СОБИРАТЕЛЬный образ

СОБИРАТЕЛЬный образ

Сначала хотела добавить к заголовку «рэпа» и съязвить, мол, рэп — собиратель наших с вами денежек. И только. Но обращения читателей, поступившие в редакцию на этой неделе, затрагивают такие разные аспекты повседневного бытия, что получается собирательный образ нашей с вами жизни. Со всеми её «гораздами» и «негораздами», радостями и разочарованиями, сложностями и удачами. Прямо калейдоскоп какой-то выходит, честное слово. Настоящее буйство красок и эмоций. И наверное, это правильно. Ведь жизнь не окрашена исключительно в белый или чёрный тон, есть ещё масса других цветов и оттенков.
Не могу однозначно утверждать, что разговор наш откровенный (к слову, последний в уходящем году) получается уж очень мрачным, но и до оптимистичного он явно недотягивает. Хотя, наверное, верно говорят, что это смотря с какой стороны взглянуть. Так что у каждого из нас свой выбор и свой взгляд, соответственно.
Поэтому начнём. Разумеется, с рэпа. Вот уж, правда, — кладезь тем и проблем. По просьбе читательницы (поскольку лихо завернувшийся сюжет ещё далёк до финала) её фамилию и номер обслуживающего рэпа не называем. Самое интересное, видимо, ещё впереди.ХОЧУ КРЫШУ!

«Здравствуйте, уважаемая редакция. Я — участник войны (жительница осаждённого Севастополя 1941-1942 гг.). Живу в доме, которому в 2013 году будет полвека. За это время его капитальный ремонт ни разу не производился. Ещё в советское время один (о, чудо!) раз были побелены потолки в подъездах и покрашены панели. Да ещё один раз (уж и не вспомню, в каком году) была отремонтирована крыша дома. Она у нас не шатровая, плоская. На этом всё!

Понятное дело, что отремонтированная в приснопамятные времена крыша протекла. И, к моему несчастью, случилось это не летом, а в ноябре, 3-го числа, аккурат после первого осеннего и такого, в общем-то, долгожданного дождика. Позвонила сразу в рэп, поделилась своей бедой. Мне рассказали, что кровельщика сейчас нет, выйдет на следующей неделе, тогда и придёт. Вместо кровельщика в четверг, 8 ноября, пришла мастер, посмотрела в квартире места протекания, доложила по мобильному телефону (наверное, руководителю своему), что масштаб вроде как и незначительный, и ушла, сказав, что крышу нужно делать (как будто я сама этого не знала!). Уходя, добавила: «Когда протечёт ещё, звоните!» На мой язвительный вопрос «А если протечёт в 2 часа ночи, я могу позвонить вам по мобильному?» ответила: «Зачем же так утрировать?»

Мастер ушла. Погода ещё почти месяц стояла превосходная. Ни дождинки, ни снежинки! За это время крышу вполне можно было подлатать, чтобы хотя бы зиму пережить более-менее нормально. Но никто больше даже не дёрнулся. Декабрьские затяжные дожди вновь испортили настроение. Ведёрки, целлофан, тряпки стали интерьерными вещами N 1 в моей квартире. А заявление о том, что рэп, собственно, вообще не обязан заниматься ремонтом крыш, поскольку это в его тариф не включено, вообще повергло в уныние.

Я честно и исправно полвека плачу этой конторе. За все эти десятилетия ничего в моей квартире она мне не сделала. Более того, на травлю крыс мы сбрасывались с соседями, на проведение освещения — тоже. Придомовая территория регулярно не убирается. Подвал за всё существование дома уборки не видел. Единственное, что делается, вывозится мусор. Но и это делает не рэп! Он и в данном случае — посредник. Тогда объясните мне, пожалуйста, почему я на свою пенсию должна содержать клан недобросовестных посредников с бешеными заработными платами?

С уважением

Валентина Михайловна, жительница Нахимовского района».

Под письмом подобного содержания наверняка мог поставить подпись почти каждый потребитель услуг рэпа. И, знаете, это настораживает и заставляет задуматься.

А теперь хочу поделиться с нашими читателями собственными соображениями, как говорится, по поводу. Насколько мне известно, паспортисты — это не рэповские единицы. Внутридомовые системы тоже обслуживают другие коммунальные предприятия: водоканал, теплоэнерго, энергосервис, а также «Севастопольгаз», «Севастопольэнерго». Мусор также вывозит не рэп. Он лишь перечисляет наши деньги тому или иному предприятию, как раз и осуществляющему вывоз ТБО. Рэп, вернее его сотрудник, убирает придомовую территорию и подъезды? Не смешите людей! За такие деньжищи (самая крупная сумма в жировке рэпа — именно уборка) жильцы сами свои территории в порядке будут содержать. Что же получается? А получается, что рэп сегодня в чистом виде — «собиратель денег» и «перечислятель» их в другие предприятия. К слову, не всегда добросовестный.

Может быть, в таком случае стоит подумать о создании единой городской сервисной службы, которая за наши деньги (рэп ведь тоже ничего бесплатно не делает) будет по заявкам жильцов выполнять разного рода услуги и по дому в целом, и в отдельно взятых квартирах? Посчитайте выгоду, господа чиновники и депутаты! Высвобождается масса не самых худших помещений в городе, сегодня занимаемых рэпами, а какая экономия бюджетных денег и на их содержании, и на содержании рэповцев». Как вам идейка?!

* * *

Продолжаем рисовать собирательный образ бытия горожан. Диалог продолжают жильцы дома N 102 на проспекте Генерала Острякова. Они уже не раз обращались в нашу рубрику. Не можем сказать, что реакция на их заявления отсутствовала. Предпринимались даже попытки решить проблемы этих людей. Но не случилось…

ДВЕ ПЯТИЛЕТКИ ЖДЁМ ТЕПЛА

«В редакцию газеты «Слава Севастополя». Мы, жильцы дома N 102 на проспекту Генерала Острякова, уже более десяти лет не получаем нормального тепла. Выше 15-16 градусов температура не поднимала. А ведь по санитарной норме положено 18! Мы вынуждены обогреваться электроприборами и дополнительно оплачивать электроэнергию плюс к тому, что оплачиваем выставляемые по полной схеме счета КП «Севтеплоэнерго». Просим работников этого предприятия обеспечить нас нормальным теплом, а не присылать слесарей с «персональными» термометрами измерять температуру у нас в жилищах тогда, когда включены наши электроприборы. Знакомые говорят, что в доме N 161 на улице Хрусталёва «жарят» так, что жильцы открывают форточки, окна и даже балконы. А мы только платим. За что? Не лучше ли нам вообще отказаться от такого «тепла»?

Жильцы квартир N 43, 47, 55, 58, 59, 78, 79 дома N 102 на проспекте Генерала Острякова.

P.S. Слесарь теплоэнерго на жалобу жильцов кв. N 59 на холодный стояк парировал: «Не такой уж он и холодный!»

В числе подписавших это письмо — участники боевых действий и Великой Отечественной войны, незрячие люди. К слову, люди получили ко всем «прелестям» существования в холоде ещё один новогодний «сюрприз» — в квартирах N 59 и 57 опять течёт. Произведённые РЭП-7 работы на крыше и ливневке испытания лёгким дождичком не выдержали. Что же будет, когда пойдут ливни и падут снега?

Это мы опять всё к тому же, к рэпу-«собирателю», к которому, похоже, рискуют присоединиться еще и тепловики.

* * *

Наш разговор «по душам» продолжает уважаемая Г.В. Шкабарина из совхоза имени Полины Осипенко. Вот кому низкий поклон! Такой оптимизм вселяет эта мужественная женщина, что желание «плакаться в жилетку» отпадает напрочь. Поучимся не сдаваться?!

ЖИЗНЬ — БОРЬБА. ГЛАВНОЕ — ВЕРИТЬ В ХОРОШЕЕ

«…То, что я сейчас хочу рассказать, если хотите, можно считать моей исповедью. Мне иногда кажется, что я «прописана» в хирургическом отделении нашего онкологического диспансера: операции в 1970-1983-м и 2000-м. И все они были очень серьёзными. Сейчас декабрь 2012 года, очередная, уже четвертая, операция позади, и мне не верится, что сумела столько лет прожить и все перенести. Но наши общие с врачами усилия были не напрасны.

Мы с мужем вырастили двоих детей, у нас три взрослые внучки, три правнука, а старшей правнучке уже 17 лет. Однако всё могло быть иначе, если бы рядом не оказалось тех, за кого мы молимся, кому безраздельно доверяем, — хирургов-онкологов, крайне ответственных профессионалов. А врачи, помогая нам, так же верят в нас. И не только в физические силы пациентов, но и в наш моральный дух.

Думаю, что меня можно считать ветераном среди пациентов онкодиспансера. И как ветеран, хочу вспомнить замечательных врачей-хирургов, которые в прошлые годы помогли мне продолжать жить полноценной жизнью. Их ужё нет с нами, но светлая память о них осталась навсегда в моём сердце. Это Майя Геннадьевна Моторная, Анатолий Андреевич Буштрук, Анатолий Андреевич Задорожный… Я склоняю голову перед вашей светлой памятью, мои дорогие. Помню всегда!

Сейчас готовлюсь к выписке и к продолжению такой же полноценной (очень надеюсь) жизни. Где и какие найти слова, чтобы выразить свою благодарность и признательность всем, кто помог мне сегодня?! Главное — видя всю серьёзность положения, мой возраст, хирурги не отказались от меня.

Уважаемые, дорогие, обожаемые Александр Иванович Штанько, Ольга Михайловна Никольская, оперирующие меня хирурги Константин Дмитриевич Долгов, врач-анестезиолог (был около меня и в 2000 году, и в ноябре 2012-го), Игорь Михайлович Малыгин (делал операцию в 2000 году). И хоть я сегодня снова здесь, но уже по другому поводу. Владимир Иванович Кульминский делал сложную операцию в 1997 году моему мужу. Прошло 15 лет. Скоро ему, в прошлом фронтовику, инвалиду Великой Отечественной войны, исполнится 88 лет, и в плане онкологии у него всё нормально. Это ли не повод для гордости, дорогой наш Владимир Иванович!

Я низко кланяюсь всем вам и благодарю за оказанную мне помощь, за ваши золотые руки, добрые сердца. Храни и помогай вам всем Господь!

Уважаемый средний и младший медперсонал: Кристина Ващенко, Сашенька Райко (обе учатся еще и в вузах), Вика Голубничая, Марина Юхненко, Анечка Олейник, Лариса Шлакова, Катюша Чаусова (очень помогла мне в критической ситуации), Наташенька — медсестра-анестезиолог, Светлана Васильевна, — старшая операционная сестра, незаметная великая труженица. А Татьяна Алексеевна, старшая медсестра-хозяйка, — вот уж поистине хозяйка! Все под контролем: расселение больных по палатам, общий порядок, чисто, тепло, уютно. По всему видно: хозяйство отделения — в надежных руках. Простите меня те, кого не сумела назвать. Мы не раз говорили вам спасибо и будем вспоминать вас по-доброму, а вы не изменяйте себе и оставайтесь всегда надежными помощниками врачам и такими же доброжелательными к больным. Эти слова я пишу ещё на больничной койке не просто для того, чтобы рассказать о личном, а для тех, кому впервые, а может, и повторно придётся переступить порог хирургического отделения онкологии. Помните: диагноз «онкология» — не приговор. Вам поможет вера в то, что всё будет хорошо. Убедите себя в этом. Безраздельно доверьте себя врачам, помогайте им своей силой воли, духа, уверенностью, что вы и они едины в стремлении победить болезнь. Жизнь — это всегда борьба, а в сложившейся ситуации — это ваша борьба за вашу жизнь. И только вместе можно одолеть болезнь! Главное — верить! Сила веры творит чудеса!»

Браво, уважаемая Галина Васильевна! Здоровья вам, вашему супругу, всем родным и близким. А ещё такого же потрясающего оптимизма, который не только помогает вам преодолевать болезнь, но и заряжает энергией всех окружающих.

И, конечно же, низкий поклон от нас всем севастопольским специалистам-онкологам, сохраняющим жизнь, здоровье и дарящим надежду!

* * *

Следующее письмо, не удивляйтесь, опять от Галины Васильевны Шкабариной. За него ей — отдельное спасибо:

НИ ДНЯ БЕЗ «СЛАВЫ»

«Любимая моя «Слава Севастополя»! С днём рождения тебя! Прости, что с опозданием.

Наша семья не только выписывает тебя и читает, но и, чтобы газета по прочтении не лежала без пользы, отдает почитать соседям. А чаще я сама ношу её в наш магазин или на рыночек знакомым. И все берут почитать «Славу» со словами: «Большое спасибо!» А ещё прошу людей, чтобы, прочитав, передали газету другим. Обещают. Ведь далеко не все выписывают тебя, особенно у нас, в сельской местности. А так хочется, чтобы люди побольше узнали о жизни города. Ведь ты несёшь нам живое слово журналистов — замечательного коллектива редакции, которым руководит многоуважаемый редактор Н.В. Троицкая. Мы не знаем журналистов в лицо, но хорошо знаем, уважаем, ценим и восхищаемся ими за их объективные, принципиальные, часто острые материалы. А.Г. Калько — мэтр журналистики (знаю в лицо), А. Сенченко, Оксана Непомнящих, Ирина Каратаева, Елена Иванова, Андрей Иванов, а как по пятницам ждём Татьяну Ярошевскую, а по средам — Андрея Маслова!

Вглядываюсь в вашу фотографию (с Антоном Шкаплеровым), пытаюсь угадать: кто есть кто? Спасибо всем и за всё! Здоровья и дальнейших успехов всему коллективу!

А знаешь, моя дорогая «Слава», о чём я сейчас подумала: а дожить бы мне до твоего большого юбилея — 100-летия, кстати, почти совпадающего по времени со 100-летием Октябрьской революции. Наверное, к тому времени станет ясно, кто там шагает правой… Дожить, конечно, проблематично, поскольку мне 84-й год, а состояние здоровья (читай выше)…

Видишь, моя любимая, как я с тобой разговариваю — как с живым существом. Для меня ты такая и есть. И будешь всегда! А дожить? Постараюсь! Всего-то осталось 5 лет и 11 дней. Из всей череды оставшегося времени (до твоего юбилея) буду зачёркивать по одному дню (спешить-то некуда). А главное — надеяться и верить, верить и надеяться! Сила веры творит чудеса!

С уважением

Галина Васильевна Шкабарина, совхоз им. П. Осипенко.

P.S. Простите, что отняла много вашего времени. Пишу лёжа, но уже дома. После тяжелой операции ещё прихожу в себя».

Знаете, после таких слов, как будто крылья вырастают! И хочется горы свернуть для таких вот замечательных читателей. Что, собственно, мы и постараемся делать и в уходящем, и в наступающем году, а также во все последующие годы.

Дорогая Галина Васильевна, дорогие наши читатели, мы очень надеемся, что на нашем и вашем столетних юбилеях мы будем вместе. И еще скажем друг другу множество хороших, добрых слов.

На этой оптимистичной ноте позвольте откланяться до следующего года. С наступающим вас! Здоровья, радости, бодрости, стабильности, любви, удачи!

Оставайтесь со «Славой»! Нам всегда будет о чём откровенно поговорить.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера