Мегалиты Хомутовой балки

Мегалиты Хомутовой балки

Любой уголок крымской земли хранит немало тайн. Об этом хорошо знают люди, чья профессия связана с изучением природы: археологи, геологи, ботаники, зоологи. Внимательно и профессионально вглядываясь в лик Земли, они порой замечают что-то новое, необычное. Вот таким необычным показался для юных геологов Малой академии наук ряд камней-валунов на платообразном водоразделе, заключенном между Хомутовой, Лабораторной и Делагардовой балками. Мое упоминание о них под термином «менгиры» вызвало резкую реакцию многоопытного археолога О.Я. Савели. Поэтому мы не будем называть найденные нами необычные камни бретонским словом «менгир» (menhir), обозначающим «вертикально стоящий камень». Назовем их мегалитами. Термин «мегалит» был введён в 1839 году английским исследователем Гербертом и образован от греческих слов «большой» и «камень». Мегалитами называют не вообще большие камни, а археологические памятники, сложенные из них. Как говорится в определении этого термина, «даже из одного».Обратить внимание на эти валуны заставили два обстоятельства. Во-первых, нетипичная для каменных обломков этих мест форма. Уж очень гладкой была их поверхность, напоминая обсосанный леденец из детства. А во-вторых, тот факт, что самые выдающиеся из них вытянулись цепочкой вдоль одной линии. Конечно, в этом, быть может, проявилось свойство человеческого глаза — соединять объекты линий в знакомые геометрические фигуры.

Но объектив фотоаппарата тоже увидел ее! Цепочка, следует признать, получилась небезупречной. Некоторые камни смещены от геометрического луча, который, по нашим измерениям с помощью компаса, имеет азимут 60 градусов. И этот факт не является чем-то категорично не присущим мегалитическим рядам. В рядах менгиров местности Карнака (Бретонский полуостров, Франция), которую справедливо считают выдающимся мировым памятником мегалитической культуры, также имеются камни-«выскочки».

Пусть не смущают эрудированных читателей небольшие (для мегалитов) размеры камней. Среди менгиров все той же местности Карнака исследователи насчитывают десятки камней менее одного метра.

Осмотр местности, который провели юные геологи-краеведы, показал единственность местонахождения подобных камней. Множество остальных камней платообразного водораздела Хомутовой и Делагардовой балок имеют остроугольную шероховатую поверхность. Валуны, подобные найденным, были бы не редкостью на крымских яйлах, где залегают верхнеюрские мраморовидные известняки. Нас же повсюду окружали породы неогенового возраста. Хотя именно та разновидность этих пород, из которых сложены эти удивительные валуны, отличается серым цветом и очень плотным строением, то есть они хорошо перекристаллизованы.

Чтобы процессы выветривания и карста так сгладили их поверхность, наши камни должны пролежать на земной поверхности не одно тысячелетие или быть перенесенными реками издалека. Правда, носители мегалитической культуры Западной Европы, как выяснили ученые, применяли иногда обжиг гранитных блоков для быстрого придания им округлой, «напоминающей леденец» формы. На некоторых менгирах разных мест Земли исследователи отмечают чашеобразные углубления.

Можно лишь догадываться о назначении этих углублений, но первое, что идет на ум, глядя на них, это чаши для ритуальной пищи, жертвоприношения. На наших камнях таких углублений немало. Некоторые прошиты насквозь и представляют собой нивально-коррозионные «стаканы». За этим научным термином скрывается форма карстового микрорельефа, образованная за счет растворения известняков на дне углубления в породе. В эти углубления при метелях набивается снег, который при таянии образует агрессивные талые воды. Они-то и разъедают дно цилиндрической ямки.

С какой целью люди сложили этот ряд камней? Однозначного ответа на вопрос о назначении менгирных сооружений пока нет. Конечно, не ради шутки были сдвинуты и перемещены валуны весом полтонны. Можно лишь назвать некоторые известные гипотезы. Большинство исследователей считают, что менгиры представляют собой элементы астрономических комплексов, рассредоточенных на большой территории для наблюдений за движением светил и предсказаний. Предположение об этой их функции в 1896 г. выдвинул Соломон Рейнак. И оно оказалось очень продуктивным во второй половине XX в., когда археоастрономические ориентиры были признаны ведущими архитектурными мотивами мегалитических памятников.

Ведущими, но не единственными. Например, существует точка зрения, что менгиры — это памятные стелы, т.к. вблизи некоторых из них также были обнаружены следы захоронений. И, конечно, любой менгир мог выполнять самую повседневную и самую нужную функцию — служить ориентиром или межевым камнем. Представьте себе, мы ведь до сих пор, размечая в поле индивидуальные участки, укладываем по углам и сторонам камни. Согласен, их трудно назвать менгирами, но и мы с вами далеки от превосходной физической формы неолитических охотников.

В заключение позволю длинную цитату из специальной работы Артема Корсуна по мегалитам, в который, по-видимому, использованы данные археолога Монгайта А.Л. («Археология Западной Европы. Каменный век»): «Ряд западноевропейских историков считает мегалитизм исключительно «атлантическим» феноменом, возникающим на океанической границе расселения дунайского неолита. Однако общность «атлантического» мегалитизма с Эгейским, Сирийско-Палестинским или Причерноморским (Пропонтида, Фракия, Крым, Кавказ) мегалитизмом заставляет видеть в нем не пограничный вариант дунайской культуры, а иной мореходный тип неолитической культуры, отличный от сухопутного дунайского неолита».

Вот такую ниточку можно протянуть от седых склонов Хомутовой балки до мировых центров цивилизации. После этого с большим уважением начинаешь смотреть на живописный уголок севастопольской земли — Максимову дачу!

Фото автора.

Другие статьи этого номера