Поклад

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Я, помнится, была безмерно рада тому, что наконец-то нашла себе работу после целых семи месяцев, пока стояла на учёте в центре занятости населения. А всё вышло случайно. Заняла как-то очередь в столовой на Центральном рынке, впереди меня оказалась весьма словоохотливая полная дама. Разговорились о гибельном вреде жарюки, что стояла у нас в Севастополе в начале июля 2010 года, плавно разговор перекинулся на чахлые отечественные кондиционеры. Я, помнится, возьми да брякни, мол, готова и без кондишки заполучить где-нибудь рабочее место. А дама, справившись о моём образовании, неожиданно предложила мне работу менеджера в одном из банков.

Через пару деньков я уже изучала свою функционалку. А спустя неделю, как говорится, уже самозабвенно трудилась — народу, судя по всему, у нас в банке было всегда порядочно.

Так уж вышло, что однажды забарахлил мой компьютер, и я решила пересесть на период ремонта за соседний рабочий столик. Между прочим, на уровне подсознания я давно для себя отметила, что он пустует. Ну на новом месте всегда полезно не проявлять назойливого любопытства: что позарез надо сделать — прикажут, чего не поняла — покажут. Так что я для себя решила, что, видимо, человек в отпуске или на больничном.

Уселась я за компьютер и мельком обратила внимание на то, что на настольном календаре — зима 2010 года. Что-то давненько, думаю, здесь не наводили порядок.

Средних лет женщина, которая работала через столик от меня, в обеденный перерыв как бы между прочим заметила, что, мол, этот компьютер скоро починят.

И всё. К чему бы это? Только к вечеру следующего дня я поняла, что не всегда «самодеятельность» — это благо. Всё началось уже через час, когда я «подсела» на новое место. Вроде бы исправно вначале работающий компьютер вдруг замельтешил вирусами. Да какими! Первые три буквы любого слова как бы склёвывались крохотными воробышками. Я обратилась к Гоше, который в случае надобности помогал нам всем приводить компьютер в чувство.

— Ну, ламерша, что стряслось? — спросил он. — Куда торопишься? Мы ведь взяли твою персональную «игрушку» в работу.

И я поняла, что он имеет в виду мой «исконный» рабочий компьютер.

Когда вторично Гоша намекнул мне, что вот-вот введут в строй мою машину, я не сразу поняла, что наступила на больную мозоль. Оказывается, тот компьютер, за который я без спроса уселась, никто из инженеров почему-то не брался ремонтировать. Без толку, оказывается. Что-нибудь нехорошее нет-нет да вылезет: зависает экран на неопределённое время, упорно не открываются сайты, вдруг ни с того ни с сего дымится проводка. И после замены компьютера ничего не менялось.

Вечером того же дня я еле-еле приплелась домой. Всё было не мило, голова раскалывалась. В течение дня приходилось, обслуживая клиентов, просить подсобить распечатать, скажем, договор, мою соседку через столик. Кроме того, попался один настырный клиент, который, перебрав все депозитные варианты, стал возмущаться, что, мол, мы здесь работаем так, чтобы в конце концов он оказался обманутым, требовал «начальника» и даже в сердцах кинул в меня шариковую ручку.

Всё устаканилось уже на следующий день. Починили мой компьютер, и пошла полоса нормальной, без нервотрёпки работы.

Я подружилась с девушкой-кассиром, оказывается, она со мной училась в параллельном классе в школе N 42. И когда я пожаловалась на «нехороший» компьютер, всё сразу и стало на свои места. Оказывается, в радиусе пяти-восьми метров возле этого злополучного столика постоянно творится что-то жутковатое. Во-первых, на протяжении всех пяти лет существования этого банка сотрудники, чьё рабочее место было именно здесь, постоянно болели. Во-вторых, компьютеры за этим столиком серьёзно выходили из строя, по крайней мере, пять-шесть раз в месяц. А за полгода до моего появления здесь случился микроинсульт у совсем молодого мужчины, который неделю как был взят на штатную работу в этот банк.

Такие вот чудеса. Но вот на днях администрация банка на глазах у всех работников провела в кабинет управляющего моложавого мужчину лет 50 с окладистой чёрной бородой. Через минут десять этот человек с зажженным кадилом стал ходить по всему залу, не отрывая глаз от струйки дыма. Вот он поравнялся с «нехорошим» столиком, и что-то его остановило.

С минуту он как бы размышлял, а затем попросил отодвинуть столик от стены. Там, между узкими пыльными коробками из-под бумаги, лежал какой-то грязный свёрток. Наш гость попросил листок бумаги, извлёк свёрток, не касаясь его рукой, и, завернув его в газету, трижды прочитал какую-то короткую молитву. Затем попросил уборщицу унести подальше от офиса «эту нечисть», как он выразился.

Мы слышали, что, уходя с управляющим банком в его кабинет, он сказал: «Все ваши беды — от этого поклада. Припомните: кому и когда вы перешли дорогу?»

Буквально через неделю за бывшим «нехорошим» столиком уже сидела бойкая черноглазая девица. Всё у неё спорилось, клиентов как магнитом тянуло именно к ней. И её компьютер работал, кстати, как часы.

А я убедилась: если человек, обуреваемый чёрными мыслями и намерениями, сильно захочет кому-то навредить, то при определённых знаниях атрибутики чёрной магии беда не заставит себя ждать.

Другие статьи этого номера