Митрич, крысиный пахан

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.До войны мы с сестрой жили с родителями в Костроме, а наша бабушка Нина Георгиевна доживала век в родовой деревне Зеленояркино, что в 30 км от города. Летом нас, детей, забрасывали к бабе Нине, и мы беззаботно росли на лоне нетронутой природы, у речушки (не помню уже её названия), в устье которой располагался заводик по обработке льна.

Вообще-то, конечно, деревушка переживала далеко не лучшие свои годы. Магазинчик — один, фельдшерица — одна в округе на 80 километров, в школу дети ездили за 20 километров, в райцентр, на задрипанном «пазике». Забыл сказать: важной достопримечательностью села была старинная мельница. Лет ей было, говорили старушки, не меньше двух веков, в петровские времена ещё ставилась. Два лета, в которые мы приезжали в гости к бабе Нине, мельничка стояла над широким ручьём в полном забвении, а вот в июне 1940 года, когда мы в очередной раз нагрянули в гости, она обрела хозяина. Приехал в село внук одной старой самогонщицы и решил здесь осесть. И приметил мельницу, которая была не у дел.

Наша бабушка Нина оказалась подружкой той самой старухи, которая приветила своего внука. Посему мы многое слышали из того, о чём они вечерами, сидя у мангальца, разговаривали.

Хорошо запомнился такой их диалог. Бабушка спросила у своей подруги: мол, как обживается внучок? А та ответила, что всё хорошо, скоро, мол, наступит черёд и зерно молоть, да вот нарисовалась одна беда — несметное количество крыс обнаружилось в подполье мельницы. Уж и ядом травили их, и с кольями бегали за одиночными тварями — безрезультатно.

Впрочем, сказала старушка, Виталику один добрый человек совет дельный дал. Мол, возьми две «гусихи» с водкой (литровая бутыль. — Авт.), сальца с килограмм и дуй в соседнее село, спроси там Митрича — он поможет…

Так совпало, что я рыбачил в тот день с дружком как раз возле мельницы, когда на старом «газоне» подъехал бабкин внук Виталий и с ним — невзрачный одноглазый мужик в каком-то линялом коричневом пиджаке. Оказалось потом — он и есть тот самый Митрич из села Звонарёво.

Дальше всё разворачивалось очень даже интересно. Митрич примерно с час обследовал мельницу, заглядывая во все, как говорят, дырки и что-то нашёптывая себе под нос. Затем он выдернул из поленицы дров тощий длинный кол, заострил ножом конец и забросил его, как копьё, метров на 20 в поле с озимыми. Затем повернулся спиной к мельнице и прокричал странную фразу: «А ну-ка, хвостатые, волосатые, твари вороватые, ступайте-ка по пути, куда кол захотел идти!»

И присел на бревно. С минуту ничего не происходило на мельнице. А затем послышалось какое-то шуршание.

И вот — главное действо. Из всех щелей на свет божий стали выползать крысы. Большие и маленькие. Сопровождая свой исход писком, они деловито стекались к косогору, у основания которого Митрич и воткнул свой кол. Затем вся эта «армия» каким-то образом перестроилась и потекла к кромке леса, как бы рассасываясь по кустам и кочкам…

— Всё, Виталий, ушли эти ушлые твари. Даю гарантию на год. А после, жив буду, вновь кликнешь, — сказал Митрич.

Вот такая, с детства запавшая в память история. Какими чарами владел Митрич — мне неведомо. Но крысы его слушались беспрекословно…

Другие статьи этого номера