Штрихи к биографии Кайсына Кулиева

Милые, живите и не мерьте

То, что вам измерить не дано,

А бессмертье, это после смерти,

Если вам бессмертье суждено…

Кайсын Кулиев.

Кайсын Шуваевич Кулиев (1917-1985) — балкарский советский поэт. Народный поэт Кабардино-Балкарской АССР (1967). Лауреат Ленинской (1990 г. — посмертно) и Государственной премий СССР (1974).

…Гитлеровцы еще находились в Севастополе, но со стороны Мекензиевых гор уже доносились прицельные залпы «катюш», а с Балаклавского направления били орудия, и земля вздыбливалась от бомбовых ударов: 51-я армия готовилась к штурму Сапун-горы. «Виллис», на котором ехал корреспондент фронтовой многотиражки 51-й армии «Сын Отечества» Кайсын Кулиев, объезжал бесчисленные воронки от рвущихся снарядов, приближаясь к горе, ощетинившейся дотами и дзотами.

Сам Кайсын Кулиев в своем автобиографическом очерке напишет так: «…Пули сыпались на землю с низкорослых деревьев, как град. Это было на Мекензиевых горах… Утром следующего дня я был ранен… Отвезли меня в симферопольский госпиталь. Так я расстался с «Сыном Отечества».

Но раньше симферопольского госпиталя был полевой, и из боя на руках его вынес Алим Кешоков, тоже поэт, земляк-чегемец, боевой друг и кабардинский брат. Нес на спине до самого полевого санпункта…

В симферопольском госпитале Кайсын узнал, что его народ депортировали в Среднюю Азию. Когда командующий 51-й армией Герой Советского Союза Яков Григорьевич Крейзер принес ему прямо на больничную койку орден, Кайсын спросил: «А завтра не придете его отбирать?» Голос генерала дрогнул: «Нет, не придем».

В марте 1944 года балкарцев выселили из родных мест. Весть, не укладывающаяся в голове… Боевой офицер и поэт Кайсын Кулиев разделил трагедию своего народа, хотя лично ему было разрешено проживать в Кабардино-Балкарии.

Кайсын Кулиев — поэт не только небольшого народа, но и всего мира. Чингиз Айтматов в предисловии к его стихам писал: «…Испытать все… Сам Кайсын, как раненый камень, — неизменный символ его поэзии, мог сказать о себе: «Я всё выдержал». В этом «всё» — суровая биография времени, народа и человека, через чье сердце прошли жгучие токи великих и трагических событий истории, но не испепелили его, а закалили, пробудили в нем ответное мужество и достоинство…»

«Я счастлив тем, что в тяжелых условиях не махнул рукой на жизнь, не разуверился в ней. Мне оставались дорогими снежные вершины и примятая трава у дороги, поэзия Пушкина и музыка Бетховена… Как хорошо, что никогда я не проклинал саму жизнь и не считал ее никчемной», — так ответил Чингизу Айтматову Кайсын Кулиев.

Хоронили Кайсына 6 июля, в день рождения его любимого Александра Пушкина. Хоронили тут же, в Чегеме, во дворе отчего дома. Шёл дождь… природа оплакивала СВОЕГО ПОЭТА. В последний путь Кайсына Шуваевича провожали друзья, поэты и писатели, приехавшие со всех концов Советского Союза. К Ивану Драчу подошел какой-то местный пиит: «Знаете, Кайсына хоронят во дворе его дома, а ведь по нашим обычаям во дворе хоронят конокрадов и самоубийц, тех, кого нельзя хоронить на общем кладбище»…

Иван Драч ответил мгновенно, взглянув на завистника ненавидящим взглядом: «Кайсын есть конокрад, он увёл лучшего Пегаса Кабардино-Балкарии».

Прости, Кайсын Шуваевич, за то, что тебе, одному из освободителей Севастополя, досталась такая жестокая судьба! Прости!.. Хотя мертвые не внемлют ни словам, ни поступкам, все же прости, прости ради живых.

Другие статьи этого номера