Вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Украины

С 20 ноября 2012 года существенно сократятся количество арестов и сроки расследования преступлений, правоохранители не смогут выбивать признание, вводится суд присяжных, расширяются права адвокатов, можно самостоятельно собрать доказательства. Также вводятся институт домашнего ареста и право сторонам конфликта примириться. Насколько улучшится практика расследования и как воспринимают документ адвокаты и правозащитники, рассказали гости пресс-клуба «Известий» в Украине».АДВОКАТ ПОЛУЧИЛ ПРАВА

Документ предоставляет сторонам уголовного процесса (прокурору, подозреваемому, обвиняемому, защитнику, потерпевшему) равные права для сбора и представления в суд доказательств. Также адвокаты получили право требовать от следователей проведение следственных (оперативных) действий. Причем закон обязывает следователя приобщать к материалам уголовного дела доказательства не только вины, но и невиновности подозреваемого. А вот адвокат при раскрытии своих материалов прокурору не обязан предоставлять данные, которые впоследствии могут быть использованы против его подзащитного. «Главное достижение этого кодекса — введение принципа состязательности сторон в судебном процессе. Адвокат получает такие же права, как и прокурор. Он сможет инициировать проведение экспертиз, заявлять ходатайства о вызове свидетелей и изъятии документов», — рассказал во время «круглого стола» в «Известиях» в Украине» Владимир Олийнык, член комитета Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности.

«Этот кодекс действительно поможет нашей работе, потому что расширяет наши права — влиять на досудебное расследование. К примеру, адвокат может заказать экспертизу, ревизию, требовать проведения тех или иных действий следствия. Если следователь отказывает нам, мы можем его действия обжаловать у следственного судьи», — подтверждает слова депутата еще один участник «круглого стола» Анжелика Сицько, член правления Ассоциации адвокатов Украины.

КОЕ-ЧТО О НАДЗОРЕ И ОБЫСКЕ

В новой редакции УПК вводится судебный надзор над процессом расследования. Для этого прописаны в кодексе полномочия следственного судьи, который следит за тем, как правоохранители соблюдают права и свободы участников уголовного процесса. Незаконные действия следователя или прокурора сторона защиты может обжаловать следственному судье. Рассмотрение жалоб происходит в сжатые сроки и во время проведения расследования, а не во время рассмотрения дела в суде, как было ранее. Только следственный судья имеет право принять решение об аресте имущества. Сейчас это делает следователь по своему усмотрению.

Изменяются правила проведения обыска. До вступления закона в силу только на обыск квартиры необходимо было получить разрешение суда, для обыска нежилого помещения достаточно было постановления следователя или прокурора. Сейчас обыск любого помещения будет проводиться только с санкции суда. «Это означает, что набегов людей в масках, которые выгребают всю документацию фирмы и парализуют ее работу, больше не будет. Судья даст разрешение на изъятие только того документа, который действительно необходим следствию», — говорит Владимир Олийнык. Он отметил, что принудительно привести человека на допрос можно будет также только после разрешения судьи, а не по повелению следователя.

СИДЕТЬ НЕ ВЕЛЕНО

Сроки досудебного расследования и содержания под стражей существенно сокращены. Нельзя будет отправлять дела на дополнительное расследование. «Раньше у суда было три варианта принятия решения по делу: обвинение, оправдание и отправка дела на дополнительное расследование. Судьи часто спекулировали на этом, и пока дело по нескольку раз расследовалось, люди по пять-шесть лет сидели в СИЗО. Теперь такого «футбола» не будет. Не смогли доказать вину человека — оправдывайте его! Ограничены сроки пребывания под стражей. Для дел средней степени тяжести — до шести месяцев, за тяжкие и особо тяжкие преступления — до года. Так что уже сегодня на свободу из СИЗО выйдет много людей, чью вину не смогли доказать», — говорит нардеп Владимир Олийнык. Депутат полагает, что благодаря таким нормам кодекса станет больше оправдательных приговоров судов, их число увеличится с 0,2 до 20-25%.

Вводится и понятие «домашний арест». Под стражу попадут только те, кто совершил тяжкие преступления: к примеру насилие, грабеж; или если человек-рецидивист, не ходит на вызовы к следователю, давит на свидетелей. Все остальные подозреваемые смогут воспользоваться правом на домашний арест и залог.

Вводится понятие «институт примирения сторон» для преступлений средней тяжести, к примеру, если обе стороны договорились о размере возмещения убытков, нанесенных во время ДТП.

Существенно изменится также порядок сбора доказательств. «Мы видим, что 80% случаев избиения подозреваемых в милиции связаны с тем, что правоохранителям нужна явка с повинной, что считается царицей доказательств. В новом кодексе четко прописано, что явка с повинной и показания против себя не являются доказательствами прямого действия, то есть суд не берёт их за основу обвинительного приговора. Нужно будет представить существенные доказательства. Например, показания свидетелей, отпечатки пальцев и т.д. Если преступник признаёт свою вину в суде, это может только повлиять на срок его пребывания в тюрьме. Таким образом, у милиции больше не будет оснований избивать граждан», — уверяет Владимир Олийнык.

«Очень хорошо, что существенно меняется порядок сбора доказательств. Так, если подозреваемый отказывается давать показания, допрос прекращается. В старом кодексе такого правила не было. Очень хорошо, что мы получили право высказывать свое мнение о незаконно собранных доказательствах еще до вынесения приговора. Прекрасно, что прописан срок, на протяжении которого нужно дать ответ адвокату, а это пять дней с момента получения запроса. Если ответа нет — значит, должностное лицо будет привлечено к ответственности. До этого на вопросы адвокатов не всегда отвечали, потому что не было никакого наказания. По новому кодексу допросы будут проводиться не где угодно, а по месту расположения органов досудебного следствия, а время допроса не должно длиться более 8 часов, с перерывом каждые два часа.

«С 22 до 6 утра допросы вообще проводить нельзя», — говорит юрист Анжелика Сицько. Адвокат также сможет использовать свои технические средства во время досудебного расследования, и если следователь отказывает адвокату в таком праве, он должен это аргументировать своим постановлением, а не устно.

БЮРО ВОЗЬМЁТСЯ ЗА ЧИНОВНИКОВ

Ещё одна инновация — внедрение Государственного бюро расследования, которое должно заниматься расследованием преступлений, совершённых высокопоставленными государственными чиновниками, а также правоохранителями и сотрудниками СБУ. Для организации такого бюро отводится пять лет. «Нужно очень тщательно подойти к его созданию, чтобы в спешке не возникла структура, которая себя дискредитирует. Чтобы они не за показателями гнались и привлекали за коррупцию сельских или городских председателей, а высокопоставленных лиц. Там должны быть соответствующий подбор кадров, высокая зарплата, система прочих стимулов и наказаний за проступок. Наверное, туда нельзя принимать бывших сотрудников милиции или прокуратуры. Должна быть введена определенная методика раскрытия подобных преступлений. Можно ввести механизм провокации взятки, чтобы чиновник сто раз подумал, прежде чем брать деньги у граждан», — говорит нардеп Олийнык.

«Для того, чтобы такое бюро работало эффективно, оно должно быть независимым от правоохранительной системы, а также иметь достойное кадровое и ресурсное обеспечение. Нужно подумать, кому же такое бюро в государстве подчинить. Понятно, что создать его быстро нельзя. Но я призываю законодателей не затягивать и приступить к его созданию как можно быстрее», — уверена Татьяна Мазур, исполнительный директор ОО «Международная амнистия в Украине».

«Еще одна норма — введение института присяжных при рассмотрении особо тяжких преступлений. «Институт присяжных у нас не был прописан в старом кодексе, в новом разрешается, по желанию сторон процесса, вводить суд присяжных, где светит обвиняемому пожизненный срок. Мы взяли немецкую модель: судьи и трое присяжных. Содержание присяжных требует серьезных финансовых расходов. Мы посмотрим, как этот суд будет работать, и тогда внесем правки», — подчеркнул Владимир Олийнык.

«Конечно, будет переходной этап, мы увидим какие-то недостатки кодекса, но его нужно было воплотить в жизнь. Также нужно начинать реформирование правоохранительной системы, чтобы качество работы сотрудников милиции, прокуроров, судей было на порядок выше, чем сейчас», — резюмировал в конце работы пресс-клуба «Известий» в Украине» Владимир Олийнык.

Другие статьи этого номера