Исторические мини-рассказики

Люблю беседовать с литературными старушками, многое от них можно узнать о том или ином писателе.МАКСИМ ГОРЬКИЙ И ФАЗАН В ТЕССЕЛИ

При жизни Максима Горького в Тессели Фаня (Фаина Самойловна) Олейникова числилась парковой работницей и по совместительству завхозом. Она рассказывала мне:

— Максимыч очень любил соловьиное пение. Выйдет на крылечко дачи и слушает, слушает, довольно подкручивая усы!.. А это, Фанечка, говорил он мне, молодой соловушка голос подал… Любишь молодых-то?..

Я краснела. А Алексей Максимович усмехался, довольный, что довёл меня, девчонку, до краски. Он, надо заметить, и сам до женщин был охочий, — ох какие дамочки его посещали! Артисточки!..

Но я отвлеклась. Максимыч всякую живность любил. Даже тараканов!.. Так вот, привезли из одного совхоза фазанов и посадили их в клетку большую — вольером называется. Все фазанчики-курочки ведут себя тихо, зёрнышки поклёвывают, а самец-фазан не хочет жить в клетке, ни за что! Бьётся грудочкой о железные прутья, того и гляди разобьётся в кровь… Алексей Максимович и приказал его выпустить на волю.

— Не выносит вольная птица цепей! — говорил Горький.

Фазан, однако, далеко от клетки не ушёл, облюбовал себе местечко в парке! А когда Максимыч подсыпал корм в вольер, фазан был тут как тут! Чуть ли не в клетку просится.

— Бедная птица с израненной душой! — окал Максимыч. — Человек кого угодно испортить может! Даже фазана: в тюрьме жить не хочет, а на воле не может! Отвык.

* * *

МАКСИМ ГОРЬКИЙ И ДОРОГА ИЗ ФОРОСА

Дорога в Тессели, если ехать из Фороса, извилистая, как «сука кобелиная!» — любимое изречение шофёра Гриши Пеширова, возившего на автомобиле Максима Горького. Однажды Григорий подсчитал, что от Байдарских ворот до Тессели — 85 поворотов! Когда Пеширов впервые провёз Горького по этой дороге, Максимыч заметил: «Как у вашей машины голова не закружится?» Сам он был бледен. А когда кашлянул в ладонь, на ней оказалась кровь…

Другие статьи этого номера