Театр Луначарского будет жить, пританцовывая!

Театр Луначарского будет жить, пританцовывая!

ПРОЛОГ, ИЛИ «РАЗГОВОРЫ У СЛУЖЕБНОГО ВХОДА»

Утром 28 ноября в районе «Таблетки» (площадка возле служебного входа в театр имени Луначарского) наблюдалось необыкновенное оживление. Артисты, административный персонал, работники цехов поздравляли друг друга, тут и там слышались фразы: «Ну, наконец-то!», «С победой!», «Неужели это закончилось!»

Повод для ликования, что называется, на поверхности — в театре вновь сменилось руководство. Экс-директор «Луначарки» Александр Костюков (которого в кулуарах уже стали сравнивать с товарищем Огурцовым из кинофильма «Карнавальная ночь») сподобился-таки написать заявление об увольнении по собственному желанию. В Севгосадминистрации возражать не стали. А 27 ноября, на внеочередном заседании президиума депутаты единогласно решили, что освободившуюся должность займет Вадим Елизаров — отец-основатель Севастопольского академического театра танца. Таким образом завершилось почти полуторагодичное противостояние администрации театра Луначарского и актерского коллектива. «Наконец-то, пришел человек, который понимает, что такое театральный мир, который позволит нам и нашему художественному руководителю, — Владимиру Магару, заниматься творчеством!» — радуются артисты.

ХРОНИКА СМУТНЫХ ВРЕМЕН

А началось все в сентябре прошлого года. Тогда глава администрации Владимир Яцуба решил навести порядок в театре имени Луначарского. Естественно, речь шла о хозяйственной, а не о творческой деятельности. В ходе проверки финансовой инспекцией были выявлены некоторые нарушения. Это факт стал поводом для издания приказа о прекращении трудовых отношений с тогдашним директором театра (и художественным руководителем по совместительству) В. Магаром. Первым лицом «Луначарки» (опять же с подачи госадминистрации) становится бывший полковник МВД Александр Костюков. При утверждении данной кандидатуры некоторые члены президиума горсовета (в частности, председатель комиссии по культуре Владимир Демченко) выразили сомнения. Дескать, какое отношение милиционер имеет к театру? Не будет ли беды и «социального взрыва»? Тогда председатель СГГА Владимир Яцуба успокаивал всех следующей версией: «Александр Дмитриевич (Костюков) будет заниматься исключительно хозяйственной деятельностью. Театр нуждается в немедленном ремонте. Государством выделены деньги, их нужно осваивать. Справиться с этой задачей четко и оперативно сможет только «крепкий хозяйственник». Творческая работа же останется за художественным руководителем».

То есть фактически должность, которая ранее была единой, разделилась на две: гендиректор и худрук.

Последний пост глава СГГА предлагал занять таким столичным знаменитостям, как Григорий Лифанов и Дмитрий Астрахан. Правда, никто не согласился. Плюс ко всему впервые взбунтовался коллектив театра Луначарского (причем не только актеры, но и работники цехов) — народ требовал восстановить Владимира Магара в должности.

После некоторых проволочек Владимир Владимирович был назначен художественным руководителем. Директором при этом оставался Костюков. Напряженность на некоторое время была снята. Представители административного аппарата театра клялись и божились, что не будут вмешиваться в «святая святых» — творческий процесс, а, напротив, создадут все условия для режиссера и труппы.

«Деятельность наша будет совместной. Все вопросы будем решать коллегиально. Не исключено, что часть полномочий гендиректора будет передана худруку. Такая возможность есть. Могу сказать одно, Магар — не первое лицо театра, но и я — не первое лицо. Условия контракта довольно мягкие, они позволяют принимать все решения согласованно», — уверял тогда актеров А. Костюков. Актеры делали вид, что верили, но не до конца…

БЕЗВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО

Сомнения артистов были не напрасны. Как говорится, недолго музыка играла… Все началось с того, что гендиректор Костюков без зазрения совести выгнал В. Магара из его кабинета. Мол, нечего такие хоромы занимать, скромнее нужно быть, товарищи! Для тех, кто не знает, могу пояснить: кабинет у Магара действительно довольно просторный, но дело тут вовсе не в тяге Владимира Владимировича к роскоши. Просто это помещение всегда служило (и надеюсь, будет служить) настоящей «творческой лабораторией». Здесь происходили первые читки пьес, предполагаемых к постановке, выстраивались мизансцены, вместе с артистами придумывались неожиданные творческие ходы, порой решавшие успех спектакля. Но бывшему начальнику патрульно-постовой службы эти тонкости как-то были невдомек.

Дальше — больше. Костюков искренне не мог понять, почему актеры и худрук не приходят в театр к 9 часам утра. Дескать, работа есть работа! «За что мы вам «восьмерки» в ведомость будем ставить?» — возмущался гендиректор. Так что очень быстро с подачи руководителя в театре Луначарского была введена железная милицейская дисциплина: «шаг вправо, шаг влево приравнивается к побегу, прыжок на месте считается попыткой улететь».

Обещание не вмешиваться в творческий процесс оказалось полной профанацией. Гендиректор взялся самостоятельно верстать репертуар, основываясь на данных, полученных из Интернета. Заслуженный артист Украины Виталий Таганов вспоминает: «Постановка одного из спектаклей не состоялась из-за того, что в Москве (в театре Табакова) эта пьеса идет на малой сцене. «Если на малой сцене играется — значит, принесет маленькую прибыль. Ставить нет смысла», — решил Костюков».

Обстановка в театре с каждым днем накалялась. К началу лета она и вовсе стала взрывоопасной. Актерам пришлось заняться совсем непривычным делом — выходить не на сцену, а на пикет. Неоднократно представители труппы, вооружившись плакатами и транспарантами, устраивали митинги протеста возле горсовета и горадминистрации. Чиновники и депутаты обещали решить проблему, взвесив все «за» и «против». Вопрос муссировался во властных кабинетах, представителей творческого коллектива приглашали на бесконечные заседания постоянных и временных комиссий, но никакого видимого результата все эти потуги не принесли. Артисты находились в крайне подавленном настроении, а гендиректор продолжал гнуть свою линию, как будто ничего и не происходит.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Художественный руководитель театра Владимир Магар в личной беседе признался: «В последние месяцы обстановка стала и вовсе невыносимой. Некоторые поступки руководства просто не поддавались осмыслению с точки зрения обычной логики».

Оставим эмоции и приведем простой пример. Во время своего отпуска Владимир Магар поставил в Запорожском академическом музыкально-драматическом театре (который, кстати, носит имя его отца, народного артиста СССР В.Г. Магара) спектакль «Женитьба». Ничего сверхъестественного в этом нет — многие режиссеры делают постановки «на стороне», это обычная театральная практика. Гендиректор «Луначарки» не поленился приехать на премьеру (14 сентября) и поздравить Магара с новой удачной работой. Костюков даже вышел на сцену и преподнес режиссеру букет цветов. Благородный порыв, не правда ли?

Все было бы хорошо, если бы не одно «но». 6 ноября на доске объявлений в театре появился приказ за подписью Костюкова «О невыполнении требований коллективного договора». В нем, в частности, говорилось следующее: «Работа артистов, режиссеров, других работников вне театра допускается в исключительных случаях с письменного разрешения генерального директора. Невыполнение указанных условий считается совершением дисциплинарного проступка. Художественный руководитель Магар Владимир Владимирович в нарушение вышеуказанных требований принимал участие в постановке «Женитьбы» в качестве режиссера постановщика на сцене Запорожского академического областного украинского музыкально-драматического театра имени В.Г. Магара. <…> На основании вышеизложенного, учитывая степень тяжести совершенного проступка и нанесенный им вред, <…> приказываю Магару Владимиру Владимировичу строго указать на неприемлемость нарушения им требований коллективного договора».

Выводы делайте сами.

Happy end?

ДОСТУЧАТЬСЯ ДО ВЛАСТЕЙ

По признанию артистов театра, в последние месяцы действительно все чаще возникала мысль, что дальше так жить нельзя. Не выдержав напряжения, ушел из «Луначарки» один из старейших актеров театра, любимец публики — Виталий Полусмак. Молодые артисты сняли отчаянный видеоклип с говорящим названием «Театр, пожалуйста, не умирай» (в его основе переделанная песня Земфиры Рамазановой). В общем, ощущение упадка и безысходности.

Неожиданно на лентах новостей появляется сообщение о том, что Александр Костюков написал заявление об увольнении по собственному желанию. Что предшествовало этому поступку — неизвестно. Но, так или иначе, городская администрация, глядя на обстановку, сложившуюся в театре, возражать не стала. Практически сразу депутатов созвали на заседание президиума городского совета. Управление культуры и туризма СГГА предложило им утвердить на должность гендиректора театра Луначарского Вадима Елизарова. Никакой полемики по этому поводу не возникло. Видимо, кандидатура устроила всех. Сам Елизаров признался: «Для меня театр Луначарского всегда был школой. И когда мы создавали Театр танца, за основу брали уже сложившийся коллектив, его инфраструктуру. Я очень хорошо знаю Владимира Магара, очень уважаю этого человека».

На вопрос членов президиума, не ударит ли такое назначение по самому Театру танца, Вадим Альбертович ответил, что место руководителя займет его младший сын Александр, который как никто другой справится с этой задачей.

ТАНДЕМ

Следует напомнить, что Вадим Елизаров был одним из первых творческих деятелей, кто поддержал Владимира Магара в самом начале «смутных времен». Когда Владимира Владимировича лишили должностей генерального директора и художественного руководителя, Елизаров пришел на общее собрание труппы и заявил, что до конца будет бороться за восстановление исторической справедливости вместе с артистами театра Луначарского.

Владимир Магар рассказывает: «Когда Вадиму Альбертовичу предложили должность генерального директора театра Луначарского, он отказался. И сказал об этом мне. Я выразил мнение, что это опрометчивое решение. А когда Елизарову повторно поступило предложение, я настаивал на том, чтобы он его принял, поскольку театр нужно спасать. Вадим — хороший менеджер и при этом творческий человек».

HAPPY END

Нового генерального директора официально представил коллективу театра Луначарского председатель городской администрации Владимир Яцуба. Он обратился к собравшимся с некоторой ехидцей: «Предыдущий директор театра подал в отставку. Мы с вами его добросовестно съели. Но история разберется в этом деле. Тем не менее я хочу от руководства города сказать ему «спасибо». При нем, наконец, начался ремонт. И второе «спасибо» я хочу сказать человеку, который сейчас берется закончить ремонт и привести в порядок организацию работы театра. Таким человеком оказался Вадим Елизаров». Глава СГГА выразил надежду, что после этого назначения всяческие скандалы вокруг театра Луначарского прекратятся.

Вадима Елизарова «луначарцы» встретили бурными аплодисментами. Новоназначенный руководитель пообещал: «Я сделаю все, чтобы вы могли ровно, спокойно заниматься творчеством. Конечно, мне очень важно ваше плечо, я надеюсь на вашу поддержку. К сожалению, за последний год город разделился. Все выясняют, кто прав, кто виноват. Надеюсь, что вскоре все распри забудутся. Все мы служим искусству — и это главное!».

Елизаров также заявил, что театр вернется к тому распорядку дня, который существовал при Владимире Магаре. «Актеры — люди творческие. Они не могут хорошо играть, плохо выспавшись. Поэтому никто не будет заставлять их находиться на рабочем месте с самого утра. Никакой казармы тут не будет», — подчеркнул гендиректор.

В завершение собрания начальник управления культуры и туризма СГГА Наталья Дацюк сообщила, что труппа сможет вернуться в свой родной дом уже 20 декабря — к этому моменту будут завершены все ремонтные работы.

Фото Дмитрия Метелкина.

Другие статьи этого номера