Создадим мемориальный комплекс

Создадим мемориальный комплекс

В культурно-деловом центре «Дом Москвы» состоялась военно-научная конференция, посвященная созданию и боевому использованию 30-й береговой артиллерийской батареи, личный состав которой в период обороны Севастополя проявил мужество и самоотверженность. В работе конференции приняли участие ветераны береговых войск Черноморского флота, представители общественных организаций. С приветственным словом к собравшимся обратился консультант командующего Черноморским флотом контр-адмирал запаса Александр Ковшарь. Целью конференции он назвал выработку предложений по сохранению для наследников фронтовиков этого уникального фортификационного сооружения.Большой интерес вызвал доклад председателя правления общественной организации береговых войск «Патриот» полковника в отставке Виктора Потапова. Он напомнил, что строительство 30-й крупнокалиберной батареи началось в 1913 году, но из-за начала Первой мировой войны и революционных событий в России было прекращено и возобновилось только через 15 лет. На стройке работало в смену около полутора тысяч человек. Им предстояло выполнить большой объем работ. Со станции Мекензиевы Горы была проложена железнодорожная ветка, построен бетонный завод, который произвел для сооружения массива батареи 22 тысячи кубометров бетона. Столько же, сколько потребовалось для строительства Днепрогэса. Одновременно из Ленинграда шла доставка орудий и башен, монтировались инженерные коммуникации, системы управления стрельбой.

В 1940 году батарея была полностью введена в строй. Фортификационное сооружение обеспечивало пребывание в нем личного состава в условиях применения противником оружия массового поражения. В подземный массив батареи, заглубленный на 37 метров и состоящий из 70 помещений, воздух подавался через очистные фильтры. Водоснабжение шло из артезианской скважины, а электроэнергию вырабатывал дизель-генератор. В подземном массиве располагались столовая, операционная и рентгенкабинет. Для связи с внешним миром использовались радиостанция и телефонная линия.

Одним словом, инженеры создали уникальное фортификационное сооружение, обладающее большой ударной силой и боевой неуязвимостью. Это во многом способствовало тому, что гитлеровцы не смогли с ходу прорваться с Северной стороны в Севастополь и сделали три безуспешные попытки овладеть им. Только с 1 по 9 ноября 1941 года батарея выпустила 400 снарядов по скоплениям живой силы и боевой технике противника под Бахчисараем и на дальних подступах к Севастополю, а также поддерживала своим огнем батальоны морской пехоты.

Доклад Виктора Потапова дополнили журналист Андрей Лубянов, полковники в отставке член военно-научного общества Черноморского флота Геннадий Рыжонок, председатель совета ветеранов 951-го отдельного берегового ракетного полка Леонид Блюмин, а также ветераны, выступившие в прениях.

В декабре 1941 года бои стали носить все более напряженный характер и доходили до рукопашных схваток, поэтому командир батареи Георгий Александер сформировал из своего личного состава две роты, чтобы оттеснить противника от станции Мекензиевы Горы. Во время одной из атак гитлеровцы при поддержке танков приблизились к батарее на 100 метров, и артиллеристы открыли по ним огонь прямой наводкой, но и на батарейцев было выпущено около 200 снарядов крупного калибра. А когда в конце декабря возникла угроза прорыва гитлеровцев на Северную сторону, Георгий Александер вызвал огонь на себя, чем отбросил врага от батареи.

Из-за интенсивных стрельб все четыре ствола «тридцатки» весом по 50 тонн в январе 1942 года износились до такой степени, что их предстояло заменить. Сделать это без подъемного крана и при близости огневых позиций противника было смерти подобно. Тем не менее, проявляя смекалку и работая на пределе своих сил, батарейцы выполнили эту адски тяжелую работу, и перед декабрьским штурмом города батарея возобновила стрельбы. Это заставило противника перебросить под Севастополь две мортиры «Карл» и гигантскую пушку «Дора». Как подчеркивалось на конференции, использование противником половины всей своей осадной артиллерии под Севастополем снизило его боевые возможности в битвах под Москвой и Ленинградом.

Между «Карлами» и батареей завязалась артиллерийская дуэль. Немцы дополнили удар интенсивными налетами авиации, сбросившей на «тридцатку» с 14 по 16 июня 1942 года около 130 бомб. Несмотря на это, батарейцы продолжали вести огонь по целям, координаты которых выдавали корректировочные посты. И все же кольцо блокады вокруг батареи неумолимо сжималось. На исходе был боезапас, заканчивалось продовольствие, и она оставалась последним опорным пунктом на подступах к Северной стороне. В одной из атак немцы вплотную прорвались к боевой рубке, заглушили выхлопные трубы дизелей и стали запускать в подземный массив батареи ядовитые газы и пламя из огнеметов.

Батарейцы продолжали оказывать яростное сопротивление до тех пор, пока немцы не взорвали на крышах башен большое количество тола. Взрывная волна разрушила перегородки во внутренних помещениях батареи, и в них возникли пожары. На боевых постах горело все, что могло гореть. Георгий Александер дал указание вывести из строя систему управления огнем, сформировал боевые группы прорыва к партизанам. По некоторым данным, только 73 бойца смогли вырваться из блокированной батареи. Часть батарейцев погибла под огнем противника, а оставшиеся в живых укрылись в блоке башен и продолжали отстреливаться.

18 июня приказом наркома ВМФ артдивизиону, в который входила батарея, было присвоено звание гвардейского, но об этом ее личный состав не узнал из-за выхода из строя средств связи. 6 июня 1942 года, когда пожар во внутренних помещениях стал затихать, немцы ворвались в блок башен и пленили около сорока раненых, контуженых и обессиленных бойцов. В ходе боевых действий отважная батарея произвела по врагу 1674 залпа, которые нанесли большой урон живой силе, огневым точкам и боевой технике противника.

После Великой Отечественной войны началось восстановление батареи с использованием ее фортификационных сооружений. Она вошла в состав боевого ядра Черноморского флота и выполняла огневые задачи по планам боевой подготовки. Их пришлось прекратить из-за того, что при стрельбе главным калибром в домах поселка Любимовка выбивало стекла и срывало крыши.

После раздела флота для содержания батареи, вошедшей в состав Черноморского флота, был сформирован взвод консервации. Ему ставилась задача сохранить это уникальное фортификационное сооружение. Чтобы увековечить память о подвиге легендарной батареи, на территории ее военного городка на местах захоронения батарейцев на средства личного состава береговых войск были сооружены памятники «Бескозырка» и «Матрос». На боевых постах батареи установлены памятные доски, в блоке башен открыт музей береговых войск, в поселке Бартеньевка одна из улиц носит имя командира батареи Георгия Александера, а в день его рождения проводится праздник улицы.

Выступавшие на военно-научной конференции говорили о том, что этого недостаточно для сохранения памяти о подвиге 30-й батареи, и считали необходимым создать целостный мемориальный комплекс береговых войск. Несколько лет назад командованием Черноморского флота и правлением ветеранской организации «Патриот» принималось решение такой комплекс создать, но оно пока не воплощено в жизнь. Казарменный городок обнесен колючей проволокой, а его территория передана предпринимателю в аренду. Доступ к фортификационному сооружению не урегулирован.

На военно-научной конференции с горечью говорилось о том, что уникальные фортификационные сооружения береговых ракетно-артиллерийских войск Черноморского флота могут постепенно исчезнуть с лица земли. Отдельная береговая артиллерийская батарея N 19, отличившаяся при первом штурме Севастополя, порезана на металлолом. Башенный артиллерийский дивизион на мысе Феолент, проявивший отвагу при отражении десанта на мыс Херсонес, утилизирован. От одного дивизиона 362-го отдельного полка с уникальным вооружением, способным перекрывать ракетным огнем акваторию Черного моря, остались одни погреба, а второй дивизион готовят к утилизации.

Эти опасения будут лишены оснований, если объединить возможности и волю командования Черноморского флота, ВМС Украины, ветеранских организаций города и направить их на сохранение нашей памяти о героических подвигах фронтовиков. Есть живой и близкий нам опыт создания мемориального комплекса 35-й береговой батареи, который стал центром военно-патриотического воспитания наследников старшего поколения. Пора бы создать такой комплекс и на 30-й батарее. Это надо не мертвым, это надо живым!

Другие статьи этого номера