Лебединый двор

Лебединый двор

Мысли разбегаются: с чего начать рассказ о балаклавце Василии Токмакове? Уж больно его жизнь переполнена знаковыми событиями.Как писали в старину, «в первых строках» своих заметок можно сообщить уважаемому читателю, что три с половиной десятка лет подряд Василий Петрович проработал машинистом локомотива в Балаклавском рудоуправлении им.А.М. Горького. Маршрут здесь — не разгонишься. И все же в течение дня тепловоз не знает остановок. Все время в движении. Так и накапливаются десятки, сотни километров пробега. Мало? В таком случае сообщу о том, что не кому-нибудь, а Василию Петровичу доверили «отогнать» поизносившуюся машину на ремонт в Донецк.

Железнодорожниками были отец и мать Василия Петровича, невестка и другие члены семьи.

Как оставить в стороне своего рассказа Токмакова-старшего. Петр Кузьмич освобождал Севастополь. В самом конце своего жизненного пути он попросил сына добиться права похоронить себя рядом с однополчанами на воинском мемориальном кладбище в с. Оборонном. Василий Петрович выполнил пожелание отца.

Бережно хранит стопочку собранных в течение десятилетий почетных грамот. Среди них не затерялось благодарственное письмо Токмаковым командира полка, в составе которого проходил срочную службу их сын. В этом послании есть слова: «Ваш сын — активный участник всех комсомольско-молодежных мероприятий. Им освоена сложная боевая техника. Он стал настоящим защитником любимой Родины. Вы вправе гордиться своим сыном».

В отличие от реликвий прежних лет Почетная грамота, врученная Василию Токмакову в прошлом году, ещё полыхает золотом тисненого орнамента и букв, дышит свежим глянцем и типографской краской. Почетную грамоту машинисту локомотива вручили при всем честном народе по случаю профессионального праздника «за высокие достижения в труде».

Но я все-таки подробнее остановлюсь на ином. Почти три десятилетия Василий Петрович жил в родительском доме на улице Калича. В 2007 году машинист тепловоза приобрел однокомнатную квартиру на улице Новикова, у железнодорожного переезда. Жилище рабочего — хоть показывай туристам, настолько в нем все до последней мелочи устроено разумно, уютно и красиво. Блеск! Почти все — руками Василия Петровича. На его месте многие из нас поставили бы точку. Живи и радуйся. Но не таков Василий Токмаков. В свое бедное от работы время он, засучив рукава, покрыл битой облицовочной плиткой лестничную площадку из подручных материалов. Небезразличный человек собрал почтовый ящик с ячейками по числу квартир в подъезде. Его деятельность распространилась и на придомовую территорию: Василий Петрович обрезал шелковицу, установил под ней удобную скамеечку со спинкой, разбил клумбу. Тыльной стеной «хрущевка» выходит на улицу Новикова. Вдоль неё протянулся палисадник. Напротив окон расположенной на втором этаже своей квартиры непоседливый человек выкопал землю, разбил клумбы, посадил «петушки».

Неуемная душа не довольствовалась и этим. На своей малой родине, в Белгороде, где живут родственники, Василий Петрович видел декоративных лебедей, на изготовление которых пошли износившиеся автомобильные покрышки. Достаточно их разрезать, где нужно, и вставить невидимый глазу металлический каркас.

Умелец проявил творчество, сделав необычные скульптуры более выразительными. Одной автошине Василий Токмаков придал форму розы, соответственно разукрасив её…

Как соседи относятся к творчеству машиниста-железнодорожника? По-разному. Скамью у подъезда неизвестные вандалы изуродовали настолько, что пришлось демонтировать её остатки. Кто-то пытался утащить белых лебедей. Но воров постигла неудача. Ведь Василий Токмаков предвидел такое развитие событий: скульптуры он укрепил таким образом, что их не взять голыми руками. Да и шанцевый инструмент не потянет.

Как-то до ушей Василия Петровича донеслось брюзжание: дескать, как только поселился в доме — покоя убавилось. «Разве вы шумите, дебоширите?» — спросил я машиниста. «Ни в коем случае», — замахал руками Василий Токмаков. В таком случае, в чем дело? Не претендую на точность в ответе, но мне кажется, что почувствовали дискомфорт те, кому ни до чего нет дела, те, чье сознание не дотягивает до уровня сознания непоседливого соседа. В данном случае это не зависть даже, а более сложное чувство. Постижение его дано психологам и социологам. Возможно, они бы сказали, что это непереносимый комплекс неполноценности на фоне успешного, благополучного человека. Тепло к Василию Токмакову относятся соседи, которые сами готовы потрудиться на общее благо. Такие, к счастью, есть.

По Василию Токмакову можно часы проверять: он выходит из подъезда своего дома, чтобы идти на работу, ровно в им же самим установленное время. Как человек, рационально мыслящий, делает небольшой крюк, чтобы пройти мимо сделанных своими руками лебедей. Рядом с ними лучше думается о том, что ещё можно сделать полезного.

На снимках: балаклавский умелец Василий Токмаков и его шедевры: лебеди и роза из старых покрышек.

Фото автора.

Другие статьи этого номера