Чем больше детей, тем больше счастья

Чем больше детей, тем больше счастья

Двухлетний Саша жил в Доме ребенка, а Толик, которому уже исполнилось четыре года, воспитывался в социально-реабилитационном центре для детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения. Мальчики были родными братьями, но об этом даже не догадывались, пока добрая фея не забрала их в свой дом.ВОЛШЕБНИЦА ДЛЯ СИРОТ

Именно феей можно назвать женщину, которая совершила для маленьких детей настоящее чудо. У доброй волшебницы были простое и благородное имя — Татьяна и такая же простая и благородная мечта — стать мамой. Но родить собственного ребенка она не могла. Длительное и дорогостоящее лечение не помогало. Поэтому даже тогда, когда к ним в район приехали областные медики и предложили бесплатную попытку ЭКО (искусственное оплодотворение) за государственный счет, Татьяна довольно скептически отнеслась к этой возможности. Вероятность положительного результата составляла всего 15%, да и серьезные гормональные сбои в организме в любом случае давали о себе знать. К тому же, чтобы воспользоваться «бесплатной» попыткой, надо было потратить по меньшей мере 5000 гривен на предварительные обследования.

«Я посоветовалась с мужем из моральных соображений, хотя знала, что лечиться не в состоянии — не выдержу еще одной неудачи и разочарования. Когда-то мы уже говорили об усыновлении, и Александр меня успокаивал: «У нас обязательно будут свои дети». Но пока мы ждали этого момента, я часто просматривала на сайте sirotstvy.net анкеты детей и читала чужие счастливые истории. Я плакала, радуясь за людей и печалясь о своей беде. Но с каждой прочитанной историей мое желание стать мамой усиливалось. Шло время, и я снова и снова возвращалась к мысли об усыновлении. Теперь уже муж не так категорически отказывался от этой идеи, но все же тянул с решением, ссылаясь на нехватку времени и проблемы на работе. Я дождалась своего дня рождения и попросила его: «Если ты сделаешь первый шаг к усыновлению — это будет мне самым лучшим подарком!» — вспоминает Татьяна.

И Александр дал свое согласие! Как обещал, первым сходил в службу по делам детей и договорился о встрече. В районной службе по делам детей супругов встретили приветливо, поддержали морально, выслушали пожелания относительно возраста и пола ребенка. Александр настаивал, чтобы это был мальчик не старше шести месяцев. В службе рассказали о процессе усыновления, объяснили, как быстро изменяются критерии выбора, если собственными глазами увидишь ребенка. Поэтому в заявлении будущие родители указали и мальчика, и девочку, и возраст обозначили не так категорично. И сделали это очень своевременно! В Доме ребенка супругам предложили на выбор трех девочек и двоих мальчиков. Татьяна первый раз на встречу поехала сама и вышла оттуда встревоженной и неуверенной. Ведь и девочки, и мальчики ей понравились. А непростой выбор делать в итоге все же надо.

«Дом ребенка был со статусом «для детей с поражением центральной нервной системы». Я готовилась увидеть нечто страшное… Но атмосфера мне понравилась, все напоминало обычный детский садик. Выяснилось, что там живут и здоровые дети, так как Дом малютки — лишь один на всю область. Зашла в младшую группу — дети как дети, только немножко испуганные. Но не всем же дано непринужденно чувствовать себя при общении с незнакомыми людьми. Дело в том, что некоторые диагнозы у детей подтверждаются или опровергаются спустя полгода. Поэтому я надеялась, что эти дети здоровые», — поясняет Татьяна.

ДВА АЛЕКСАНДРА

Дома Александр и Татьяна никак не могли прийти к общему мнению, кого же все-таки выбрать — девочек или мальчиков. В конце концов? договорились: кто первый пойдет с ними на контакт, того и усыновят.

На следующий день во время приезда Татьяны и Александра старшая из сестричек даже с рук воспитательницы на слезала. А вот мальчик… Было видно, что он стыдился проявить свои чувства. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Молча подошел, взял протянутую ему конфетку, разрешил папе ее развернуть… А сам тем временем стоит невозмутимо, но и не отходит. И звали будущего сына так же, как отца, — Александром!

«У нашего папы чувства «зашкаливали» — так волновался! Осторожно взял мальчика на руки, и когда маленькие ручонки крепко сжали его палец и долго не отпускали, я поняла, что девочки нам не светят», — с улыбкой вспоминает счастливая мама.

После общения с детьми супруги пошли к заведующей, которая встретила их доброжелательно и приветливо. Татьяна к тому времени работала в больнице. А поскольку учреждение подчинялось управлению здравоохранения, то заведующая (как потом стало известно) заранее расспросила о своей гостье. Положительные отзывы о Тане и собственные впечатления сыграли решающую роль. Заведующая разрешила будущим родителям видеться с Сашей в любое удобное для них время.

ЗНАКОМСТВО С ТОЛИКОМ

Бумажная волокита с предоставлением необходимого для усыновления статуса еще продолжалась, а Татьяне, как и Александру, уже не терпелось познакомиться со старшим братом Саши — Толиком. В то время ему требовались особое внимание и уход — мальчик лечился от бронхита в другом городе.

Но не все так быстро делалось, как хотелось. Служба района, где находился Толик, еще не подготовила документы о предоставлении мальчику статуса ребенка-сироты. Ведь решение суда о лишении родительских прав только что вступило в силу.

И все же во время первого приезда Татьяне разрешили встретиться с будущим сыном… Оказалось, что мальчик в свои четыре с половиной года не произносит ни единого слова! Будущая мама не знала, к чему ей готовиться: к проблемам с речью или с нервной системой? Посмотреть медицинскую карточку старшего брата ей не разрешили. Но внимательно присмотревшись к мальчику, Татьяна поняла: все будет хорошо. Глаза Толика говорили вместо него и выражали доверие, ожидание, стремление понравиться гостье.

Таня предложила повезти мальчика на обследование в медико-диагностический центр вместе с работниками службы по делам детей. Но они отказались, так как у них было много работы. Тогда-то Татьяна и услышала фразу о том, что мальчик не разговаривает, так как пережил болевой шок.

По сей день родители не знают, что произошло с сыном до того, как он попал в реабилитационный центр. Но они нашли в себе силы защитить ребенка, помочь ему жить нормальной жизнью, а не пугаться всего на свете. Братьев супруги забрали в один день, хотя детские учреждения были один от другого на расстоянии 130 километров.

Так у Татьяны появились сразу двое сыновей. Чтобы дети как можно быстрее оказались дома, они с мужем оформили опеку с дальнейшим усыновлением. Пока длились курсы, Таня и Александр после работы поочередно ездили то к Саше, то к Толику.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

«Саша после нашего первого посещения перестал называть всех воспитательниц «мама», ждал только меня. А старшенький быстро начал произносить слова. Мы каждый вечер звонили медсестрам, которые дежурили возле Толика в больнице, и они давали нам с ним поговорить. Мы задавали ему вопрос так, чтобы он мог ответить «да» или «нет». А когда приехали забирать Толю домой, во дворе все дети кричали: «Толик, Толик, к тебе мама с папой приехали!»

Это было удивительное чувство! Когда мы втроем взялись за руки и шли к машине, дети стали звать Толика, чтобы попрощаться. Говорю ему: «Вернись, скажи детям «до свидания». А он только покачал головой — нет, даже оглянуться не захотел. Наверное, боялся, что снова не отдадут. Я не стала его заставлять.

Дома для всех нас началась новая жизнь: мы воспитываем детей, они — нас. Младший — настоящий мужчина: настойчивый, серьезный такой! И старший очень изменился. Уже через неделю домашней жизни Толика было не узнать. Я повезла его на обследование. Оказалось, что сын уже состоял на учете, но все поставленные ему диагнозы уже можно было снять. Хотя по закону нужно ждать год, чтобы сняться с учета.

Врачи центра сразу заметили, что Толик стал совсем другим ребенком по сравнению с первой встречей. Он быстро начал наверстывать упущенное. Лишь однажды мы обратились к логопеду, но я поняла, что такие упражнения смогу выполнять с сыном и дома. В общем, мы начали учиться самостоятельно».

Первые недели мальчики плакали, когда хотя бы на минуту родители оставляли их в комнате одних. А теперь уже норовят куда-то запрятаться, чтобы им не мешали «переворачивать» дом с ног на голову. Разгуляться места хватает: во дворе они катаются то на велосипеде, то на детском автомобиле. А еще у них есть собственный бассейн и песочница, которую смастерили вместе с отцом.

Теперь иногда остаются на день в гостях у бабушки с дедушкой, но на ночь — только к маме с папой. Недавно все вместе праздновали официальное усыновление детей после опеки.

«Многое пришлось пережить с момента знакомства с детьми до приезда домой. Это и бумажная волокита, и человеческий фактор, но все это такая мелочь по сравнению с тем счастьем, когда тебя называют «МАМА»! И чем больше детей в семье, тем больше счастья. …Когда мы готовили документы, особо никому не рассказывали о своих планах, — говорит Татьяна. — Решили, что это должно быть только нашим решением. Кто поймет — тот поддержит, а кто нет… Ну что ж, время все расставит на свои места. Наши родители сперва обиделись, что им не пришлось принимать участие в этом процессе. Но это длилось недолго. Сегодня все довольны. Вся наша большая родня, когда видит наших сыновей, очень радуется. Кто-то даже не пытается прятать слез умиления, а кто-то сразу старается прижать их к себе и приласкать. Даже наш папа сам себе удивляется: «И чего это я раньше не соглашался на усыновление?! Два года счастья потеряли!»

(По материалам сайта sirotstvy.net)

Другие статьи этого номера