Полтора десятка лет Александр Завьялов посвятил флоту. Память о тех годах позвала его и в Запорожье, где живёт ещё один его сослуживец.

Но главная многолетняя тема вдохновенного творчества Александра Завьялова — родная Балаклава. На листах ватмана предстают её прошлое и настоящее. Художник не мирится с тем, что охотничий домик Феликса Юсупова на западном берегу бухты полуразрушен. Его веранду он рисует такой, какой она была: праздничной, с нарядной барышней, вышедшей полюбоваться водной гладью и генуэзской крепостью на противоположном берегу. Момент той ещё жизни.

Снова крепостные башни на макушке горы. А у её подножия — не привычные нам сегодня здания, а живописные лачуги греков-рыбаков… Ещё один взгляд на прошлое Балаклавы.

С удовольствием рисует Александр Завьялов её окрестности, а также Севастополь, Бахчисарай — всё, куда жизнь и жажда странствий забрасывали его.

«Акварель — это праздник, работа, которая мне в удовольствие, — признался художник. — А вот чёрно-белая графика для меня — это труд».

На нынешней выставке можно увидеть солидную подборку ватманов с портретами, пейзажами, выполненными пером и тушью. Точечки, где гуще, где реже, оживляют морщины гор, структуру прибрежных камней, брызги штормящего моря… Сколько же требуется поставить точечек на стандартном листе ватмана, чтобы получилась «живая» картина? «Миллион двести тысяч», — смеётся Александр Завьялов.

Но если и не миллион, то десятки тысяч — это точно. Сколько же требуется терпения, усидчивости, а самое главное, точности. Ведь, если поставил точечку случайно не там, где надо, назад её не вернёшь… Всё это талант.

Как художника-графика Александра Завьялова иногда просили проиллюстрировать книги севастопольских литераторов: Людмилы Непорент, Алексея Озерова, Елены Тишиной, Валерия Воронина, Людмилы Резник… Некоторые из них называют художника своим соавтором.

«Вода и земля» — название выставки. Если говорить о предложенной вниманию посетителей выставке керамики Антипа и Виктора Грабченковых, то необходимо назвать ещё третью стихию — огненную. Антип Маркович — основоположник балаклавской художественной керамики. Мастер декоративно-прикладного искусства посвятил ей свыше 40 лет.

С ранних детских лет в мастерской проводил время его сын Виктор. Чем мог, он помогал старшим. Пришло время, и Грабченков-младший окончил в Симферополе художественное училище.

Внимательный ценитель прекрасного улавливает отличие почерков в творчестве Антипа Марковича и его сына. Виктор Антипович не стремился повторять стиль отца. Он искал собственный путь в искусстве. Его, например, занимает тайна античной чернолаковой посуды. Её не повторить. Но стремление к идеалу должно двигать вперёд.

На выставке у витрины с произведениями Антипа Грабченкова я стал свидетелем волнующего события. В зал пришёл земляк мастера, родом из Винницкой области, Владимир Владимирович. В далёком 1980 году Антип Маркович подарил ему керамического мишку — символ проходившей тогда в Москве Олимпиады. Забавный медвежонок украшал жизнь благодарного Владимира Владимировича долгие десятилетия. Друг разрешил на время выставки поместить реликвию под стеклом витрины рядом с новыми экспонатами. Хотя для мишки годы тоже не прошли без потерь. Внизу, если присмотреться, заметен небольшой скол.

На открытии выставки справедливо говорили о высоком мастерстве художников. Но есть ещё одна составляющая: их талант расцвёл в Балаклаве, краше которой вряд ли найдёшь. По крайней мере, в этом уверены Александр Завьялов и отец и сын Грабченковы.

На снимках: (слева направо) Александр Завьялов, Виктор Грабченков, Антип Грабченков; работы с выставки.

Другие статьи этого номера