Некто Усюськин

Давным-давно, когда я был непростительно молод (как мне казалось!), жил в Севастополе и приехал в очередной свой отпуск в Москву, где мне была назначена встреча в газете «Известия». Проходя мимо кабинета, на котором была табличка «Татьяна Тэсс», я услышал смех десятков людей.

«Чего они хохочут?» — спросил я у своего сопровождающего и пригласившего меня корреспондента «Известий». Не буду афишировать его фамилию — на сегодняшний день в газете он не работает, стал одним из миллиардеров. Так вот, проходим мы мимо кабинета Татьяны Тэсс, и будущий миллиардер открывает мне причину смеха:

— Татьяночка читает письмо-пародию Фаины Раневской на многочисленные письма читателей… Я тебе скажу, из Фаины Георгиевны вышел бы писатель, равный по силе Илье Ильфу вкупе с Евгением Петровым. Не поверил я тогда «известинцу», а зря. Вот это послание Фаины Раневской, которая в начале своей творческой жизни работала и в Севастопольском театре имени Луначарского:

«Вы меня не знаете, глубокоуважаемая Татьяна Григорьевна. Мое фамилие Усюськин, по матери происхождение имею от рода Кафинькина, ныне покойного дяди моего. Разбирая имущество дяди, найдено письмо, где покойник просит передать Вам привет и благодарность за внимание к разного рода явлениям нашей счастливой действительности на почве неполадок имеющих место. Дядя (царство ему небесное!) незадолго до кончины покончил с буржуазным прошлым и поступил в партию, где был членом с большой буквы. Я тоже являюсь членом по просьбе дяди. Текущая действительность обнаружила большие достижения с Вашим участием в общественной жизни, где Вы являете значение происходящего на почве роста нашего сознания. Спасибо Вам за нравственное значение событий.

Преданный вам Усюськин».

В последние годы Фаина Раневская жестоко болела, но неистощимый юмор её не покидал. И близких подруг у неё не было. Разве одна, но какая — Анна Ахматова!

Другие статьи этого номера