Мамина любовь

Мамина любовь

Гадалка предсказала 40-летней Светлане, что, кроме двоих сыновей, у нее будет еще пятеро детей, и не ошиблась. Спустя несколько лет жительница Черкасщины усыновила пятерых(!) детей своей умершей подруги.НАТАШИНЫ ДЕТИ

…У ворот аккуратного домика в центре Шрамковки корреспондентов встречала маленькая худенькая женщина.

— Проходите, проходите, — широко улыбнулась она. — Ребята уже поставили чайник.

В доме гостей встречали 16-летний Богдан, 14-летний Саша и 11-летняя Надюша. С первого взгляда видно, что в семье полное взаимопонимание. Хотя когда Светлана Ахмедова решила усыновить сразу пятерых детей, многие в селе решили, что она сошла с ума. Живет небогато, в разводе. Что она может им дать? «Любовь», — коротко отвечала всем женщина.

— Для меня главное, чтобы детям было хорошо, — говорит Светлана. — Как-то ребята сказали: «Тетя Света, еще недавно мы думали, что уже никогда не сможем улыбаться. Что ты с нами сделала?» После смерти матери ребятам казалось, что жизнь закончилась. Ради них я старалась держаться и не показывать, что тоже сильно переживаю.

С Наташей мы дружили с детства. Даже когда я вышла замуж и уехала в Донецкую область, не потеряли связь — все время переписывались, приезжали друг к другу в гости. После развода я с двумя сыновьями-школьниками вернулась в Шрамковку. У Наташи к тому времени уже было четверо детишек: Марта, Святослав, Богдан и маленький Сашка. Наташа, кстати, тоже была разведена. Потом она влюбилась, вышла замуж, родилась Надюша… Наташа всегда мечтала о полноценной семье, и тут вроде бы все начало складываться.

То, что с подругой что-то не так, я поняла, когда пришла к ней в гости сразу после Нового года. Обычно веселая и хозяйственная, Наташа почему-то была вялой, пригласила нас к столу, а сама к еде даже не притронулась. Сказала, что неважно себя чувствует. Мы тогда не придали этому значения. Но через несколько недель ее самочувствие ухудшилось. Наташа угасала на глазах. Я настаивала, чтобы она сходила к врачу, но подруга сделала это слишком поздно.

— Мы понимали: что-то не так, — тихо говорит 16-летний Богдан. — Мама вроде бы легла в больницу подлечиться, а лежала там уже больше месяца. Но мы не могли подумать, насколько все серьезно. Даже когда она уже не вставала, нам говорили: не переживайте, скоро поправится. Нас с Сашкой отправили по путевке в санаторий. По телефону говорили, что с мамой все нормально. А однажды позвонила Марта и сказала, что мамы… больше нет.

— Все случилось так неожиданно, — качает головой Светлана. — Еще накануне Наташа мечтала, как отпразднует предстоящее сорокалетие, а на следующий день ее не стало. Я не знала, как сообщить об этом детям, особенно Надюшке. Но среди односельчан нашлись «доброжелатели», которые подвели малышку к гробу. Как же она кричала! Тогда, обнимая безутешно плачущих ребят, я пообещала себе, что никогда их не брошу.

— Это правда, — кивает Богдан. — После смерти мамы даже ее муж дал понять, что мы его не интересуем и заботиться о нас он не собирается. Мы автоматически ходили в школу, учили уроки, Марта и тетя Света были на хозяйстве.

— Что случилось, мы осознали, только когда нас забрали в интернат, — присоединяется к разговору 14-летний Саша. — В школе ко мне подошла какая-то женщина и, представившись сотрудницей сельсовета, сказала выйти вместе с ней на улицу. Там меня завели в автобус, где уже сидел растерянный Богдан.

— Мы просили, чтобы нам разрешили хотя бы забрать свои вещи, но никого это не интересовало, — качает головой Богдан. — Помню, меня завели в большую комнату, где стояло много-много кроватей. Там были и мальчики, и девочки. Все какие-то потерянные, угрюмые, злые. Нас переодели в серые рубашки и сказали сидеть тихо. Надя расплакалась, начала звать маму… Воспитатели, недолго думая, обрили ее наголо — «чтобы знала, как капризничать». «Отпустите нас домой! — начали просить мы с Мартой. — Отдайте наши вещи!» Но на нас только накричали и развели по разным комнатам. Я был новеньким, дети надо мной смеялись. Той ночью я четко понял, что мамы больше нет и защитить меня некому.

— Единственной отдушиной были прогулки, — говорит Саша. — Мы собирались впятером, обнимались… Надя все время плакала. А Марта обещала что-нибудь придумать. Мы, как взрослые, начали писать жалобы, все время звонили в сельсовет и просили вернуть нас домой.

— Я тоже просила, — вытирая слезы, вспоминает Светлана. — О том, что детей забирают в интернат, мне никто не сказал. Помню, как всегда, пришла к ним после работы, а дома никого. Я побежала в сельсовет. «Не знаю, что делать, — расплакалась секретарь. — Мне очень жаль ребят, но я не знаю, как им помочь. Их некому забрать. Они признались, что у них остался один близкий человек — это вы». «Так давайте я их усыновлю, — предложила я. — Они меня любят, я их люблю. Можно?»

— Вот так сразу приняли такое серьезное решение?

— Ни секунды не сомневалась, — улыбается Светлана. — Но тут меня ждало разочарование: секретарь сказала, что вряд ли получится, ведь я живу без мужа, да и зарплата у меня небольшая. Но я уже загорелась этой идеей. Рассказала Марте. «Тетя Света, вы серьезно? — изумленно спросила она и бросилась меня обнимать. — Теть Свет, мы все организуем, если что, будем брать опекунский совет штурмом». Мы обе рассмеялись. Впервые после смерти Наташи.

СЧАСТЛИВЫ ВМЕСТЕ

— Опекунский совет… пошел мне навстречу, — говорит Светлана. — Мне как будто кто-то помогал свыше. Сейчас многие спрашивают меня, не боялась ли брать на себя такую ответственность. Шутка ли, одной воспитывать пятерых! Конечно, было страшновато. Больше всего переживала, что дети начнут сравнивать меня с мамой. «Может, это они после интерната так ко мне хотят? — думала. — А потом поймут, что я не такая, как Наташа, и не полюбят».

— Как будто тетя Света не знала, что мы ее всегда любили, — смеется Саша. — Она была для нас как старшая сестра. Конечно, все равно пришлось привыкать. Но нам это даже понравилось. Например, раньше мы не были такими хозяйственными.

— Причем я их не заставляла ни убирать, ни готовить, — рассказывает Светлана. — Они сами начали учиться. Представляете, прихожу домой, а мальчишки варят суп, жарят картошку. Я глазам своим не поверила: сколько их знаю, они никогда не стояли на кухне. «Вот, решили попробовать, — смущенно улыбнулись. — Нужно же когда-то учиться». А Марта бросилась все в доме вычищать и перестирывать. «Тетя Света, мы очень не хотим обратно в интернат, — призналась Марта. — Поэтому теперь всегда будем взрослыми». Сейчас они у меня уже все умеют. Пятиклассница Надюша и окрошку может сделать, и «Оливье». А сколько мы всего наготовили на Новый год!

Это был первый праздник без Наташи. Я волновалась. Хотелось все устроить так, чтобы ребятам не лезли в голову грустные мысли. Мы с Мартой и Надей приготовили столько блюд, что они даже не поместились на столе. Но в итоге все ели только фирменный «мивинный салат» — любимое блюдо Наташи.

— Мы и сами немножко боялись этого праздника, — признается Богдан. — Я не представлял Новый год без мамы. И не ожидал, что с тетей Светой будет так легко и весело. Мы так смеялись! Кстати, теперь у нас появились еще два брата. Это сыновья тети Светы — Рафаэль и Руслан. Они уже взрослые, у обоих есть дети. Но с ними очень весело.

— Да, теперь нас семеро! — к нам вихрем примчалась Надя и показала фотографию Руслана и Рафаэля. — Правда, они красивые? Тетя Света, оказывается, давно знала, что у нее будет еще пятеро детей. Теть Свет, расскажи!

— Несколько лет назад, — вспоминает Светлана, — когда Наташа еще была жива, а мои дети уже выросли и уехали, соседская бабушка-гадалка взяла мою руку и воскликнула: «Ну ничего себе! Да у тебя еще пятеро детей будет». «Какие дети?! — не поверила я. — Мне уже за 40». А сейчас, видите, предсказание сбылось.

— Жаль только, что Марта уже с нами не живет, — говорит Надя. — Она поступила в университет в Донецке, будет милиционером.

— Да, только мы с ребятами начали жить вместе, как Марте — уезжать, — подтверждает Светлана. — В вузе был большой конкурс, но она поступила. Еще более важным событием стал выпускной. Мы долго выбирали Марте платье, продумывали прическу, макияж. Я понимала, что все выпускники будут с мамами, и хотела, чтобы Марта понимала, что она не одна. Марта держалась, как королева, — все время улыбалась, была просто неотразимой. Но когда заиграли песню «Мамины глаза», молча покинула сцену. У меня упало сердце. Как вдруг чувствую, что меня кто-то обнял. Это была Марта. Улыбнувшись, она прошептала: «Спасибо, что ты у нас есть».

(По материалам статьи Е. КОПАНЕВОЙ, газета «Факты и комментарии» за 25.01.2013 г.).

На снимках: Светлана Ахмедова с 16-летним Богданом, 14-летним Сашей и 11-летней Надей; старшая дочка Марта.

Другие статьи этого номера