Вердикт Евросуда… с уголовным продолжением, или Сколько судебной верёвочке ни виться…

«Слава Севастополя» — старейшая газета юга Украины, ей недавно исполнилось 95 лет. К своему юбилею журналисты получили необычный подарок от нашего государства.Прокуратурой Ленинского района Севастополя начато досудебное расследование по уголовному производству, основой для которого явились результаты рассмотрения Европейским судом жалобы КП «РГ «Слава Севастополя» на нарушение государством Украина Конвенции о защите прав человека и основных свобод (дело N 50406/08).

В 2012 году наше правительство признало нарушение положений конвенции. В итоге было заключено мировое соглашение между КП «РГ «Слава Севастополя» и государством Украина, которое выплатило денежную компенсацию.

Нелишне напомнить, что в своё время Евросуд замораживал на два года приём заявлений от граждан и юридических лиц нашей страны по многим категориям дел в надежде, что Украина приведёт своё законодательство в соответствие с нормативными критериями Конвенции о правах человека. Однако этого не произошло. И мы по-прежнему имеем законодательство, в котором не прописаны реальные административные рычаги, способные эффективно препятствовать судебной волоките и предусматривающие конкретные меры воздействия на судей в случае вынесения ими резонансно неправомерных решений.

Возвращаясь к теме этой публикации, напомним читателям суть жалобы КП «РГ «Слава Севастополя» в высшую европейскую инстанцию на государство Украина. Она касалась всех перипетий десятилетней тяжбы между истцом — Севастопольским горсоветом и ответчиком — журналистским коллективом газеты «Слава Севастополя». Суды разных категорий подолгу рассматривали претензии Севастопольского горсовета по поводу его учредительства газеты «Слава Севастополя». В своём подавляющем большинстве судьи брали сторону ответчика. И только на последнем этапе этого неправомерно затянувшегося дела горсовет одержал победу. Которая, как теперь выясняется, была пирровой, т.к. Евросуд расставил наконец все точки над «i», ещё раз напомнив, что практика Евросуда — это высшая норма и источник права, которыми должны руководствоваться все суды тех стран, чьи руководители в своё время поставили свои подписи под Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Украина — в их числе, что отражено в статье 17 закона Украины «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека».

КОММЕНТИРУЕТ СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ АДВОКАТ СЕРГЕЙ ЗАЕЦ, КОТОРЫЙ НА ПРОТЯЖЕНИИ МНОГИХ ЛЕТ ОТСТАИВАЛ В СУДАХ ИНТЕРЕСЫ ЖУРНАЛИСТСКОГО КОЛЛЕКТИВА РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ «СЛАВА СЕВАСТОПОЛЯ»:

— Как-то в августе 2012 года в газете «Закон и Бизнес» появилось сообщение о том, что Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека В. Лутковская будет требовать привлечения к дисциплинарной ответственности судьи, который в своем решении повторил те же нарушения, которые Евросуд нашел в деле Ю. Луценко. Тогда это было воспринято многими с недоверием и расценено как попытка расправиться с неугодными.

Однако я очень удивился, когда одним из дел, по которому в Европейском суде было достигнуто соглашение о дружественном урегулировании, заинтересовалась прокуратура Ленинского района Севастополя. Как оказалось, по таким делам, где Европейским судом было установлено нарушение и выплачена компенсация, в Украине проводится проверка. Причем не просто проверка — с возбуждением уголовного производства. Инициатором выступило Министерство юстиции.

Это означает, что теперь все попытки игнорировать ссылки на Европейскую конвенцию о защите прав человека и прецеденты Европейского суда чреваты последствиями. Прежде было так: если Европейский суд признавал нарушение и присуждал компенсацию, на том все и заканчивалось. Деньги выплачивали и вопрос закрывали. То есть в итоге вопрос закрывался за счет государственного бюджета, а фактически — за счет всех нас, налогоплательщиков. Поскольку средства в бюджете ограничены, это означало только, что на какие-то другие выплаты денег не хватит. Порадовавшись за нашего гражданина, которому удалось-таки добиться справедливости, человек с удивлением обнаруживал, что задерживается выплата пенсии или пособия в связи с рождением ребенка. Но при этом в нашей стране мало делалось для того, чтобы принципиально изменить положение вещей. И ситуация часто повторялась.

Представляется вполне логичным шагом появление вынужденной, но своевременной меры со стороны правительства. А именно: если ранее положения Европейской конвенции были в новинку многим судьям, то за последние годы в стране реализовано немало программ по обучению судей, в ходе которых разъяснялись принципиальные положения конвенции. Хотя бы на уровне общих принципов у судебных чиновников уже выработалось понимание подходов, которые использует Европейский суд. Создана нормативная база, не просто позволяющая, но даже обязывающая суды применять Европейскую конвенцию и практику Европейского суда непосредственно. Казалось бы, осталось дело за малым — за выполнением этого указания. Но судебные решения, в которых содержались бы ссылки на положения Европейской конвенции, — пока большая редкость в нашем государстве. Судьи, которые непосредственно пытаются применять прецеденты Европейского суда, выглядят «белыми воронами». Существует мнение, что само по себе привлечение судьи к ответственности за вынесенное решение представляет собой угрозу независимости суда. Однако у наших судей страх перед чиновниками превалирует над страхом перед законом. Но теперь вероятность привлечения к ответственности за нарушение требований Европейской конвенции может уравновесить страх перед чиновниками и заставить судейский корпус считаться с требованиями закона.

Ведь Европейская конвенция по своей сути — это набор базовых принципов, которые являются выражением того, что было бы «хорошо и правильно» в том или ином аспекте противостояний в человеческой жизни и жизни общества. В конкретных ситуациях эти принципы могут приобретать причудливые формы, которые мы видим в решениях Европейского суда. И их воплощение может быть очень сложным. Но они позволяют преодолеть формализм национального законодательства. Как правило, именно формальный подход, нежелание более широко взглянуть на проблему и приводят к нарушениям.

Ошибочным было бы полагать, что нормы Европейской конвенции или прецеденты Европейского суда идут вразрез с положениями национального законодательства. За редким-редким исключением это не так. Просто при вынесении решения необходимо сверяться с этими общими принципами. Довольно часто (чаще, чем хотелось бы) мне приходится слышать от судей такое оправдание: да, дескать, мы понимаем, что вынести такое решение несправедливо по отношению к человеку, но таковы требования закона, и мы не можем их переступить. Так вот, положения Европейской конвенции — это достаточное обоснование именно справедливого решения, когда можно не только сетовать, но и воплощать свое представление о справедливом в жизнь.

Учитывая недавний рекорд, когда 17 января 2013 года Европейским судом было вынесено решение по 211 заявлениям украинцев на общую сумму 1,1 млн евро, вероятно, следует ожидать усиления внимания к соблюдению судами требований конвенции.

Что касается данного конкретного дела, то оно — образец системной проблемы в законодательстве, когда решения могли отменяться бесконечное число раз в порядке надзора. Вряд ли кто-то конкретно сегодня может быть признан виновным в нарушении разумного срока, поскольку общий срок складывается из многих отрезков, каждый из которых не может быть признан неразумным. Но ведь существуют и другие, более однозначные нарушения, нарушения материальных норм, когда свалить вину на кого-то не получится…

И вот что примечательно. Несмотря на то, что данное дело касается тех далеких времен, когда существовала уже хорошо подзабытая процедура пересмотра судебных решений в порядке надзора, многие из судей, которые рассматривали это дело, где ответчиком выступала старейшая газета юга Украины, продолжают работать в судебной системе. Так что вариант «после нас — хоть потоп» теперь уже может обернуться потопом при жизни.

В ПОРЯДКЕ СПРАВКИ:

До 2012 года ежегодно Европейский суд удовлетворял не более 20 жалоб граждан Украины на государство Украина. В прошлом году таких обращений, по которым Украине придётся теперь выплатить 1 млн 103 тысячи евро, оказалось 206. «Все решения Евросуда в части материальной компенсации Украиной выполняются неукоснительно» — таково резюме на сей счёт министра юстиции Украины А. Лавриновича. К примеру, в 2010-м и 2011 годах на выполнение решений Евросуда было выплачено около 30 и 25 миллионов гривен соответственно.

Другие статьи этого номера