Антон ШКАПЛЕРОВ: «Мой полет — заслуга тысяч людей, но начало было положено здесь…»

Антон ШКАПЛЕРОВ: "Мой полет - заслуга тысяч людей, но начало было положено здесь..."

НАКАНУНЕ 95-ЛЕТИЯ ГАЗЕТЫ КОСМОНАВТ ПОБЫВАЛ В РЕДАКЦИИ «СЛАВЫ СЕВАСТОПОЛЯ».
О том, что в космос в составе международного экипажа полетит севастополец (впервые в истории нашего города!), мы знали примерно за полгода до старта. Внимательно следили за сообщениями Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, готовые опубликовать новость в любой момент. Но старт несколько раз переносился. Мы набирались терпения, держали кулаки за нашего земляка и снова ждали. Наконец, 14 ноября 2011 года в 8 часов 14 минут пуск ракетно-космического комплекса «Союз ТМА-22» состоялся. «Слава Севастополя» сообщила об этом городу первая.НАШ ЧЕЛОВЕК В КОСМОСЕ

С того момента газета перестала быть только городской. Ее границы достигли космоса, где в безвоздушном пространстве, на высоте 400 километров, на борту Международной космической станции, пролетая над Землей со скоростью 8 километров в секунду, находился тот, кто родился, вырос и был воспитан в Севастополе. В 15 лет Антон впервые пришел в городской авиационный клуб ДОСААФ. Позже он вспоминал: «Освоение неба началось с первого прыжка с парашютом. За два года в клубе я так сильно втянулся, что понял: дальнейшую жизнь свяжу с небом. Так получилось, что сначала я «получил права» на управление самолетом, а права на вождение машины — только в 18 лет».

В предыдущих публикациях мы подробно рассказывали о пути военного летчика, полковника ВВС РФ Антона Шкаплерова. В отряд космонавтов он был зачислен в 2003 году и шел к своей цели — полету в космос — 8 лет. По статистике, осуществить мечту удается только половине членов космического отряда.

Старт. Стыковка грузового корабля-ракетоносителя с Международной космической станцией. Первые сутки адаптации на МКС. Быт космонавтов. Выход в открытый космос. Научно-исследовательская работа… Мы старались дать нашим читателям максимум «космической» информации, пользуясь редким случаем, что в космосе «наш» человек, готовый сотрудничать и отвечать на вопросы. Перед Новым годом «Слава Севастополя» организовала линию связи с Антоном Шкаплеровым. Каждый желающий мог позвонить в редакцию и задать ему свой вопрос. Антон охотно отвечал нашим читателям, поздравил всех с наступающими новогодними праздниками. Звонками «оттуда» он дарил многим людям огромную радость. Кроме того, общение с космонавтом осуществлялось по электронной почте — через «Роскосмос». Так, в переписке Антон Шкаплеров пообещал по возвращении на Землю обязательно прийти в редакцию «Славы Севастополя».

Как здесь не вспомнить славных его предшественников! В архиве редакции по сей день хранится коллективная фотография первых космонавтов, подаренная и подписанная П. Поповичем в честь 50-летия газеты. Гагарин, Титов, Быковский и другие… Их имена стали и нашей историей.

УДАРИВШИСЬ ГОЛОВОЙ О ПЕРЕГОРОДКУ, ПОДУМАЛ: «НУ ВОТ, МЕЧТА СБЫЛАСЬ!»

Антон Шкаплеров пришел в редакцию с женой Татьяной. В кабинете редактора собрались все, кто был свободен в этот момент и не писал срочно в номер.

«С.С.»:  — Вы помните момент наибольшего эмоционального напряжения в полете?

А.Ш.: — Наверное, это были первые часы на МКС, когда с Земли дали «добро» отстегнуться. Я, как командир, пошел первым. Точнее — поплыл. Оттолкнулся и… полетел, сшибая все, что на пути. Сильно ударился головой о какую-то перегородку и, помню, подумал: «Ну вот, мечта сбылась!» К состоянию невесомости надо было привыкнуть. Поначалу частенько пролетал «мимо», не успевая затормозить. Такие простые «земные» вещи, как умыться, переодеться, первое время тяжело давались. В полете практически все космонавты скучают по ощущению душа или ванны (когда вода стекает по телу), в космосе вода, как гель… Ну и, конечно, сильные эмоции я испытал в момент возвращения на Землю. Из искусственного спутника Земли корабль превращается в камень, падающий на Землю по баллистической траектории. Слышны хлопки, выстрелы. Вхождению в атмосферу предшествуют разделение, отстрел бытового и приборно-агрегатного отсеков. Быстро нарастает перегрузка, становится трудно дышать, говорить. От трения в спускаемом аппарате повышается температура. Вход в атмосферу сопровождается сильной вибрацией, слышен гул. Начиная с высоты 450 метров нельзя разговаривать, чтобы не откусить себе язык или не сломать челюсть во время посадки. Совсем чуть-чуть и… удар о землю. Очень сильный.

«С.С.»: — Тяжело даются первые шаги по земле?

А.Ш.: — Скажу честно — тяжело. Приходится прилагать большие усилия. Координация нарушена, ощущаются вестибулярные расстройства. Движения делаешь так, как привык в невесомости. После отдыха и восстановления наступает период усиленной физической нагрузки, когда в день надо пройти или пробежать от 15 до 25 км. Только так можно восстановить организм.

«С.С.» — Антон Николаевич, поделитесь впечатлениями от увиденного из иллюминатора космического корабля. Как выглядят наша Земля, звезды?

А.Ш.: — Все краски и не передать словами! Впечатление сильное. Землю с МКС мы видим не в виде «шарика», как многие думают, а полусферой. Спустя примерно месяц, когда глаз наметан, легко различаешь, над каким континентом летишь. А звезды выглядят так же, как с Земли, только цвета чуть другие. 16 раз за сутки встречаешь закат и восход.

«С.С.»: — Что вы чувствовали во время выхода в открытый космос?

А.Ш.: — Стояла задача выполнить работы по монтажу оборудования, установить на поверхности станции противометеоритные панели. Защищал меня скафандр, начиненный сложной системой жизнеобеспечения. Безусловно, работа в безвоздушном космическом пространстве имеет особенности. Но мы были хорошо подготовлены, все действия, которые предстояло выполнить, отрабатываются заведомо на Земле… Помню, был момент, когда поступила команда приостановить работу. Минут сорок просто летел рядом с МКС в полной темноте. Старался думать на отвлеченные темы. Например: «На Земле около 7 миллиардов человек, а я один вот где!» (улыбается).

«С.С.»: — Как выглядит Международная космическая станция? Как у вас складывались отношения в полете с астронавтами?

А.Ш.: — МКС размером примерно с футбольное поле, поделена на сегменты. Строится уже не первый год, однако окончательный монтаж так и не завершен. Действующий экипаж должен уметь поддерживать станцию в рабочем состоянии. Поэтому каждый космонавт занят своей работой. Иногда мы «терялись». Бывало, облетишь всю станцию, но никого так и не найдешь. Хорошо, что есть средства специальной связи. Взаимоотношения с коллегами, в том числе иностранными, складывались нормально. Число людей, занимающихся исследованием космического пространства, крайне невелико. Мы узнаем друг друга еще на стадии подготовки на Земле.

«С.С.»: — Перед стартом в интервью вы рассказывали, что должны провести в космосе около 200 экспериментов. Уже есть какие-то результаты?

А.Ш.: — Да. Например, недавно ученые сообщили, что микроспутник, который нам удалось вывести на орбиту с четырехсот до пятисот километров, благополучно работает и собирает данные о грозовой деятельности на Земле. Мы радовались, как дети!

«С.С.»: — Есть фраза: «Здоровье, как у космонавта». Какой образ жизни у вас на Земле, в космосе?

А.Ш.: — Я не курю. Практически не употребляю алкоголь. И даже в космосе занимаюсь спортом. На МКС есть беговые велосипедные дорожки, силовые тренажеры. Разработана специальная программа, над которой трудился целый отдел. На занятия спортом в сутки нам выделяется два часа. Ты можешь использовать их, а можешь нет. Но обычно все занимаются, так как понимают, что от этого зависит успех восстановления на Земле.

«С.С.»: — Какие сувениры или памятные вещи вы брали с собой в космос?

А.Ш.: — Я брал маленькую игрушку, которую приготовила моя младшая дочь, — так называемый индикатор невесомости (это маленькая красная птичка). В том момент, когда наплывает невесомость (примерно через 10 минут после старта), она начинает парить. Дочка попросила взять ее в полет и обязательно вернуть! Еще мне представилась возможность взять с собой на орбиту небольшую икону, которую мне вручили в Севастополе, в Херсонесе. Она была со мной в течение экспедиции и вернулась домой.

«С.С.»: — Осенью вы стали почетным гражданином Севастополя. Одним из инициаторов этой идеи была наша газета. Ваши ощущения?

А.Ш.: — Мне очень приятно, что земляки оценили мой труд. Мой полет — заслуга тысяч людей. Но начало положено здесь, в Севастополе.

ТО ЛИ ЕЩЕ БУДЕТ!

Полет в космос, который совершил севастополец Антон Шкаплеров, — первый, но не последний. По словам космонавта, не так давно он заново прошел медицинское освидетельствование, был допущен специальной комиссией к дальнейшей работе и занесен в списки космонавтов, готовящихся к полету в ближайшие годы. Следующий старт, возможно, состоится уже в 2014 году.

…В гостях в редакции «Славы Севастополя» Антон Шкаплеров пробыл чуть более часа. Но и по окончании встречи сотрудники газеты не хотели сразу его отпускать: брали автографы, о чем-то расспрашивали. Наш космонавт обладает поистине самым, что ни на есть космическим обаянием, и это особенно тонко прочувствовала женская половина коллектива. Наконец, общее фото на память. Как говорится, до новых встреч!

На снимках: космонавт А.Н. Шкаплеров; Сотрудники редакции газеты «Славы Севастополя» на встрече с космонавтом-севастопольцем накануне юбилея газеты.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера